Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Универсальный мандат"

Россия выбрала себе нового президента. Прогнозы подтвердились — им стал Путин Владимир Владимирович, 1952 года рождения, русский, последнее место работы — Москва, Кремль. А еще он запомнился тем, что накануне выборов поменял правительство… Похоже, что все главные политические события 2004 года в России уже случились. Ровно на прошлой неделе.

Первое не таило в себе абсолютно никакой интриги: Владимир Владимирович Путин, как и предполагалось, легко и непринужденно переизбрался на второй президентский срок. Отсутствие интриги объяснялось главным образом отсутствием реальной альтернативы действующему главе государства. И вины Путина в этом не было и нет. За кого еще должен был отдать голос уважающий себя избиратель, если, помимо президента, в бюллетенях значились два кандидата на букву «М», два — на букву «Х», а один — вообще на «Г»?

Второе событие — назначение нового состава правительства — на протяжении последних недель, наоборот, обещало стать самым интригующим. Хотя бы потому, что назначение Михаила Фрадкова никак не прояснило, что же будет делать всенародно избранный президент и назначенное им правительство в следующие четыре года.

После обнародования персонального состава кабинета стало понятно, что Владимир Путин собирается по полной программе использовать на тот момент формально еще не выданный ему мандат всенародного доверия.

Разделяй и властвуй

Новая структура правительства едва ли тянет на полноценную административную реформу (об этом ниже), однако очевидно укрепляет влияние президента на правительство. Причем простым и опробованным уже на губернаторах способом. Практически все старые министры — кроме Алексея Кудрина, Германа Грефа и Алексея Гордеева — из первых лиц превращаются во вторых (замов и глав агентств при министерствах). То есть за ними остается оперативное управление отраслями (в том числе отраслевой лоббизм и даже контроль над внутренними финансовыми потоками), однако «политическую» площадку в виде министерской трибуны и места в зале заседаний правительства (то есть «большой» государственный лоббизм и контроль над основными финансовыми потоками) у них отбирают. И отдают малоизвестным и абсолютно контролируемым людям, которые идеально подходят для того, чтобы проводить решения «сверху» и надзирать за их выполнением. Ну и, понятно, «нести персональную ответственность».

Примерно так же из «старого» Совета Федерации выводили губернаторов и глав региональных Заксобраний: по одному, без лишнего шума. А на их место приходили тихие и незаметные «представители» регионов. В итоге СФ получился на редкость послушным и скучным. Таким, видимо, вскоре станет и кабинет министров. Показательно, что его первое заседание, посвященное обсуждению президентского указа о реформе правительства, длилось всего 40 минут. Видимо, министры уже поняли: указы, как и приказы, не обсуждают.

Руководить правительством будут три человека, функции и роли которых тоже уже ясны и вполне соответствуют поставленной цели — абсолютной управляемости.

Председатель правительства Михаил Фрадков (по крайней мере пока) больше похож на «зиц-председателя». Эта должность хорошо сочетается с предложенным им же самим образом правительства как «некой пирамиды»: сразу вспоминаются «Чары», «МММы» и прочие печально известные пирамидальные структуры, никогда не обходившиеся без такого рода постов. Судя по всему, на него ляжет политическая ответственность за деятельность кабинета: «если что не так», на Михаила Ефимовича спишут все.

Александр Жуков будет «интегратором» (термин Фрадкова), то есть сосредоточит в своих руках реальные рычаги управления. Иными словами, ответит за техническую реализацию процесса работы кабинета.

Третий «топ» — Дмитрий Козак — в качестве «ока государева» станет осуществлять надзор за деятельностью правительства и отвечать будет только лично перед президентом.

Если наблюдать за процессом извне — налицо внешнее сходство с западными моделями исполнительной власти. Там министр — сугубо политическая фигура, а не узкий «профи» (в идеале такой «политрук», как это часто бывает на Западе, в разное время может возглавлять самые разные ведомства — от МИДа до Минздрава). «Профессиональные» же назначенцы сосредоточены на уровне служб и агентств — на Западе они даже не уходят в отставку вместе с кабинетом: чистые «технари», никакой политики.

Тусовка кадров

Правда, при более внимательном рассмотрении оказывается, что «западная система» обладает вполне «нашими» чертами. Начнем с того, что, по подсчетам бывшего касьяновского советника Михаила Делягина, взамен упраздняемых в ходе реформы 24 старых ведомств (13 министерств, 2 госкомитета, 1 федеральная комиссия, 4 федеральные службы и 4 российских агентства) создается 42 новых (5 министерств, 17 федеральных служб и 20 федеральных агентств). А это, как полагает политолог Дмитрий Орешкин, означает лишь одно: «Начальников, а вместе с ними персональных машин, мигалок и прочих спецблаг точно станет еще больше». И к эффективности работы все это имеет весьма и весьма условное отношение. Да и сам принцип подбора кадров, в результате которого почти все министры касьяновского кабинета получили вполне самодостаточные федеральные службы (см. схему «Архитектурная вертикаль власти»), несколько снижает впечатление от произведенной «революционной» перетасовки.

Кроме того, в схеме присутствуют и классические российские «разводки». Для министров дополнительным дисциплинирующим фактором будет «дыхание в спину». Вновь назначенные директора федеральных агентств и замминистры — сами еще недавно министры и даже вице-премьеры (например, Галина Карелова или Борис Алешин) — с большой охотой «подышат в спину» своим новым начальникам. А тем, в свою очередь, придется иметь в виду, что «бывшие» будут всегда готовы к занятию утерянных аппаратных позиций. Это значит, что среди вновь назначенных незаменимых точно не будет. Тем более что на практике министрам-новичкам будет очень непросто «рулить» белодомовскими старожилами.

Не исключено, правда, что подобный расклад сил внутри министерств — всего лишь тактическая уступка чиновничьим кланам, а поэтому явление временное. В таком случае спустя некоторое время в структурные подразделения министерств могут прийти по-настоящему новые начальники — в отличие от бывших касьяновских министров люди менее заметные и не столь ангажированные. Не будем уточнять, на каких должностях и в каких званиях трудятся ныне эти скромные и преданные своему делу граждане. Тем более что если такая кадровая перепланировка и произойдет, то пройдет она постепенно, в рабочем порядке: ведь не министров же, в конце концов, поменяют, а всего лишь директоров федеральных агентств и служб. Да и то не всех, а лишь тех, кто будет вызывать сомнения в готовности идти до конца.

Впрочем, повторное перетасовывание кадров — лишь один из вариантов. Возможно, не самый худший, но вовсе не обязательный и, самое главное, принципиально не меняющий самой схемы управления страной.

Поставлены на «ручник»

Понятно, что правительство — так же как ранее Совет Федерации и Госдума — переведено в режим «ручного управления». И президент получил возможность напрямую руководить кабинетом и при этом практически не нести за это персональной ответственности (формула «отвечаю за все» неконкретна по определению, а особенно в отношениях начальника с подчиненными).

Остается главный вопрос: для чего Владимир Путин все это затеял? Ведь не для того же, в конце концов, чтобы вправду продемонстрировать избирателям свои намерения.

Тем более что, исходя из вышесказанного, подобные намерения могут быть для этого электората не самыми благими. Например, можно предположить, что страна находится на пороге крайне непопулярных реформ. Среди них — введение платного высшего образования, платной медицины, массовый перевод жилищного строительства на ипотечную схему финансирования, каковая немыслима без выселения из купленных в кредит квартир должников, отмена льгот по квартплате, на лекарства для различных категорий граждан, дополнительное налогообложение богатых. Список «добрых дел» можно продолжать (он потому и неисчерпаем, что такому правительству по плечу любые задачи). Одним словом, речь идет об окончательной победе капитализма в России.

Можно догадаться, что граждане едва ли встретят с восторгом все эти преобразования. Возможно, именно поэтому силовой блок правительства никаким серьезным модификациям не подвергся. Непопулярные реформы хороши только при наличии крепкого силового «тыла».

Однако есть и другой вариант. Президент не может не понимать, что, затеяв «шоковую терапию-2», можно попасть в историю в качестве крупнейшего модернизатора России, а можно в нее «вляпаться» (перед глазами печальный опыт горбачевской перестройки, окончившейся развалом страны). Поэтому, если реформы не пойдут, всегда можно назначить виноватых и спустить все на тормозах. Тем более что, как уже было сказано выше, Путин обеспечил себе абсолютный контроль за действиями правительства и при этом не взял на себя ответственности за них.

В общем, Владимиру Путину есть из чего выбирать. И выбор этот, похоже, будет похлеще выбора между двумя на букву «Х», двумя на букву «М» и еще одним на букву «Г». Впрочем, простых граждан это уже не касается — они свое дело сделали.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK