Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Узы Гиппократа"

Первое, что встречает гостей в семье первого заместителя мэра Москвы Юрия Росляка и его жены Любы, — заливистый лай. Среди поклонников здоровенного терьера даже итальянская звезда Орнелла Мути.Юнна Чупринина: Где ваш пес познакомился с итальянской актрисой?
Любовь Росляк: В Румынии, на собачьей выставке. Аякс ведь у нас чемпион. А я всегда при собаке, езжу на все соревнования. В Румынии мы соревновались с терьером Орнеллы Мути. Она просто влюбилась в нашего Аякса.
Аякса мы купили специально для Юрия Витальевича. Он его и выбирал. Я понимала, что мужу некогда заниматься псом, но мне очень хотелось подыграть: при его «собачьей» работе терьер мог бы стать отдушиной. Так и случилось. Те два года, как Аякс живет у нас, Юра каждое утро с ним гуляет. Я теперь не работаю, так что днем и вечером выгул на мне.
Ю.Ч.: По работе не скучаете?
Л.Р.: Нет. Хотя иногда снится стационар — хирургическое отделение в больнице, куда я попала сразу после медицинского училища.
Ю.Ч.: Как встретились заместитель мэра и медик?
Л.Р.: 27 лет назад Юрий Витальевич был не заместителем мэра, а выпускником института. А я не врач, а медсестра. Познакомились мы в больнице. Юру привезли на обследование в госпиталь. Он всегда был очень эмоциональным человеком, и после смерти мамы у него начало подниматься давление. Хорошо помню, как увидела его впервые. Сестра-хозяйка сказала: «Люба, тебе на пост больного привели. Молодого, между прочим». Мы познакомились, начали общаться.
Ю.Ч.: Чем он привлек девичье внимание?
Л.Р.: Юра всегда был гусаром, умел щелкнуть ножкой о ножку. Вскоре его перевели в другое отделение, я бегала проведывать. А он приходил ко мне на дежурства.
Ю.Ч.: А девушки его навещали?
Л.Р.: Нет, только отец. Как-то он пришел, и ему говорят на регистратуре: «А тут как раз жена вашего сына сидит». Юрин папа обернулся, растерялся. Я покраснела. А когда мы уже подали заявление, приехали рассказать об этом отцу в Раменское, где Росляки тогда жили. Юрин папа как раз выносил мусор. Так и услышал радостное известие с мусорным ведром в руках. А вот когда мои родители увидели Росляка в первый раз, папа заявил маме, что Юра никогда на мне не женится, потому что слишком красивый. Так было всегда. Где бы Юра ни работал, окружение всегда нахваливало его мне в глаза. Особенно женщины. У нас уже было двое детей, когда ко мне подошла старшая медсестра с вопросом: «Как ты такого мужика удерживаешь?» Я ответила: «Сначала найди такого же, а потом я расскажу тебе, как его удержать».
Ю.Ч.: В день свадьбы вы понимали, какой выгодный заключаете брак?
Л.Р.: Да какая выгода! Это сейчас, когда дочери 24 и она не замужем, мне хочется, чтобы будущий зять был перспективным, чтобы смог обеспечить ей лучшую жизнь. А тогда ценности были другими.
Через семь месяцев после свадьбы Юру забрали в армию. Я осталась, как говорится, при собственном интересе. Служил Юра в Вязьме. Я получила от него одно письмо, а потом — молчание. Собрала сумку и поехала в Вязьму. На вахте попросила позвать лейтенанта Росляка, замполита роты. Смотрю, идет мой муж. В зимней шапке и свадебном пиджаке. Он уходил в армию в звании офицера — телогрейку не наденешь, вот и пришлось мобилизоваться в единственном приличном костюме.
Ю.Ч.: Как он объяснил отсутствие писем?
Л.Р.: Было не до оправданий, я же его нашла! Юра еще служил, когда у нас родилась Маша. Хотя мы ждали мальчика и уже называли его по имени — Виталик. Сразу после родов мне показали ребенка: «Смотри, мамаша, кого родила?» Я отвечаю: «Мальчика». — «Какого мальчика, присмотрись внимательно, а то потом будешь мальчика требовать». — «Ой, — отвечаю, — девочка». А Юра в своей армии все не мог понять: откуда взялась девочка?
Дочку мы родили как раз к Юриному 25-летию. А сын Виталик появился на свет накануне моего дня рождения. Так что получается, что дочь я родила для Юры, а сына для себя. Но, к сожалению, не смогла его уберечь.
Ю.Ч.: Юрий Витальевич занимался детьми?
Л.Р.: Конечно. Маша была неспокойная девочка и ночью всегда голосила. Как-то Юра решил, что сам будет вставать к дочери по ночам. Я лежу у стенки, он с краю. Маша орет. Я: «Юр». Он: «А?» Я: «Маша плачет». Он: «Угу». Встал, покачал, снова лег. Я: «Юр». Он: «Что?» Я: «Маша орет». Он: «Ага». Довольно быстро я поняла, что с краю надо ложиться мне.
Иногда Виталик у отца что-нибудь спрашивал, а тот сразу отправлял его ко мне. А Маше отвечал всегда сам. Непонятно, отчего мужчины всегда требуют сыновей, когда так любят дочек.
Ю.Ч.: Юрий Витальевич не был против вашей работы?
Л.Р.: Всегда был. Но я сопротивлялась. Виталик родился с очень сложным пороком сердца, и 16 лет нашей жизни были направлены на то, чтобы его вытащить. Мне сегодня даже бывает горько за Машу, за то, что она росла в чем-то обделенной, ведь все внимание, все силы я отдавала сыну. Виталику часто нужны были консультации врача, так что моя работа в детской поликлинике нас выручала. Когда Виталик должен был идти в 9-й класс, мы переехали на новую квартиру. Из-за болезни сын не мог посещать школу, учителя приходили домой. Но директор ближайшей школы посетовала, как не хватает учителей, и предложила привозить сына в школу на основные предметы. Честно говоря, я испугалась: в центре ребята избалованные, вдруг будут обижать? Но школа оказалась замечательная. Во всем классе не нашлось ни одного обидчика. Виталик был веселым мальчиком, и если кто-то спрашивал, почему у него синие губы, отвечал: «Ну и что? Глаза у всех тоже разные».
Виталик прожил ровно 15 лет и 11 месяцев. Когда я прихожу на кладбище к маме, я всегда мысленно с ней разговариваю, совета спрашиваю, даже спорю. А когда прихожу к Виталику, у меня такое ощущение, что его там нет. Когда кот Баксик прыгает на компьютер, я по инерции говорю: «Вот подожди, Виталика нет, он бы тебя погонял».
Ю.Ч.: Брат и сестра жили дружно?
Л.Р.: Они очень любили друг друга. Хотя характером вышли разные и интересы имели различные. Маша дружила с цифрами, закончила с серебряной медалью математическую школу. Золотой не получилось из-за неладов с русским языком. Виталик шутил, что у нее мысль обгоняет руку. У него самого всегда было наоборот.
После окончания 9-го класса Машка вдруг говорит: мечтаю стать авокатом. А ведь чтобы в юридический поступить, нужна мохнатая лапа, такой у нас нет. Тут как раз Юрия Витальевича пригласили на праздник юридического факультета. Я его напутствую: «Как придешь, сразу садись рядом с ректором». Вечером возвращается и рапортует: «Ваше задание выполнено. Специально я не садился, меня посадили». И ректор предложил Маше перейти в школу при факультете. Тут Маша спохватилась: а как же математика? Ой, а там еще и история? Так и осталась в старой школе, решила поступать в Финансовую академию. Подошла пора получать аттестат, я завожу ту же песню: «Юр, а подстраховаться?» Он отвечает: «Пускай сама учится». Так что пришлось Машке поступать самостоятельно.
Ю.Ч.: А сам Юрий Витальевич всегда все делает самостоятельно? Советовался, например, с вами, прежде чем занять министерский пост?
Л.Р.: Он никогда со мной не советуется. И никогда ничего не рассказывает о работе. Я шучу, что, если меня когда-нибудь будут пытать и я скажу правду, что ничегошеньки не знаю, мне никто не поверит. Юра никогда не бравирует своим служебным положением и не использует его. Помню, как ему не понравилось, что моя мама как-то раз напугала зятем нерадивого электрика.
Иногда я ругаю Юрия Витальевича за то, что он плохой начальник. Нельзя работать за всех, все держать в голове. Ведь у него же целый штат подчиненных. Он мне на это отвечает, что не любит выглядеть дураком. Однажды Юра поручил своему сотруднику подобрать какие-то цифры и на совещании сообщил их Юрию Михайловичу Лужкову. Тот выслушал, помолчал и сказал: «Юрий Витальевич, если не знаете, то хотя бы как-то проверяйте». После этого Юра решил, что всегда и все будет знать сам.
Ю.Ч.: Ну а в хозяйственных делах вы полновластная начальница?
Л.Р.: Конечно. Принимаю решение и ставлю всех перед фактом. Если что не по мне, могу всерьез рассердиться. Пожалуй, самую сильную сцену я устроила Юре после его первой поездки в Китай. Я никогда не была мелкой, одеться было сложно, и мама многое шила сама. Мы поручили Юре привезти в подарок какую-нибудь ткань. Он привез темно-вишневый бархат с крупными розами. Красивый, но не на мою фигуру! Я пытала его полночи: «За что?» Сразу ведь не поняла, что он хотел как лучше. Юра даже валидол пил.
Ю.Ч.: Куда дели ткань?
Л.Р.: Платье сшили, я его даже раза два надела. Но только на семейные праздники.
Ю.Ч.: А к светским выходам вы пристрастились?
Л.Р.: Первое время было любопытно. Теперь я иногда спрашиваю у Юры, можно ли мне не ходить. Он отвечает, что, если бы можно было, он бы меня и не дергал.
Ю.Ч.: Вы дружите с другими семьями из верхушки московского правительства?
Л.Р.: С некоторыми у нас сложились очень теплые отношения. Юрий Витальевич только с виду открытый, на самом деле у него существуют внутренние ограничения. К личному, самому сокровенному он даже меня не подпускает, не то что чужих. По молодости я очень обижалась, теперь привыкла. Юра может прийти домой, сесть у телевизора с почтой и за весь вечер не произнести ни слова. Я шучу, что буду записываться к нему на прием. Иногда ответит автоматически и потом не помнит, что мы что-то обсуждали. Придется, наверное, всякий раз просить его подписывать все наши договоренности.
Ю.Ч.: А кто в вашей семье готовит?
Л.Р.: Как правило, я, хотя у Маши это получается лучше. Еще у нас умеет готовить папа. Но когда он на кухне, я превращаюсь в мойщика широкого профиля: приходится чистить и посуду, и плиту, и пол. Мы очень любим его коронный украинский борщ. Хотя я все время прошу сварить пожиже. Юрин дед говорил бабушке: «Насыпайте борщ, насыпайте». А рецепт Юра получил у бабушки.
Ю.Ч.: Как вы любите отдыхать?
Л.Р.: Поверите ли, мы с Юрием Витальевичем ни разу за 27 лет не были в санатории. Наше любимое место — глухая деревня на границе Новгородской, Вологодской и Тверской областей. Телефона нет, телевизор принимает только две программы, по дороге проезжают одна-две машины за день. Благодать! Юра все время проводит на мосту, ловит рыбу. В прошлом году идет мимо дед Ваня, кричит: «Юрочка! По телевизору чего говорили! У вас там третье транспортное на Лужниках обвалилось!» Так мы об этом и узнали. Но, конечно, случись что — Юру тут же вызовут, найдут способ. А еще у нас есть дача в Апрелевке. Когда ее строили, Юра много работал, сумел выбраться только на неделю. Как раз пришло время шкурить доски. Мы вставали в 6 утра и до 11 вечера шкурили. И так всю неделю. Как я мечтала, чтобы Юра поскорее уехал! Ведь в одиночку меня бы работать не заставили. Это был единственный раз за всю жизнь, когда я была не рада, что Юра рядом.

ЮННА ЧУПРИНИНА, фото АЛЕКСЕЯ АНТОНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK