Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Увезу тебя в тундру"

Марина Боброва, жена директора-председателя правления Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель», готова идти за супругом Виталием и в огонь, и в воду, и в Заполярье. А охотничье ружье или спиннинг считает едва ли не лучшим подарком.Мария Микели: Марина, как вы, коренная москвичка, решились уехать на край света?
Марина Боброва: С трудом. Виталик убедил меня, что работа на Севере поможет нашей семье встать на ноги. Сначала он один уехал на год, а я с нашей дочкой Наташей осталась в Москве, у мамы. Я поняла, что нормальная семья может быть только тогда, когда люди живут вместе. Бросила аспирантуру и поехала на Север. Правда, как меня уверяли, только на три года. Осталась почти на двадцать лет.
М.М.: Вы долго привыкали к жизни в Заполярье?
М.Б.: Если честно, я очень тяжело тут приживалась, никак не могла понять: зачем я здесь? Мы приехали летом. Была страшная жара, в тундре грибы, ягоды — красота. Но когда я 1 сентября повела Наташу в школу, на улицах уже лежал снег и дочка шла в шапке. Я вспомнила свое детство с белыми бантиками, гольфами, букетами цветов. Короче, всю дорогу до дочкиной школы я рыдала. А сейчас уверена — приехали не зря.
М.М.: Это потому, что ваш муж в Норильске добился высокого положения?
М.Б.: Вовсе нет. Виталий по жизни трудяга. Он в Москве вкалывал на трех работах, так что и в столице сделал бы хорошую карьеру. Но друзья соблазнили поехать в Норильск. Вне всякого сомнения, здесь он реализовался на все сто. Виталий начинал простым плавильщиком, и прошел все ступени до директора сначала никелевого, а потом и медного заводов.
Пожив здесь, понимаешь: Норильск — редкий город. Он может быть тяжелым, зато многим дает возможность реализовать себя и быть материально свободными. Для нас с мужем достаток — это не тряпки с безделушками, а возможность помогать родителям, друзьям и знакомым, дать детям хорошее образование, путешествовать. И потом, здесь живут удивительные люди — на них всегда можно положиться. Кстати, ровно половина нашей институтской группы (мы с мужем окончили Московский институт тонкой химической технологии) живет в Норильске.
М.М.: Марина, а как вас угораздило стать химиком? Говорят у вас всегда была склонность к языкам и литературе?
М.Б.: Да я и сейчас «гуманитарий» — для меня нет большего удовольствия, чем завалиться с книжкой на диван. Девчонкой я представляла свое будущее связанным с иностранными языками (немецкий я знала в совершенстве) и загранпоездками. После выпускного собиралась подавать документы в один из самых престижных вузов страны — Институт стран Азии и Африки при МГУ. Но не дошла — забрали в больницу с приступом аппендицита. Тревога оказалась ложной, но на ночь в клинике меня все же оставили, положив на живот грелку со льдом. Я заснула сном праведника и не заметила, как грелка сползла на грудь. Наутро я проснулась с двусторонним воспалением легких. В общем, когда меня выпустили из больницы, все сроки экзаменов в МГУ прошли, и я решила вообще никуда не поступать.
Прогуливаясь по Пироговской улице, я увидела вывеску: «Московский институт тонкой химической технологии», и чуть пониже — факультет «Технологии редких и рассеянных элементов и материалов для космической техники». Название меня сразило наповал, заворожило, и я поступила в МИТХТ. Это была судьба.
М.М.: Вы учились с будущим мужем в одной группе. Как он в вас влюбился?
М.Б.: Я думаю, тут не последнюю роль сыграла моя активность. Как комсорг группы, я все время что-то устраивала: экскурсии, поездки, вечеринки. У нас большинство ребят были не москвичи (Виталий, например, из Гомеля), и я все время их тормошила, чтобы они больше смотрели. Между прочим, я и сейчас была инициатором сбора нашей группы с преподавателями по случаю 25-летия окончания института.
Спокойно я сидела только на лекциях, но и тут стала крутиться: появилось ощущение, что кто-то на меня все время смотрит. Оказалось — Виталий. Лекций он не записывал, зато с меня глаз не сводил. Потом стал провожать домой, несколько лет провожал. Я тогда о замужестве и не думала. Поэтому в какой-то момент ему надоела моя несерьезность: он решил уехать из столицы и продолжить учебу в Белоруссии. Тут я поняла, что он может уехать навсегда, и испугалась.
Когда я в очередной раз вернулась из стройотряда, на перроне заметила огромный букет гладиолусов, еще позавидовала той девчонке, которой он предназначался. Но оказалось, что за божественными цветами скрывался Виталий. В тот же день мы подали заявление в Грибоедовский загс.
М.М.: Как приняли это известие ваши родители? Все-таки вы коренная москвичка, а он — парень из провинции.
М.Б.: Отца к тому времени уже не было в живых, а мама сразу же приняла Виталия. Иногда мне кажется, что она любит его даже больше, чем меня. Со всеми вопросами мама, в первую очередь, обращается к Виталию. Я только думаю, как решить проблему, а он уже все сделал. И кстати, именно мама поддержала мое решение поехать в Норильск, хотя, понятно, ей это не просто далось.
М.М.: Вы ни разу не пожалели о своем выборе?
М.Б.: Пару лет назад мы отметили серебряную свадьбу (кстати, единственный праздник, который мы празднуем всегда без исключений, — это 4 сентября, день свадьбы). Оглянулись назад, задумались. И поняли, что жили мы в радость, что у нас две прекрасные дочки, хороший дом, но главное — есть чувство, что самое лучшее еще впереди.
М.М.: Чем занимаются ваши дети?
М.Б.: Старшей дочке, Наташе, скоро будет 25 лет. Она очень серьезная и уже многого добилась: у нее за плечами два вуза — Международный университет и дипакадемия, стажировка в престижной английской школе Экзетер. Наташа сейчас работает в головном офисе «Норникеля», в управлении по персоналу. А младшая, Юля, ей только будет 16, собирается поступать в Финансовую академию в Москве. Но, в отличие от сестры, Юлька — шебутная, у нее семь пятниц на неделе, так что посмотрим.
М.М.: Какое качество в муже нравится вам больше всего?
М.Б.: Наверное, надежность — за ним, действительно, как за каменной стеной. Но, с другой стороны, он совсем не зануда — обожает делать сюрпризы. Например, однажды зимой мы смотрели фильм про Голландию. Наташка потом в восторге рассказывала папе про Амстердам. Слово за слово — через десять минут мы уже собирались в Голландию.
М.М.: Ваш муж — хороший отец?
М.Б.: Великолепный. Например, когда я забеременела младшей, сразу уехала к маме в Москву: в Норильске очень плохая экология. Муж взял отпуск за несколько лет и поехал со мной на целых пять месяцев. Он водил старшую дочку в школу, танцевальную студию, гулял вместе с нами в Сокольниках. Лучшего времени, чем тогда, у меня не было.
Срок родов подходил в октябре, и мы все шутили, что если ребенок родится 7 октября, то назовем либо Конституцией, либо Октябриной. Юлька родилась на день позже, но до сих пор верит, что, поторопись она, носить бы ей «пролетарское» имя.
Кстати, она постоянно завидует сестре, что с той отец проводил больше времени, а сейчас его почти не видно. Как только появляется свободная минута, муж вытаскивает ее покататься на снегоходах, и они на бешеной скорости носятся по тундре, а по вечерам слушают музыку (оба меломаны) или Виталий проверяет Юлины домашние задания по английскому.
М.М.: Марина, вы ведь тоже работаете на комбинате. Не тяжело совмещать дом и работу?
М.Б.: Когда я приехала в Норильск, устроилась на работу в обжиговый цех никелевого завода, а сейчас уже больше десяти лет занимаюсь вопросами техперевооружения комбината и внедрения новой техники в Заполярном филиале компании. При этом домашние дела полностью лежат на нас с дочками. Я обожаю готовить, приводить дом в порядок, создавать уют — чужому человеку я это доверить не могу. Когда муж собирается на охоту, готовлю ему заветный термос с горячей картошкой и котлетой. В тундре на морозе это идет на «ура».
Впрочем, он тоже принимает участие в домашних делах, и как организатор, и как охотник- добытчик. Приносит, например, оленя, куропаток или мешок рыбы корюшки. Распорядится этим богатством — моя задача. Муж это любит и ценит.
М.М.: Тяжело поддерживать уют за полярным кругом?
М.Б.: Непросто, но я стремилась к этому с самого начала. При переезде поставила только одно условие — привезти из Москвы нормальную мебель. Здесь в то время квартиры поражали своим спартанским видом: самодельные стеллажи, шкафы и полки — неуютное временное жилье. Когда я устроила дом по своему вкусу, то все стали к нам в гости ходить — посмотреть. Через год по нашему примеру люди привезли себе нормальную обстановку. В Норильске, где девять месяцев в году зима и дуют ледяные ветры, хочется, чтобы твой дом был теплым и гостеприимным.
М.М.: В Норильске вам после столицы не скучно живется?
М.Б.: Ну что вы, у нас не соскучишься! В Норильске много интересного — театр, картинная галерея, музей. Тут отличные библиотеки, новый киноконцертный комплекс, рестораны и многое другое. В Норильске, впрочем как и везде, скучает только ленивый.
Слава Богу, у нас с мужем вкусы совпали: волейбол, горные лыжи, охота, рыбалка, книги — наши любимые занятия. Хотя серьезную охоту, когда уезжают на снегоходах на сотни километрах в тундру, я считаю мужским делом. Люблю выезжать в тундру зимой и летом: зимой пройтись на лыжах вдоль Талнахских гор, пострелять по мишеням (даже посоревноваться с мужем), заняться подледным ловом. Летом — порыбачить, пособирать ягоды и грибы. Не так давно в городе открыли хороший боулинг, там я с удовольствием провожу свободное время.
А еще у нас есть традиция: мы каждую субботу с друзьями ходим в баню. Всего четыре семьи, с детьми. Сначала играем в волейбол, потом — баня с бассейном.
М.М.: Вы говорили, что мечтали в детстве посмотреть мир, ваша мечта сбылась?
М.Б.: Да, мы много путешествуем, причем не только за границей, но и по своей стране. Мы были в восторге от поездки по Золотому кольцу, хорошо отдохнули в Ялте. Мы уже побывали во многих странах Европы, были в Африке. Хочется посетить США и, если честно, заглянуть в Лас-Вегас.
М.М.: Любите играть?
М.Б.: Обожаю, я очень азартна. Настолько, что даже в советское время, когда поехала в Финляндию (тогда выдавали совсем мало денег, которых с трудом хватало на дешевый двухкассетник, и туристы экономили и ели консервы), не пожалела денег на игровые автоматы. Я выиграла целую кучу денег и привезла домой гору суперсовременной техники для кухни. Зная мою страсть, муж, когда отпускает меня играть в казино, весьма жестко ограничивает в средствах. А когда видит, что я уже «заигралась», берет под руку и уводит. Приходится слушаться.
М.М.: Вы мужа слушаетесь. А он вас?
М.Б.: Когда считает нужным. Он прислушивается к моим советам, особенно если ему самому сложно в чем-то разобраться. Впрочем, мой голос не решающий, а значимый. Так было всегда.

МАРИЯ МИКЕЛИ, фото СЕРГЕЯ АВДУЕВСКОГО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK