Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "В 2005-м мы узнаем масштаб расхождений интересов США и России"

Год 2004-й стал самым трудным для отношений России и США со времени ухода в отставку Бориса Ельцина, если вообще не с конца холодной войны. Оснований было предостаточно: разногласия вокруг украинских выборов, разрушение ЮКОСа, неясное будущее демократии в России.Не далее как в сентябре 2003 года президент Буш с похвалой отозвался о видении президентом Путиным демократии в России. А чуть более года спустя выражал уже сожаление в связи с растущей централизацией политической власти в руках ее исполнительной ветви и уменьшающимся балансом сдержек и противовесов в российском правительстве. В американском истеблишменте формируется все более негативный имидж России — имидж авторитарного государства с неоимпериалистическими устремлениями по отношению к соседям. В то же время г-н Путин открыто выражал недовольство в связи с попытками американцев диктовать волю остальному миру и несметным количеством «двойных стандартов».

Что же предвещает 2005 год этим бывшим «стратегическим партнерам», еще недавно действовавшим в связке, фактически как союзники, в нанесении поражения «Талибану»? Высказывания президента Буша в его инаугурационной речи, а также Кондолизы Райс в ходе обсуждения в сенате ее кандидатуры на пост госсекретаря США были восприняты в Москве с определенной долей тревоги. Неужели, говорили в Москве, это та самая республиканская администрация с ее «взвешенным прагматизмом и реализмом»? Администрация, вдруг претерпевшая метаморфозу, превратившись в идеалистического поборника демократии на всем пространстве земного шара. Не исключено, что на практике все будет выглядеть несколько иначе, чем пообещал Буш. Однако это вовсе не означает, что мы должны испытывать особый оптимизм относительно будущего российско-американских отношений в краткосрочной перспективе.

Выступая в сенате, доктор Райс сказала: «В России мы видим, что путь к демократии не является ровным, а успех демократии — гарантированным. В то же самое время история последних лет показывает, что мы можем тесно взаимодействовать с Россией в решении общих для нас проблем. Мы будем продолжать высказываться в защиту демократии, и мы дадим ясно понять, что защита демократии в России представляет жизненно важный интерес для американо-российских отношений». Вышесказанное не есть изложение взглядов неоконсерваторов, вступивших в тактический альянс с демократами, потому что обе эти силы вознамерились возвести демократические ценности в центр внешней политики США. Я, скорее, интерпретировал бы эту формулировку как умеренную и реалистическую оценку недавних неудач демократии в России, так и прагматическую оценку важнейших интересов США в отношениях с Россией, независимо от ситуации с демократией в последней.

Дальнейшая эрозия демократических свобод в России осложнит отношения между США и Россией. И в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе. Но если читать заявление доктора Райс между строк, то понимаешь: США или кто-либо еще вряд ли могут существенно влиять на судьбы демократии в России. Становление зрелой демократии в России—процесс очень долгий. Она должна развиться изнутри, и, как заявил президент Буш в инаугурационной речи, «Америка не станет навязывать свой стиль управления тем, кто этого не желает».

Но есть вопросы, по которым США и Россия должны сотрудничать, особенно в сфере безопасности: предотвращать распространение оружия массового поражения и сражаться с терроризмом. И тут мы подходим к Ирану, самому большому и непреходящему раздражителю в наших отношениях. Эта тема объединяет в себе сразу две проблемы — распространения ядерного оружия и поддержки терроризма. Недавние высказывания президента Буша и вице-президента Чейни о возможном использовании силы в целях разрушения иранского потенциала по созданию ядерного оружия были восприняты вМоскве также с определенным беспокойством. 2005 год станет решающим в данном вопросе.

Но ведь использование силы всегда рассматривалось Америкой как вариант воздействия на ситуацию. Это четко вписано в 2002 году в доктрину национальной безопасности. Было бы вернее интерпретировать эти заявления как то, что США играют в «плохого полицейского», тогда как европейские союзники и МАГАТЭ — в «хорошего полицейского», когда ведут переговоры с Тегераном о его ядерных программах.

Так или иначе, Иран останется взрывоопасной проблемой, которая будет фигурировать среди главных пунктов повестки на переговорах между президентами России и Соединенных Штатов в Братиславе. Различия между США и Россией в подходах к постсоветскому пространству также будут предметом обсуждения на саммите. Вашингтон задается вопросом: что кроется за недавними визитами в Москву сепаратистских лидеров Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, а также проигравшего президентские выборы на Украине Виктора Януковича? Эти визиты также совпали с приездом сирийского президента Ассада, главы одной из нескольких проблемных стран, упомянутых Кондолизой Райс в ходе слушаний в сенате. В связи с чем возникает вопрос, насколько расходятся подходы Москвы и Вашингтона к израильско-палестинскому конфликту. 2004 год продемонстрировал ценностные различия между Вашингтоном и Москвой. «Ценности» стали ключевым словом, определяющим политико-экономическую систему России. В 2005 году мы узнаем, сколь тесно наши ценности привязаны к нашим «национальным интересам». И сколь существенно эти интересы расходятся.

Эндрю К. Качинс — авторитетный американский ученый, специалист по проблемам России и российско-американских отношений. С августа 2003 года — директор Московского центра Карнеги.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK