Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "В дело идут знатоки"

Уж сколько раз твердили миру, что месть гнусна, вредна, а только все не впрок. И в сердце это садистское чувство всегда отыщет уголок…Впрочем, нынешняя история имеет множество культурных аллюзий. Потому как под руку с тенью дедушки Крылова, создателя первого сериала «В мире животных», здесь будет выступать другой, не менее почтенный призрак Павлика Морозова. Бдительного школьника, доблестного сына районного участкового, маленького человека с активной жизненной позицией.
Короче, в дело идут знатоки.
Одни глядятся в ласковые взоры, другие пьют до солнечных лучей. Если, конечно, здоровье позволяет. Потому как годы берут не только свое, но и чужое. Я имею в виду здоровье. Поэтому до солнечных лучей уже фиг посидишь. Причем динамика неутешительная. Раньше мы расходились в три, потом гульбарий стал плавно закругляться в двум. И вот пожалуйста — печальный рекорд. В час ночи Ляля решительно поднялась и сказала, что ей пора домой — завтра ей надо ехать на дачу, а для этого встать пораньше. Пришлось сказать последнее «прости» Гаврикову, чей день рождения мы отмечали в «Петровиче», и везти Лялю домой. Оно вроде и недалеко. Но на самом углу перед Лялиным домом меня тормознул гаишник. И когда я наконец выбрался к нему из машины (нельзя сказать, что я нетвердо стоял на ногах, но некоторая плавность в движениях наблюдалась), он встретил меня как родного. А вот на Лялю посмотрел укоризненно: «Что же вы, девушка, с таким водителем ездите? Жизни не жалко?» Девушка фыркнула и выскочила из машины.
— Постой, постой!» — кричал я ей вслед, удерживаемый профессионально-цепкой рукой гаишника, но она только помахала ладошкой.
— Ты тут разбирайся, мне два шага. Пока!
Разобрались мы, кстати, довольно быстро.
И если мои приключения закончились на пятидесяти долларах, за которые меня с эскортом проводили до дому, то Лялины, как потом выяснилось, только начались. Потому как давно прошли времена, когда нетрезвая женщина могла в любимом городе спать спокойно на скамеечке.
Выскочив из моей машины, Ляля пересекла двор, утопающий в цветущей черемухе,— и даже постояла, прижавшись к шершавому стволу, вглядываясь в черное весеннее небо. И только подходя к подъезду, увидела, что у ее ног колышется чья-то тень. За ней кто-то бесшумно шел. Будь Ляля потрезвей, она бы наверняка струхнула и, развернувшись, побежала обратно, к менту на угол. Но тут Ляля здраво рассудила, что до дома рукой подать и ничего с ней не случится. Тем более что у нее в сумочке лежит осколок тунгусского метеорита, который ей Гавриков привез из очередной командировки в русское захолустье. Зачем дарить девушкам булыжники размером с антоновское яблоко, я не понял, но Гавриков всегда умел придать оригинальность своим бессмысленным подаркам.
Домофон был, к несчастью, сломан. Ляля шмыгнула в подъезд. И поняла, что дверь за ней не захлопнулась. Некто вошел за ней. В следующую секунду она почувствовала шершавую руку на своей шее.
Резко повернувшись, она увидела высокого обросшего парня в черной футболке. Пару секунд они смотрели друг другу в глаза.
— Сумку отдай и иди,— сказал он.
Ляля молчала.
— Я что сказал? — уже с угрозой произнес парень. И потянулся за сумкой.
Бедняга не знал, что в университете Ляля занималась метанием ядра. Любимая два раза прицельно долбанула его сумкой с метеоритом по голове — парень отключился и начал сползать по стенке. Ляля не растерялась и решила воспользоваться временным преимуществом — она вцепилась ему в волосы и начала колотить головой об стену.
Но тут из полуоткрытой сумочки выпал Лялин кошелек. Ляля замешкалась. Надо было выбирать — добивать жертву или поднимать кошелек. Это-то секундное замешательство и спасло грабителя. Резко отпихнув Лялю, он схватил кошелек и бросился вон из подъезда.
— Караул! Грабят! — завопила Ляля во весь голос и выскочила за ним.
Хорошо, что у сумки была длинная ручка. Размахивая ей и нанося удары (привет из тунгусской тайги!) по спине грабителя, Ляля скакала на длинных каблуках под цветущей черемухой в ночи за своей жертвой. «Помогите!» — орала Ляля на весь ночной город. В доме начали зажигаться окна.
В хорошем темпе парочка добежала до помойки, обогнула ее два раза, потом вор свернул за дом и… исчез. Запыхавшаяся Ляля еще раз обежала двор. Грабитель как сквозь землю провалился. Милая женщина еще раз оглянулась — никого. Она попыталась подсчитать, сколько денег было в кошельке. Пустая карта МОСТ-банка, закончившаяся членская карта «Ворлд-класса». Десятка, которой ей дали сдачу сегодня в булочной. Куча мелочи. И двадцать рублей, которые отдала Аленка,— той два дня назад не хватило на что-то, и вот сегодня она отдала.
Ну ладно. Ляля махнула рукой и собиралась уже отправиться домой, как увидела семь или восемь роскошных мотоциклов. Они стояли на улице, с ключами в замках зажигания, сияя боками, как стадо укрощенных роскошных животных. Но без единого водителя. Ляля пару минут поразглядывала это чудо природы. И повернувшись на каблучках, намылилась уже к дому. И тут увидела целую толпу рокеров, которые тяжелой, воинственной походкой направлялись к ней. В руках у двоих висел и даже перебирал ногами Лялин обидчик. А впереди всей компании шел маленький мальчик, лет двенадцати.
Встреча одинокой женщины с камнем за пазухой и рокеров произошла в тишине.
— Он? — низким басом спросил старший, весь в коже, похожий на гориллу.
Ляля кивнула.
— Ваш? — так же басом спросил он, показывая Ляле ее кошелек.
Ляля забормотала слова благодарности.
— Вы это мальцу скажите,— сказала горилла и положила большую волосатую руку на хрупкое плечо мальчика. Тот, похоже, только и ждал, когда взрослые обратят на него внимание. И сразу зачастил противным звонким голосом:
— Я дома читал «Двух капитанов». Вдруг слышу крики: «Помогите!» А папка на дежурстве. Он у меня участковый милиционер. Ну я сразу понял — надо что-то делать. Вскочил (только тут Ляля увидела, что мальчик в пижаме) и побежал на улицу.
— Зачем? — удивилась Ляля.
— А я же знал, что Серый только что пошел на мотоцикле кататься. Мы соседи,— пояснил мальчик, переводя голубой взгляд на гориллу,— а они как раз тут и стояли все за домом. Он когда от вас убежал — сразу им и попался,— гордо закончил мальчик.— Мы его уже ждали. Потому что отсюда две дороги. Одна — там, где мы его ждали. Другая — за угол, но там всегда гаишники стоят.
— Сын участкового, что вы хотите,— басом сказал Серый.
Ляля перевела взгляд на своего грабителя. Под глазом у него лиловел качественный фингал. Стоять вертикально он не мог и вообще явно находился одной ногой в Красной книге.
— Да не, мы его не поуродовали, не бойтесь,— заверил Серый.
— И куда его теперь? — с сомнением сказала Ляля.
В общем, пришлось ловить машину, везти несчастного в Склиф — так как сотрясение мозга он заработал, и, похоже, это было дело рук Ляли. Потому как рокеры грабителя не били, а только скрутили руки и отняли кошелек.
На следующее утро Ляля ни на какую дачу не поехала. А пошла с бутылкой водки, коробкой конфет и стопкой своих детских книжек объявлять благодарность участковому милиционеру — за воспитание сына.
После чего выставила ящик «Балтики» Серому и его команде.
Не успела она вернуться домой, как раздался телефонный звонок. Надтреснутый добрый старушечий голос произнес:
— Здравствуйте, это мама Костика. Ну, у вас с ним вчера вышла неприятная история. Надо бы ему подвести лекарства.— Потом мама Костика диктовала сложные названия, Ляля добросовестно все записывала, умирая от сарказма. С каждым часом ситуация становилась все более пародийной.
Еще полдня Ляля моталась по городу в поисках лекарств, которые в общей сумме стоили Ляле порядка ста долларов. Потом сорок минут парилась в пробке на Садовом.
Это все к вопросу о том, сколько стоят тридцать «деревянных».
За худшие чувства надо платить. И мстительность оказывается чуть ли не самой дорогостоящей эмоцией.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK