Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Ушельцы"

 Автор книги задается вопросом: «Любят у нас в России превращать людей в гранитные памятники. А может, не стоит?   
   ЗЕРКАЛО ЭПОХИ
   АЛЕКСЕЙ ЩЕРБАКОВ
   ГЕНИИ И ЗЛОДЕЙСТВО. НОВОЕ МНЕНИЕ О НАШЕЙ ЛИТЕРАТУРЕ
   «Центрполиграф»
   Автор книги задается вопросом: «Любят у нас в России превращать людей в гранитные памятники. А может, не стоит? И помнить этих людей какими они были?» Известный журналист, писатель, критик пытается выяснить, какими они были, прославленные русские поэты и писатели начала-середины XX века. «Это была великая эпоха, эпоха титанов. Как в политике, так и в искусстве. А у титанов, знаете ли, другие мерки и другие ценностные категории, которые не лезут ни в «общечеловеческие ценности», ни в схемы типа «тиран и гений», — утверждает он. Опираясь на архивные документы и воспоминания современников, исследователь старается представить читателю галерею максимально объективных, с его точки зрения, портретов (среди них Есенин, Маяковский, Гумилев, Булгаков, Алексей Толстой), во многом отличных от общепринятых. Кроме того, Щербаков отслеживает историю творческих и профессиональных объединений (футуристы, РАПП, Союз советских писателей), явлений (самиздат, черный рынок), а также касается жизни и творчества отдельных персон из более позднего времени, в числе которых Солженицын и Лимонов. К последнему, кстати, автор относится с явной симпатией.
   
   ПРОЩАНИЕ С КОНТОРОЙ
   СОФЬЯ МАКЕЕВА
   ДАУНШИФТИНГ, ИЛИ КАК РАБОТАТЬ В УДОВОЛЬСТВИЕ, НЕ ЗАВИСЕТЬ ОТ ПРОБОК И ЗАНИМАТЬСЯ ТЕМ, ЧЕМ ХОЧЕТСЯ
   «ЭКСМО»
   Героям этой книги — реальным людям, топ- и просто менеджерам — удалось в корне изменить свою жизнь. Они вырвались из офисного рабства и в то же время не превратились в «запеченные овощи» на пляжах Гоа. Впрочем, одни из них действительно оказались в Гоа, другие — в египетском Сахабе, третьи — на борту океанского лайнера или яхты, четвертые — в русской деревне, а пятые остались в Москве. Вся прелесть в том, что эти люди теперь занимаются любимым делом, в удобное для себя время в комфортном для себя месте, получают за это деньги и чувствуют себя по-настоящему счастливыми оттого, что нашли свое место в мире. Таких историй, описывающих превращение офисного сидельца в инструктора по дайвингу, фотографа, экскурсовода, школьного учителя или даже пилота пассажирского самолета, добрый десяток. К каждой прилагается «инструкция по применению», помогающая понять, настало ли для вас время перемен, оценить, насколько полезным может оказаться конкретный опыт, и выработать собственный план по улучшению качества жизни.
   
   СТРАШНАЯ СКАЗКА
   АЛЕКСЕЙ МАВРИН
   ПСОГЛАВЦЫ
   «АЗБУКА»
   Дебютный роман Алексея Маврина получился весьма занятным. Этот мистический триллер позиционируется как «первая в России книга о дэнджерологах» — ученых и практиках, чья непростая задача — изучать и «обезвреживать» опасные для человека исторические реликвии. Трех молодых людей некий странный фонд нанимает для несложной в общем-то работы — законсервировать, снять и доставить в исследовательскую лабораторию старинную фреску. Кирилл, Валерий и Денис отправляются в богом забытую деревушку Калитино. Там на стене заброшенного православного храма находится артефакт — фреска, изображающая святого Христофора в традициях раскольников — с собачьей головой. В этих краях некогда действительно стоял раскольничий скит, в советское время была «зона» и велись торфоразработки. Сегодняшнюю же деревню можно считать выморочной: зону и производство закрыли, людей почти не осталось. Однако и покинуть ее нельзя — как раньше зэков-беглецов находили с растерзанным горлом, так и сегодня тех, кто пытается уехать, ждет такая же участь…
   
   «ПИСАТЕЛЬ ПИСАТЕЛЕВИЧ»
   АЛЕКСАНДР КАБАКОВ, ЕВГЕНИЙ ПОПОВ
   АКСЕНОВ
   «Астрель»
   Евгений Попов обращается к соавтору: «…А вот мы сели с тобой и начали писать книгу, точнее, не писать книгу, потому что писать книгу — это, во-первых, писать, а во-вторых, книгу. Мы же не пишем, а говорим, записываем то, что мы наговорим, с помощью этой вот изумительной штуки, цифрового диктофона». «Чтобы понять наконец, кто же это такой был — писатель Василий Аксенов. Что же за человек был Василий Павлович, Вася, с которым мы с тобой дружили больше тридцати лет каждый», — вторит Александр Кабаков. Вся книга так и построена в форме диалога. «Е.П.» и «А.К.» ведут неспешную беседу, вспоминая эпизоды биографии своего друга, часто уважительно называя его «Писателем Писателевичем», обсуждая жизнь, творчество, отношения, часто отвлекаясь на размышления о судьбе русского писателя вообще («У американского или европейского писателя судьба частная. А у русского общественная»), приправляя беседу забавными историями и анекдотами, чтобы в итоге признать: никакие разговоры и воспоминания даже самых лучших друзей не помогут узнать писателя лучше, чем его книги.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK