Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Урюпинская правда"

Париж давно стал символом моды, Одесса — юмора, а Урюпинск — глухой провинции. Вот только в существовании Парижа или Одессы никто не сомневается, чего об Урюпинске не скажешь. Большинство уверены, что такого города просто нет. Но Урюпинск есть.Профессор принимает экзамен у студента. Студент не может ответить ни на один вопрос. Профессор спрашивает: «Откуда вы такой?» Студент: «Из Урюпинска…» Профессор ставит в зачетку «неуд» и, оставшись один в аудитории, негромко сам себе говорит: «А может, правда — бросить все и махнуть в Урюпинск?»
Добраться в Урюпинск из Москвы можно по железной дороге с пересадкой в Волгограде или на машине — 665-й километр трассы Москва—Астрахань, пост ГАИ, поворот направо и указатель на Урюпинск. Отсюда еще 30 километров.
Символ глухомани, думал я, отправляясь туда. Скорее всего, просто деревня. Возможно, даже большая (райцентр все-таки!). Пыльные, поросшие бурьяном улицы, которые, как в песне поется, утки (или гуси?) переходят важно. Покосившиеся домишки. Лужа, наподобие миргородской, неподалеку от облезлого дома культуры. Загаженный птицами бюст Ленина. Деды в грязных телогрейках с непременными самокрутками и вечно пьяные мужички с «Примой» в зубах…
А всего через 8 часов оказалось, что Урюпинск — это город. Со своим проспектом, сохранившим, вполне по-столичному, название «Ленина». Со специальными установками, поливающими газоны. С множеством такси, довольно оживленным движением транспорта и даже светофорами (а они в наших небольших городках — явление скорее редкое, чем частое). Пятиэтажки, частные домики, кирпичные и деревянные, пара роскошных особняков…
И никаких таких признаков особенно глухого захолустья. Отчего же название именно этого города стало нарицательным? Если ответа нет в настоящем, его следует искать в прошлом.

Посетителей краеведческого музея встречает статуя… Сталина. Возле гипсового вождя — стенд под названием: «Урюпинск — родина Евгения Яковлевича Джугашвили». Евгений Джугашвили называет себя внуком Сталина. Стенд украшен генеалогическим древом рода и рассказом о том, что в Урюпинске проживал дядя Надежды Аллилуевой, второй жены «отца народов». Этот самый дядя познакомил сына Сталина, Якова, с дочерью своих соседей — Ольгой Голышевой, которая и родила от Якова сына. Евгений Джугашвили — большой поклонник своего деда и сам занимается политикой: по списку несгибаемого коммуниста Виктора Анпилова даже принимал участие в выборах в Госдуму, но блок потерпел поражение.
Директор музея Валентина Приходченко объясняет интерес к давно покинувшему Урюпинск Джугашвили так: «Город помнит и ценит всех своих земляков». Она, например, показала мне дом с мемориальной доской, в котором родился и вырос начальник Генерального штаба Вооруженных сил СССР Сергей Матвеевич Штеменко (1909—1979). Кроме него, кстати, в Урюпинске родились еще 5 советских генералов.
В список знатных земляков урюпинские музейщики включили и художника Илью Машкова (хоть он и родился не в самом Урюпинске, а в станице Михайловской Урюпинского района), а также путешественника, геолога и географа Ивана Мушкетова. Мушкетов тоже выходец из ближайшей к Урюпинску станицы, но жил в Урюпинске и два года учился в местном приходском училище. Помнят здесь и про парашютиста-испытателя Николая Никитина, обучавшего прыжкам с парашютом первых советских космонавтов. Министр образования России Владимир Филиппов тоже урюпинец. Его портрет, правда, висит пока еще не в музее, а в местной картинной галерее.
— Мы ведем большую научную работу, со студентами занимаемся, и город наш очень интересный», — говорит Приходченко. Сама она, кстати, не местная — приехала в Урюпинск с мужем 25 лет назад. И хотя жизнь семейная не задалась, уезжать из Урюпинска Валентина Александровна не захотела. Очень уж места хорошие.
— Места-то замечательные, — согласился я. — Но слово «Урюпинск» давно стало нарицательным, символом глухой провинции, захолустья. Многие вовсе не верят в его существование. Есть этому научное объяснение?
— Объяснение есть. Не знаю, насколько научное. Думаю, что виной всему анекдоты. Но лично я Урюпинск захолустьем не считаю. Станица Урюпинская еще в ХIХ веке стала крупным торговым и административным центром. Покровская ярмарка занимала третье место в стране! А откуда пошли анекдоты, я не знаю.

Анекдотов об урюпинцах хватает, и большинство из них не смешные. Особенно те, в которых урюпинцы предстают людьми темными, далекими от образования и культуры. Несколько лет назад урюпинские власти объявили об открытии на базе одной из средних школ классической гимназии. Правда, довести это начинание до конца не удалось: в обширную программу никак не могли втиснуть латынь и древнегреческий — учебных часов не хватало. И тогда гимназию из классической переименовали в муниципальную. А вот филиал Волгоградского университета в Урюпинске работает вполне успешно.
Есть в городе своя картинная галерея. Там можно полюбоваться полотнами местных художников. О странной популярности Урюпинска в России говорил я и с руководителем галереи, профессиональной художницей, выставлявшейся на вернисаже в самом Париже, — Ларисой Михайловной Клименко.
— Почему Урюпинск стал символом захолустья?
— А город не всегда был таким. До начала 50-х годов здесь даже драматический театр был. Вот и галерея у нас очень неплохая… Но посетителей мало. Зайдут: «Чего это здесь? А, картинки. Да еще за деньги смотреть?! Ну его». А вход-то всего 5 рублей!
— Что же случилось с городом?
— Знаете, после революции в Урюпинске оказалось очень много хуторского казачества. Были здесь и царские казаки, офицеры. Образованные люди. Потом вы сами знаете, что с ними сделали… Вот мой дед был настоящий казак!
Лариса Михайловна достает семейные фотографии. Черно-белые, с золотым клеймом фотоателье. На снимках — казачий офицер, полный георгиевский кавалер.
— Это мой дед. Два его брата бежали за границу, а он заболел брюшным тифом и остался здесь.
Лариса Михайловна с упоением рассказывает о казачьем духе. Но хоть, говорит, ее муж и атаман Урюпинского юрта, сама она в возрождение казачества не верит.
— Казаки охраняли царя, а царя у нас нет. Казаки работали на земле, а сейчас даже если ее даром раздавать — никто не возьмет, никому не надо. Вот на праздниках они надевают форму, песни казачьи поют, это, конечно, хорошо, история, культура… Но разве это казаки?! Казак не может быть красным, а среди атаманов полно бывших комсомольских работников. Предпринимателей много, в армии не служивших. Настоящий казак — это профессиональный воин. А у нас больше казаки фольклорные.
— Получается, форму любой надеть может?
— Любой. Хоть вы.
— А зачем?
— Ну как же, половина женского населения Урюпинска будет смотреть на вас с вожделением. Казак идет, военный. Надежная опора для женщины…
— Но ведь в других провинциальных городах казачьего духа тоже нет, а в некоторых и до революции не было. Почему же все-таки Урюпинск?
Лариса Михайловна ответа так и не нашла.

Урюпинск сколько угодно можно называть захолустьем, но единственная в Волгоградской области чудотворная икона была найдена именно в его окрестностях. Покровская церковь, где находится икона, — единственный в Урюпинске храм, который, пережив советскую эпоху, остался целым. Каждый год икона «выезжает» в Волгоград. В Свято-Духовом монастыре, где выставляют образ, народ собирается со всей округи. У волгоградской епархии даже возникала идея перенести знаменитую икону в центр, в Волгоград. Но урюпинцы наотрез отказались расставаться со своей святыней.
О том, как чудотворный образ оказался в Урюпинске, никто точно не знает. Те, кто в богоявленную сущность не верит, говорят, что в старину казаки из походов возвращались непременно с трофейными иконами. На привалах, как водится, отдыхали, выпивали от души. Кто-то просто на дереве икону и забыл.
Так или иначе, но место, где, согласно легенде, явилась икона, считается святым. Урюпинцы рассказывают, что в годы советской власти, чтобы прекратить паломничество, вербу, на которой монахини обнаружили икону, спилили. Под вербой был источник, который местные жители считали святым. Его, разумеется, засыпали неоднократно, но он продолжает бить, и за святой водой сюда ежедневно приходит множество паломников.
Холмы, среди которых находится святое место, в свое время переименовали из Святых гор в Комсомольские. С недавних пор они опять Святые. Здесь возведена часовня из красного отделочного кирпича, и под ее сводами вьют гнезда ласточки. Рядом опять выросла верба. Причем, что удивительно, точно такая же, как и та, что спилили: с раздвоенным стволом…

«Кто не видел Урюпинска, тот не знает Россию» — такой вот «скромный» плакат встречает гостей города. Цитата принадлежит Николаю Максюте, губернатору Волгоградской области. Растяжки на улицах зовут в светлое будущее: «Вперед, Урюпинск!» и признаются в том, что «Мое сердце с Урюпинском» и «Урюпинцы — это мы».
Надо сказать, что ревностная гордость за свою малую родину — отличительная черта урюпинцев и всероссийская «анекдотная» слава родного города им не нравится. В книге исторических очерков Урюпинска, подготовленной местным музеем, прямо так и написано: «Урюпинск остается типичным русским городком, а не вымышленным городом Глуповом Салтыкова-Щедрина».
Тень обиды, однако, не мешает предприимчивым урюпинцам использовать своеобразную славу города со знанием дела и вполне в духе времени. В магазине «Ромашка», где продается продукция местной трикотажной фабрики, я долго выбирал фирменную футболку с классической надписью: «Брошу все! Уеду в Урюпинск». Задал продавщице Наташе тот же вопрос, что и директору музея, и заведующей картинной галереей. Наташа обиделась: «Урюпинск вовсе не захолустье и не глухомань. К нам, если хотите знать, даже американцы приезжают отдыхать, на турбазах живут. Урюпинск — хороший город, и река у нас чистая, и природа замечательная».
Места там действительно красивые, а вот про американцев на турбазах ничего сказать не могу. Я туда добраться не смог. В район турбаз ведет разбитая проселочная дорога. Наверное, любознательных иностранцев туда на внедорожниках доставляют.
— А майки хорошо продаются?
— Приезжие берут охотно.
Самих урюпинцев в этих футболках я не видел. Да оно и понятно, они ведь уже в Урюпинске.

Мои попытки раскрыть секрет уникальной популярности Урюпинска проваливались одна за другой. При этом выяснилось, что в новейшей истории города был случай, когда Россия едва не потеряла свой символ. В конце 90-х на полном серьезе заговорили о переименовании города. В редакцию «Урюпинской правды» пошли письма с предложениями. Горожанка Валентина Запорожская написала: «Назовите город Козлоградом. Это будет соответствовать нашей действительности!»
В Козлоград город переименовывать не стали, но памятник козе в Урюпинске установили. Стоит каменная коза с каменным козленком во дворе одного из домов, фасадом выходящего на проспект Ленина. Заслуги у козы имеются весомые. Практически весь город занят вязанием и сбытом пуховых изделий из козьей шерсти. Говорят, хоперская коза, вывезенная за пределы региона, столь замечательного пуха уже не дает.
На специализированном рынке продаются косынки, платки, носки и варежки из козьего пуха. Очень теплые, толстые и пушистые. Серый платок с отливом в синеву стоит от 800 до 1500 рублей. Косынка дешевле — от 400 до 800 рублей.
Галина, сотрудница местной мэрии, говорит, что животных держит ее мать, живущая неподалеку от города. Она и чешет коз. Галина же прядет и вяжет на спицах. Машинки для вязания не признает — есть в этом что-то механическое, неестественное.
— А прядете как?
— На прялке, как же иначе? — удивляется Галина.
В Урюпинске это древнее орудие женского труда есть почти в каждом доме. Прялки делают самостоятельно, в продаже их нет.
— Вязать платки — выгодное дело?
— А как же! Многие даже на машины смогли заработать.
— А больше в городе негде зарабатывать?
— На маслоэкстракционном заводе хорошо платят. Простой рабочий от 5 тысяч рублей получает. Но все равно все вяжут. Лишних-то денег не бывает.
— А кто же покупает все это?
— Перекупщики приезжают. Потом, говорят, везут на север куда-то.
По словам городских чиновников, есть и местное предприятие, закупающее у населения пуховые изделия. При нем даже действует модельное агентство, устраивающее показы платков и косынок. Но увидеть урюпинских топ-моделей можно лишь на городских праздниках или Покровской ярмарке.

«Анекдотная» слава зовет в город туристов. Кроме того, потрясающей красоты природа: берега Хопра — излюбленное место любителей активного отдыха. По непонятной причине никому пока в голову не пришло заняться современной туристической инфраструктурой. Ни одной мало-мальски приличной гостиницы в Урюпинске я не заметил. Про цивилизованный паркинг и говорить нечего. Городское экскурсионное бюро давно закрыто. Сами урюпинцы отдыхать предпочитают в Анапе. Туда меньше чем за стуки можно добраться на автобусе.
Типичный элемент едва ли не любого российского городка — кавказцы — в городе незаметны. Говорят, что они занимаются торговлей, но сами за прилавками не стоят, нанимают местных девушек. Горожане объясняют такой подход просто: «Не хотят раздражать население. Край у нас казачий, а казачки могут выпить, ну и получаются неприятности». Вспоминают, как лет 15 назад приехали в город кавказцы демонстрировать гонки на мотоцикле по вертикали. Заодно показали местным девушкам и горячий кавказский темперамент. Девочкам понравилось и то и другое, а вот у «казачат» оказалось совсем иное мнение — «бочку», в которой на мотоциклах гоняли, недолго думая подпалили. Гости уехали и больше не возвращались.
Кстати, кафе и ресторанами, которых в Урюпинске несколько, владеют исключительно местные жители. Лучшим считается кафе «Ласточка» в самом центре города. Таким меню может смело гордиться столичный ресторан: кухни французская, испанская, итальянская, даже карта вин имеется. Устриц я заказывать не стал, поскольку, как мне известно, в Хопре они не водятся, а вот грибной суп и котлета по-киевски в исполнении урюпинских кулинаров мне понравились. И счет за обильный обед с пивом — 145 рублей — тоже.
Во всем остальном — стандартный джентльменский набор: банки в отремонтированных особняках, «бандиты», которых, с одной стороны, побаиваются, с другой — уважают. Есть и своих «олигархи» — банкиры и промышленники. А любовь к урюпинскому мэру по силе и искренности может вполне сравниться с московской.

И все-таки — странное место. С одной стороны, обычный российский городок. С другой — город-призрак: все о нем говорят, но мало кто видел. И ведь запросто перед тем профессором из анекдота мог оказаться студент из Павловского Посада, Лукоянова, Зареченска, Заозерска — да что там, и москвичом он мог бы быть с таким же успехом. Так ведь нет. Урюпинск.
Его уникальная слава так и осталась для меня загадкой.

БОРИС КЛИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK