Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Уйти или остаться…"

Участие в военных действиях в Афганистане становится для бундесвера как никогда опасным. Крупные силы «Талибана» двигаются на север. НАТО готовится к дальнейшему обострению обстановки.Гость из Афганистана старался обворожить немецких слушателей вкрадчивой и неторопливой речью. 37-летний губернатор южноафганской провинции Кандагар Асадулла Халид вспомнил, что в 1919 году, вскоре после того, как кончилось британское колониальное господство, немцы оказывали Афганистану помощь в восстановлении страны. Не скупясь на лесть, он заявил, что за шесть лет, прошедших после падения режима талибов, «традиционная дружба» стала еще крепче: «Ваши солдаты сейчас сражаются в Афганистане за свободу и демократию».

Однако те хвалебные оды, которые Халид на позапрошлой неделе пел во внешнеполитическом комитете бундестага, в Министерстве иностранных дел и перед журналистами в Берлине, были всего лишь вежливым вступлением, за которым последовали весьма конкретные пожелания. Хотя в Кандагаре, который когда-то был цитаделью талибов, они «уже не так сильны, как в прошлом году», сказал он, но чтобы окончательно разбить противника, требуется увеличить число гражданских помощников и военнослужащих Международных сил по восстановлению безопасности в Афганистане (ISAF), «в частности немецких солдат».

Эти требования Халида не были его собственной выдумкой. Его поездку, во время которой он посетил и столицу НАТО Брюссель, организовало американское правительство, дипломаты США повсюду сопровождали его. Почти одновременно с пребыванием афганца в Берлине шеф Пентагона Роберт Гейтс дал в Вашингтоне залп из всех орудий по европейским союзникам. Их вклад в борьбу с талибами и террористами, судя по количеству солдат и материальных средств, недостаточен, бушевал министр: «Я не позволю им соскочить с крючка!»

Вашингтон уже давно недоволен тем, что бундесвер уютно устроился на относительно спокойном севере, в то время как США и другие союзники — Великобритания, Канада и Нидерланды — платят высокую цену, теряя своих солдат на юге, где идет настоящая война. Новый премьер-министр Великобритании Гордон Браун неоднократно требовал «справедливого распределения нагрузки», явно имея в виду не только количество солдат (британский контингент в 7800 человек — второй по численности после американского), но и число потерь. Бои и теракты унесли в этом году в Афганистане жизни 42 британцев, а из 3200 немецких солдат (третий по численности контингент) погибли всего трое.

Это что же, посылать немецких солдат на южный фронт, в охваченные войной провинции Кандагар, Урузган и Гельманд? До сих пор Берлин благополучно избегал необходимости направлять своих солдат на боевые операции в регионах, считающихся оплотом талибов.

«Мы сосредоточили наши усилия на севере страны, так оно будет и впредь», — подтвердила канцлер Ангела Меркель, находясь с блицвизитом в ноябре этого года в Кабуле. Министр обороны ФРГ Франц-Йозеф Юнг (ХДС) бодро дал отповедь требованиям союзников и пожеланиям Халида: «Вопрос, должны ли мы увеличить контингент бундесвера, в настоящее время не стоит».

Но вопрос этот может выйти на повестку дня раньше, чем хотелось бы министру. Ряд союзников, например Чехия, Дания и Норвегия, выводят дислоцированные на севере войска. Поскольку замены этим почти четырем сотням солдат не видно, бундесверу в ближайшее время придется взять их задачи на себя.

Специалисты в главном штабе бундесвера считают, что утвержденного бундестагом максимального контингента численностью 3500 человек уже сейчас хватает «в обрез», и вообще, планка была установлена слишком низко.

К тому же в северном Афганистане давление талибов усиливается. Исламистские борцы за веру пробиваются на север страны и, можно сказать, уже стоят у немцев на пороге.

Западные спецслужбы заметили движение по двум главным направлениям: с одной стороны, отряды талибов из наркопровинции Гельманд подтягиваются к Кабулу. А с другой стороны, боевики из Гельманда и Кандагара по дуге, пролегающей через западные провинции Герат и Бадгис, идут на Кундуз, где в составе одной из команд, занимающихся восстановительными работами, находятся 400 солдат бундесвера. Тем самым немцы попадают в настоящий котел.

Действия противников напоминают военным начало 90-х годов. Тогда движение «Талибан» зарождалось тоже на юге страны, населенном почти исключительно пуштунами. В 1994 году армия из студентов медресе вышла в поход из Кандагара. Три года спустя она стояла под Мазар-и-Шарифом — там, где сегодня немцы укрепились в Кэмп-Мармала и откуда они держат под контролем девять провинций.

Мазар-и-Шариф — ключевой город на севере страны, населенный в основном таджиками, узбеками, хазарами и туркменами. Традиционно все они считаются врагами талибов. Но провинция Кундуз населена и пуштунами. Именно поэтому в 90-е годы исламские боевики нашли там «и стол, и кров». У афганцев межплеменные связи издревле крепче всего держат систему отношений.

Пользуясь поддержкой кундузских пуштунов, талибы в 1997 году пошли на штурм Мазар-и-Шарифа. Им удалось закрепиться в городе до ноября 2001 года, когда их выбили американцы, действовавшие вместе со своими афганскими союзниками.

«Талибан» явно намерен действовать по своей тогдашней стратегии. В октябре на границе провинций Фарьяб и Бадгис, окаймляющих западный участок подконтрольной немцам зоны, скопилось до 300 боевиков. Они разгромили полицейские посты и захватили отдельные районы. Им удалось также блокировать «кольцевую дорогу» — важнейшую транспортную артерию страны, связывающую Кабул с другими городами. Поддержку им оказывали пуштунские поселенцы и нищие беженцы, возвратившиеся после окончания гражданской войны из скитаний по Пакистану и Ирану.

В конце октября началось контрнаступление. Под командованием немецкого генерала Дитера Варнеке в провинцию Бадгис выдвинулись около 900 афганских солдат. Их сопровождали примерно 300 военных из немецкого контингента и около 200 норвежцев из подразделения быстрого реагирования.

Во время операции Harekate Yolo-2 немцы — впервые за время пребывания в Афганистане — запросили поддержку боевой авиации. Полтора десятка талибов погибли под градом бомб, нескольких афганцы взяли в плен. Однако большинству удалось рассеяться по окрестностям.

Спецслужбы утверждают, что им стал известен план талибов вернуть себе Кундуз, который раньше был их основной базой. Предполагается, что тактика будет той же, что и на юге: бедным феллахам обещать деньги и охрану маковых полей, население запугивать жестокими расправами над якобы предателями, сотрудничающими с ISAF. Одновременно задуманы диверсии против сил НАТО, чтобы заставить их укрыться на своих укрепленных базах. <…>

Непростое положение в Афганистане может стать еще неприятнее, если ситуация в соседнем Пакистане, через который проходит тыловое обеспечение ISAF, выйдет из-под контроля. Натовские военачальники не исключают, что вслед за волнениями, вызванными введением президентом Первезом Мушаррафом чрезвычайного положения, наступит полный хаос после выборов, назначенных на январь. Если союзнику США Мушаррафу не удастся сохранить власть, и без того половинчатые усилия пакистанских военных, направленные на обуздание «Талибана» и «Аль-Каиды» в пуштунских районах на афганской границе, полностью сойдут на нет.

В НАТО уже проигрывают различные сценарии неблагоприятного развития событий. Если в Пакистане противники ISAF получат «зеленый свет», то на выручку в случае необходимости придут натовские силы быстрого реагирования в Афганистане (NRF), в состав которых с 1 января будут входить примерно 5700 солдат бундесвера. В штабах уже рассматривают и самый скверный вариант, правда, чисто теоретически и только на компьютере, — вывод отрезанных от снабжения частей ISAF. <…>

НАТО наконец должно «точно сформулировать цели своей операции», потребовал министр обороны Юнг в конфиденциальном документе, который он подготовил к октябрьской встрече с коллегами в голландском Нордвийке. Альянсу нужен «план кампании» на ближайшие годы и точные «критерии, на основе которых можно будет дать определение, что считать успехом, а что неудачей, а также измерить их». Кроме того, для реализации идеи «перекрестной безопасности» с использованием частей, которые занимаются восстановительными работами и состоят из военных и гражданских, следует «усилить координацию» с работающими в стране гражданскими организациями, с ООН, ЕС и правительством в Кабуле.

Однако союзники превратили усилия немца в пустую суету. Как всегда, когда есть разногласия, Совет НАТО для начала создал рабочую группу.

Правда, шеф Пентагона Гейтс от имени США — лидера НАТО — уже обозначил новые цели. В ближайшие годы Альянсу следует сосредоточиться на «классическом подавлении мятежников». Именно этого потребовал Гейтс, выступая на слушаниях в палате представителей. Чтобы справиться с «Талибаном», европейским союзникам надлежит направить в Афганистан более крупные контингенты, больше вертолетов и другого военного снаряжения.

Готовность союзников следовать этому призыву не очень-то бросается в глаза. Лишь небольшие государства — Хорватия, Албания и Грузия — предложили более или менее многочисленные контингенты, надеясь на то, что это повысит их шансы на вступление в НАТО.

В некоторых других странах, наоборот, разгорелась дискуссия о том, сколь долго военная помощь будет оказываться стране, в которой выращивание наркотических культур бьет все рекорды, а коррупция разъедает все, вплоть до высших эшелонов власти.

В Германии настроение уже переменилось: последние опросы показали, что половина граждан не видит смысла в дальнейшем участии в гиндукушской операции и выступает за вывод частей бундесвера из Афганистана.

Аналогичная ситуация в Канаде. 1700 канадских солдат сражаются на юге Афганистана, за последний год погибли 29 из них. Давление на правительство усиливается. Об этом председателю фракции СДПГ Петеру Штруку недавно поведал эмиссар, направленный для конфиденциального зондирования в Канаду. Партии, которые сейчас находятся в оппозиции, в случае победы на выборах в будущем году первым делом потребуют вывода войск.

Голландцы уже определились. Шок от гибели восьми солдат в этом году заставил кабинет после острых дискуссий в конце ноября принять однозначное решение в отношении частей, большая часть которых дислоцирована в охваченной военными действиями провинции Урузган. Правительство в Гааге заявило, что в августе 2010-го начнется их вывод из Афганистана, и это решение бесповоротно. Рождество 2010 года все голландские солдаты встретят дома.

Этот пример может стать заразительным. Больше всего военные боятся так называемого эффекта домино. Стоит лишь одной из крупных стран НАТО по внутриполитическим мотивам принять решение немедленно уйти из Афганистана, и процесс может превратиться в лавину. Об этом генеральному инспектору бундесвера Вольфгангу Шнайдерхану недавно заявил один из норвежских генералов: «Это станет стратегическим поражением Альянса».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK