Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Уютное гетто"

 Александр Архангельский: Спешу поделиться. В московских кафе, если вы не знаете, бесплатно раздают удобный журнал про всякий околокультурный быт недели. Называется «Большой город». Расписание кинотеатров, театральные события, куда детей повести, всякое такое. И вот, зайдя выпить кофе, открываю журнальчик… и что вижу на первых страницах?!

Архангельский Александр: Неужто пафосная передовица? Теснее сплотим ряды вокруг родной антикоммунистической партии, ее думской фракции и лично товарища Грызлова…

Александр Архангельский: Почти угадали. Только с переменой идеологических знаков. Разговор знаменитого культуролога Владимира Паперно, автора ключевого описания советской культурной модели «Культура-2», и не менее знаменитого галериста и политтехнолога Марата Гельмана, который занялся разработкой нового культурполитического проекта «Россия-2». Ну в каком еще большом городе мира нормальная афиша заверстает на первые полосы актуальные умствования?

Архангельский Александр: Да, с европейской точки зрения не вполне стандартный ход, но в рамках нашей традиции, убежденным адептом которой вы выступаете, логичный. Как в анекдоте: два мужика встречают третьего, предлагают скинуться, выпить; он соглашается, опрокидывает стакан, начинает прощаться. «Постой, ты куда? — говорят ему обиженные собутыльники. — А про политику?»

Александр Архангельский: Лучше дослушайте. Гельман, который участвовал в пиар-обеспечении путинского избрания, вдруг после Беслана разочаровался в бывшем заказчике и решил заняться проектом «Россия-2». То есть обустроить такое параллельное пространство интеллектуальной жизни, которое не будет учитывать реалии путинской России №1 и постепенно вытеснит ее из пределов истории. Но это ладно, проектант не может жить без проектов. Меня изумляет сама ситуация: мы только и слышим, что никто ничем не интересуется, всем на все наплевать, а массовый кофейно-ресторанный журнал открывается политизированным диалогом. Значит, спрос есть?

Архангельский Александр: Думаю, уважаемый коллега, что вы учились политэкономии еще в советские времена. Мир давно уже устроен так, что здесь грамотное предложение способно сформировать долговременный спрос; главное — начать действовать вовремя, когда маятник общего умонастроения уже готов качнуться в нужную тебе сторону, но сам по себе с места не стронется.

Александр Архангельский: Это спор о терминах. А меня волнует суть дела. Если следовать вашей логике, Гельман угадал зреющий политический запрос молодого обеспеченного потребителя культурных развлечений? И поспешил навстречу?

Архангельский Александр: Поспешил. Вопрос только — навстречу чему и зачем? Чего он на самом деле хочет? Пробудить спящую активность продвинутой аудитории, наевшейся суши и ризотто и почуявшей смутную угрозу своему вольготному существованию? Или, наоборот, заранее замотать, распылить зреющий общественный настрой следующего непролетарского поколения? Чего ради он пошел в полуподвальные кафе? Чтобы вывести оттуда потенциального носителя нового политического сознания? Или, напротив, придумать для него такую интеллектуально-тусовочную игру, чтобы он навсегда в этом уютном полуподвале остался, заживо похоронил себя в «России-2»?

Александр Архангельский: А ответ у вас есть?

Архангельский Александр: Нет, потому что нет никаких данных. Есть только смутные ощущения и нехорошие воспоминания. О том, как пиар-кампания по избранию Сергея Владиленовича Кириенко в мэры Москвы свелась к массовым тусовочным действам вроде съезда поклонников писателя Пелевина; в итоге деньги были потрачены, младшее поколение на избирательные участки так и не пришло, а Юрий Михайлович благополучно переизбрался. Поэтому боюсь, что, если выдающийся галерист наших дней спускается в полуподвальное кафе, надо сломя голову из этого кафе бежать, пока выход не заперли.

Александр Архангельский: Да куда бежать-то? В клубном пространстве осмысленное раздражение, может, и зреет, как зрело на интеллигентской кухне 70-х, но на открытом воздухе оно разом куда-то улетучивается. Я лично не понимаю, как могут наши автомобилисты равнодушно слушать сообщения о том, что гособвинитель потребовал приговорить к трем годам Ильдара Бичарова за недоказанную дачу взятки гаишнику, при том что ни один представитель этой взяткоемкой организации до сих пор не сел за поборы? Где демонстрации общественной солидарности? Где давление на обнаглевшее государство? Между прочим, посетители кафе и читатели «Большого города» почти все автомобилизованы. Но предпочитают играть в гельмановские игры, нежели публично заявлять о своих правах. Которые подавляются делом Бичарова примерно в той же мере, в какой подавляются права крупного бизнеса делом Ходорковского. Потому что создается самое страшное: прецедент.

Архангельский Александр: А много вы видели протестующих капиталистов?

Александр Архангельский: В том и фокус. Все ведут себя примерно одинаково. Средний класс, крупный капитал. Так что нечего на Гельмана кивать.

Архангельский Александр: Боюсь, тут мне придется с вами согласиться. Ах, обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK