Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Ушла в «Гастроном»"

Не проходит и дня, чтобы музыкальный критик Артемий Троицкий не сделал комплимента своей жене Марианне Орлинковой. Комплименты, правда, в основном относятся к ее кулинарным способностям.Лариса Киселева: Марианна, это семейная жизнь обратила вас лицом к кухне?
Марианна Орлинкова: Я всегда хорошо готовила, а Артемий оказался гениальным едоком. Он очень вкусно ест. Последнее время я печатаюсь только в журнале «Гастроном», бросив все остальные издания. Пытаюсь освоить профессию фуд-стилиста. Артемий очень любит ходить в рестораны, и я стараюсь учиться у шеф-поваров. Муж в кулинарии ничего не понимает, зато искренне восхищается.
Л.К.: Но познакомились вы не в кафе?
М.О.: Как сказать. Я тогда работала в газете «Известия» и пришла к Троицкому брать интервью. Мы встречались на записи передачи «Кафе Обломов». Артемий впоследствии утверждал, что сразу, как меня увидел, понял: вот правильная девушка. И начал выстраивать свою жизнь «под меня».
Л.К.: До встречи с Артемием вы заводили романы с объектами интервью?
М.О.: Я с объектами интервью отношений старалась не поддерживать. Они же «звезды», девушки на них вешаются. Первое время я пыталась со многими дружить, но наступал момент, когда «звезда» желала интима, и все общение обрывалось. Исключение составлял только Андрей Макаревич, с которым я познакомилась еще до Артемия.
Л.К.: Но вы сразу поняли, что Артемий Кивович проявляет к вам особенный интерес?
М.О.: Приставать он не приставал. До того, как прозвучало предложение, мы общались исключительно на «вы». И между прочим, замуж он меня позвал, ни разу не поцеловав. Согласитесь, по теперешним меркам это круто. Как-то Артемий сообщил, что уезжает в Лондон, и спросил, что мне привезти. Такого поворота я, признаться, не ожидала, захихикала и попросила лондонской землицы с Трафальгарской площади. Он попробовал возразить — мол, на площади нет землицы. Но я продолжала выпендриваться: «Ну вы уж как-нибудь соскребите, хоть с памятника адмиралу Нельсону». И Артемий умудрился-таки нарыть земли! Привез мне целый пакетик. А вместе с ним — дорогущий путеводитель по Лондону.
Вот тут я, надо сказать, призадумалась. С чего бы это такое внимание? У меня на тот момент была своя отлаженная жизнь, ни о какой иной я не думала. Правда, мама сразу спросила: «Чего это он, влюблен в тебя, что ли?» 18 ноября мы пошли в клуб «Пилот» на день рождения Сережи Воронова. Троицкий оказался превосходным танцором, чем меня совершенно подкупил. С тех пор отмечаем этот день как день первого свидания.
Л.К.: С этого свидания ваши отношения развивались по привычному романному сценарию?
М.О.: Да, но предложение он мне сделал с бухты-барахты. Как-то мы обсуждали, кто где хотел бы жить. Я призналась, что, как человек природный, мечтаю жить за городом, где-нибудь в 40 километрах от Москвы. Дело происходило у Артемия дома, он вышел в соседнюю комнату и вернулся с фотографией в руке. «Вот, — говорит, — домик, и как раз в 40 километрах от Москвы. Живите». Я ответила, мол, спасибо, но я как-нибудь сама себе построю. Слово за слово, и где-то через час Артемию пришло в голову позвать меня замуж.
Л.К.: Вы сразу согласились?
М.О.: Я сразу поняла: это тот человек, который мне нужен. А влюбилась уже позднее. Мы довольно быстро стали жить вместе. Я чихнуть не успела, как Артемий перевез ко мне в Медведково все свои вещи. А у него одних компакт-дисков свыше 10 тысяч.
Л.К.: Но ведь для того, чтобы жениться, Артемию надо было развестись?
М.О.: Это был сложный период. Помните, как в народе обсуждался роман Аллы Борисовны и Филиппа? Так вот, наша история обсуждалась столь же бурно. Только в более узком кругу. Мне пришлось выдержать настоящий прессинг. Какие-то малознакомые люди регулярно названивали в «Известия» со своими ахами и охами: «Что ты делаешь? Ты с ума сошла!»
Л.К.: Говорили, наверное, что он ловелас, никогда не бросит жену, а вас выкинет, как перчатку, через пару недель?
М.О.: И еще что он гомосексуалист и у него дети по лавкам плачут. Короче, законченный мерзавец. Единственное, что мне в те дни не донесли, так это то, что Троицкий — прирожденный убийца. Больше всего публику волновало, не беременна ли я. Меня пристально осматривали. Это называлось «Троицкий должен жениться как честный человек».
Л.К.: Как ко всему этому отнеслась ваша мама? Жених, конечно, выгодный, но все-таки намного старше невесты?
М.О.: Мой предыдущий молодой человек был старше меня на 25 лет, так что 16-летняя разница никого не впечатлила. Мама и вовсе была главным лоббистом нашей свадьбы. Мои родители сочли Артемия, что называется, хорошей партией. А я очень боялась знакомиться с его мамой. Хотя мне всегда больше везло на родителей моих молодых людей, чем на самих бой-френдов, нервничала я ужасно. Отправляясь на смотрины, старалась поскромнее одеться. И в результате произвела правильное впечатление.
Л.К.: А при выборе свадебного наряда вы уже не скромничали?
М.О.: Подруга из Берлина, где я устраивала что-то вроде девичника, подарила мне потрясающее платье от Армани. А Артемий был в костюме и при галстуке: с тех пор он одевался так только ради приезда английской королевы. Сама свадьба была тише некуда. Но родителям, конечно, хотелось чего-то этакого, и спустя месяц мы устроили вечеринку в том самом доме, что в 40 километрах от Москвы. Гостей я специально предупредила: если кто-то крикнет «горько!» — придушу собственными руками.
Л.К.: Как Артемий оценил ваши журналистские таланты? Ваши публикации он читает?
М.О.: Хороший вопрос. Думаю, если подсунуть — прочтет. Артемий взял меня замуж уже вполне состоявшейся: с «Известиями», «Европой Плюс», «Космо» за плечами. Но он, безусловно, очень высоко держит планку: то, что другим покажется блестящим текстом, для него не более чем средний уровень. С другой стороны, я ведь и сама знаю, когда пишу хорошо, а когда — левой пяткой.
Л.К.: А вы читаете публикации мужа?
М.О.: Всегда. И интервью тоже. Как говорится, узнаю много нового. Это ведь хорошо, когда муж загадочный, правда? Тогда он никогда не надоест. Вот недавно мы встречались с Ильей Лагутенко, тот показал свой новый, еще не вышедший диск. Артемий говорит: отлично, будем выпускать его на моей фирме грамзаписи. Я беру паузу. «Милый, какая такая фирма грамзаписи?» — «Да я тебе не говорил, потому что ты не спрашивала». Отлично! Теперь по субботам буду спрашивать, нет ли у нас какой-нибудь завалящей лесопилки на Енисее.
Л.К.: Как вы пережили период, когда Артемий был главным редактором «Плейбоя» и проводил дни в окружении профессиональных красавиц?
М.О.: Это банальный вопрос. Никто почему-то не понимает, что редактор журнала — это не директор публичного дома. Будь я топ-моделью, меня бы, возможно, и волновало, что у кого-то грудь больше, а живот меньше. Но я такая, какая есть, со своими достоинствами и отдельным существованием.
Л.К.: Вам не мешает, что вы с Артемием, как ни крути, сосуществуете в одной профессии?
М.О.: Мне, признаться, мешает. Двух «звезд» в одной семье не бывает. Я закончила телевизионное отделение журфака, и если бы не Артем, занималась бы телевидением. Но телевидение отнимает 18 часов в сутки. Несколько лет назад я работала в программе Татарского, и это был худший период нашей жизни. Сразу же прозвучали упреки: рубашки не стираны, ужин не готов.
Л.К.: Так у вас, я погляжу, домострой?
М.О.: Никакого домостроя у нас нет, но я, естественно, занимаюсь домом больше, чем Артемий. Хотя в случае необходимости он и посуду помоет, и пропылесосит.
Л.К.: Неужели Артемий Кивович может даже гвоздь прибить?
М.О.: Гвоздь могу прибить я. Меня папа обучил. Артемий и всяческая техника существуют в разных плоскостях. Года три назад я подарила ему на Новый год мобильный телефон. Это надо было видеть! Как по мере разворачивания красивой коробки с его лица сползала улыбка счастья. Привык Артемий к телефону совсем недавно. Он даже машину сам не водит — не барское это дело. Помню, на одно из наших первых свиданий Троицкий подъехал на голубеньком «Москвиче» с водителем. Я-то была уверена, что он разъезжает по крайней мере на «мерседесе»!
Л.К.: Ваши музыкальные пристрастия совпадают?
М.О.: В принципе, совпадают. Конечно, если Артемий будет слушать экстремальную музыку не в наушниках, мне это вряд ли понравится. Но он слушает музыку, особенно новую, примерно по 15 секунд от каждой песни. При том количестве музыкального материала, который к нему приходит, иначе просто не получается. Но уж если Артемий решит, что музыка хорошая, он все сделает, чтобы вытянуть ее исполнителя на авансцену. Он много сделал для раскрутки Лагутенко, «Сплина», Алены Свиридовой. Последняя, кстати, стала крестной матерью нашей дочери.
Л.К.: Сколько сейчас лет вашей дочке?
М.О.: 27 ноября Александре Артемьевне будет пять. Артемий хотел именно девочку, я же пребывала в абсолютной уверенности, что родится мальчик. О том, чья взяла, мы узнали буквально за пару недель до родов. Артемий был счастлив. В роддоме мне приснился сон: прихожу в редакцию «Космо», а на моем столе письмо с надписью «Троицким». В письме написано: «Дорогие родители!» И подпись — Александра. Так что ребенок взял и сам выбрал себе имя.
Л.К.: Став отцом в таком солидном возрасте, Артемий сразу вжился в новую роль?
М.О.: Как бы так сформулировать, чтобы никого не обидеть? Артемий всегда говорит, что дочка изменила его жизнь. Он ее обожает. Но на первых порах он относился к Шуре как к абстракции. Ему хотелось с ней побыть, а она спала. А когда она к нему прибегала, он работал. Долгое время они никак не могли встретиться. Года полтора назад я и наш друг-голландец, отец пятерых детей, прочитали ему лекции на тему правильного общения с детьми. Артемий, видимо, переварил услышанное, и все изменилось. Теперь я спокойно могу оставить на него даже больного ребенка. Артемий, правда, раз 15 мне позвонит с вопросами, но это уже не важно.
Л.К.: Вы живете в доме своей мечты в 40 километрах от Москвы?
М.О.: Нет, как раз сейчас строим новый. Я девушка уральская, родилась в Свердловске и все детство отдыхала на даче. Места там у нас настоящие бажовские, деревня стоит прямо в лесу. Поэтому жизнь на шести сотках посреди чиста поля меня совсем не радовала. Хотелось сосен. Лет шесть назад приятели привезли нас в академический поселок под Звенигородом, и там все оказалось по мне. Отсутствие свободных участков в расчет не принималось. И вы знаете, моя упертость была оценена свыше: подходящий участок нам просто на голову свалился. Теперь строим дом по проекту знакомого архитектора, работающего в Берлине. Таких домов в Подмосковье еще не строили. Я уверена, что он будет на всех обложках интерьерных журналов.
Л.К.: Не боитесь допускать фотографов, да и вообще чужих людей, в свою личную жизнь?
М.О.: Да я вообще не знаю, что такое privacy. Конечно, существуют места, куда мы никого не пустим. А дом пускай фотографируют. Мы себе еще много таких построим.

ЛАРИСА КИСЕЛЕВА, фото СЕРГЕЯ АВДУЕВСКОГО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK