Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "В метре от любви"

Несмотря на стабилизацию цен на рынке недвижимости, покупателя на нем никто не ждет. Особенно если у него в кармане «всего» $70 тыс.
Предисловие

Квартиру мы купили еще в июне, когда стабилизация цен только началась. Тогда я бегала по редакции с бешеными глазами и приставала ко всем начальникам с предложением написать про весь этот дурдом. Начальство мой порыв охладило: «Ты сейчас вся на нервах, давай напишем через полгода, когда эмоции уйдут, а останется сухой остаток». Итак, прошло полгода…

Копить на квартирку мы с мужем начали в 2001 году. Стартового капитала был ноль. Мы не сироты казанские, но наши родители благодаря новой рыночной экономике не имеют за душой ни гроша. Отдыхали раз в год, в Турляндии, чем вызывали усмешки у колесивших по Европам друзей. Вещи покупали тоже раз в год — в рождественскую распродажу. Водку — только «Гжелку», несмотря на то, что все в нашей компании уже оправились от кризиса и перешли на сорта класса премиум. Но как мы ни старались, к концу 2003 года стало очевидно: за безумным ростом цен на столичном рынке недвижимости мы не поспеваем. И не поспеем никогда. Если не начать активно воровать или не одолжить у кого-нибудь нужные нам $30— 40 тыс. Одалживаться у банка не хотелось: не в той стране живем. Стали разговаривать с друзьями. Пара самых обеспеченных товарищей согласились подсобить.

Но совсем скоро на собственной шкуре мы убедились, что дружба и деньги — вещи несовместимые.

После домашнего совета решили все-таки ввязаться в кредитную кабалу. Несколько последующих ночей я просыпалась в холодном поту. Снилось, как на следующий день после покупки квартиры включаю телевизор, а в новостях объявляют о дефолте. И, как говорится, предчувствия меня не обманули. Дефолта, к счастью, пока не случилось, но два неприятных момента изрядно пощекотали нервы.

В день подписания кредитного договора (это когда банк перечисляет тебе деньги на покупку квартиры и дать задний ход уже нельзя) газеты вышли с заголовками о банковском кризисе. Помните, в июне? Мы были в ужасе — тогда никто не знал, что кризис будет небольшим, в сугубо педагогических целях.

Почти в это же время власть начала массированную пиаркампанию про революцию в ипотечном кредитовании россиян. Моя мама, которая безоговорочно верит телевизору, звонила каждый вечер, умоляя повременить с кредитом. Пришлось пустить в ход служебное положение. Сходила на интервью к нескольким идеологам жилищной реформы. Не под запись, а в приватной беседе те уверили, что в Москве цены не упадут точно. В принципе. Прогноз оправдался: не упали. На днях созванивались с нашим риэлтером — у нас остались хорошие отношения.

Она обрадовала, что такую же квартиру, как у нас, продала недавно на $5 тыс. дороже, чем купили мы.

Впрочем, обо всем поподробнее.

В банке

Первым шагом к раю в собственной квартире стал выбор банка. Критерий у нас был один — самый маленький процент по кредиту. На тот момент самый маленький (из общедоступных) процент по ипотеке на рынке составлял 10,5% годовых в валюте. К тому же самый «нежадный» банк разрешал досрочное погашение уже через три месяца после взятия кредита. Остальные, очень жадные, позволяли досрочные платежи только через год-полтора. Так что банк мы выбрали быстро, без душевных метаний. Вопреки ожиданиям документов потребовалось мало. На их сбор ушло две недели. И то только по причине разгильдяйства мужа, на которого мы решили оформлять кредит (в секторе IT «белые» зарплаты выше, чем в журналистике). Кредитный комитет банка постановил, что мы имеем право на кредит в $60 тыс. Полистали «Из рук в руки», полазили в Интернете и пришли к заключению, что на «двушку» нам надо как раз $60 тыс. Но так как собственных сбережений $25 тыс., то одалживать у банка будем $45 тыс. «Лишняя» десятка — на оформление сделки (около $4 тыс.) и ремонт с мебелью. В банке нас долго отговаривали от такого решения. «Лучше пишите заявление на все $60 тыс., а то вдруг как не хватит денег, будете потом локти кусать, заново документы оформлять или дозанимать по друзьям. А если уложитесь в $45 тыс. — и слава Богу. У вас есть право взять не все деньги из запрошенных». Мы понимали, что банку выгодно уломать нас на договор на максимальную сумму, понимали, что аппетит приходит во время еды и трудно справиться с соблазном купить подороже, но получше. И потому хотели отвергнуть предложение банка. Но аргумент «будете потом дозанимать по друзьям» остановил. Мы подписали бумагу на $55 тыс. — $60 тыс. было тем психологическим барьером, переступить который мы не смогли.

У риэлтера

Шаг второй — выбор риэлтера. Когда покупаешь по ипотеке, сэкономить на услугах риэлтера и искать жилье самостоятельно не получится. Обязательное условие банка — сделка через риэлтерскую фирму, причем ту, которой банк доверяет. Нам дали список из 20 контор, из которых мы должны были выбрать по своему усмотрению.

Первый обзвон отсеял половину списка. В одних компаниях я по 40 минут слушала музыку, а потом секретарша сладким голоском сообщала, что все на объектах, и швыряла трубку. В других начальник ипотечного отдела говорил: «Позвоните через неделю, у нас все сотрудники сейчас загружены под завязку». Я, которая в жизни своей не делала покупок дороже тысячи долларов, честное слово, была просто ошарашена таким отношением к потенциальному клиенту с $80 тыс. Как же так? Перед тобой никто не стелется, тебя никто не облизывает, как Джулию Робертс в «Красотке». Вот тут мы начали понимать, куда ввязались. Это — рынок продавца, а не покупателя, который не только не всегда прав, но и не всегда человек. Со всеми отсюда вытекающими. В чем потом не раз еще пришлось убедиться.

Остановили мы свой выбор на риэлтерской конторе, которая была самой, как нам показалось, клиентоориентированной. Нам перезванивали, когда обещали, прислали по мейлу текст договора, согласились дать скидку. И хотя процент за услуги был не самый низкий по рынку, мы готовы были платить за правильное к нам отношение.

Приехали в офис подписывать договор. Все шло хорошо, пока шеф ипотечного отдела не познакомил нас с риэлтером. Девушке было от силы года 23—24. Спрашиваю, как давно она в этом бизнесе, сколько квартир купила и вообще сколько ей лет. Чувствую себя сволочью, но цена вопроса слишком высока. Девушка, понятное дело, в слезы. Начальник ипотечного отдела, надо отдать ему должное, тут же нашелся и выдал нам самого возрастного сотрудника. Мы потом тысячу раз порадовались, что тогда так поступили. Без опыта, житейской мудрости нашей Ольги Яковлевны весь этот кошмар под названием «покупка квартиры» был бы куда кошмарнее.

Поиски

На все про все у покупателя по ипотечному кредиту — опять же условия банка — три месяца. Из них почти месяц уходит на оформление сделки: поверку чистоты квартиры и прочие формальности. Так что на самом деле у нас всего два месяца, чтобы найти квартиру своей мечты. С одной стороны, времени катастрофически мало, с другой — это к лучшему. Потому что, как известно, лучшее — враг хорошего.

А идеальную квартиру можно искать до бесконечности.

Скажу честно: два месяца ты не работник. И работодателю лучше с этим смириться. День выглядит следующим образом: утром риэлтер по мейлу присылает описание квартир. Выбираешь приглянувшиеся варианты, отправляешь их назад риэлтеру. Часа три затишье. Потом начинается перезвон. Эта квартира уже ушла, эту сегодня показывают в девять, и так до бесконечности. Каждый вечер, с восьми до одиннадцати, осмотр квартир. В лучшем случае приезжаем домой в двенадцать. Еще часа два обсуждаем увиденные варианты. Так как спрос в нашем сегменте превышает предложение и квартиры разлетаются как горячие пирожки, уже утром надо дать ответ риэлтеру: покупаем ли мы что-нибудь или нет. Естественно, нервы на пределе.

Оказалось, что покупка квартиры — серьезная проверка семьи на прочность. Одни наши знакомые разругались вдрызг, риэлтер договаривалась с ними об осмотре квартиры по отдельности. Вот такой ритм жизни. Это спустя полгода я могу говорить, что это были приятные хлопоты, и рассказываю комичные истории о том, как мы покупали. А тогда я уже через две недели чувствовала себя как выжатый лимон и мне было не до смеха.

С ипотекой — за дверь

В сущности, нам еще повезло. Мы поняли правила игры на рынке столичной недвижимости на первой же квартире. Риэлтер продавца пришла показывать нам ее с… упаковкой туалетной бумаги под мышкой. За этой важной покупкой она сильно припозднилась. А зачем ей торопиться и выглядеть подобающим образом? У подъезда все равно ее терпеливо ждут четверо потенциальных покупателей.

Дамочка скомандовала: значит, так, у каждого на осмотр семь минут. Мы были последними в этой очереди, а погода, как назло, была неласковая, продрогли все до костей.

Не знаю, может быть от холода, но квартирка нам понравилась чрезвычайно. Однако как только наш риэлтер произнесла слово «ипотека», нам указали на дверь. «Зачем же нам связываться с ипотечной канителью (банк требует массу документов, вплоть до справки о психической вменяемости.— «Профиль»), если вам в затылок дышит толпа «чистых» покупателей?!», — заметила риэлтерша с туалетной бумагой. «Ребята, не расстраивайтесь, сейчас на рынке продавец решает все, ничего не поделаешь», — утешала нас весь оставшийся вечер Ольга Яковлевна.

После недели тщетных осмотров, квартиры нам ну совсем не нравились, мы наконец попали на чудную «двушку». Недалеко от метро, с потрясающим видом из окна на Серебряно-Виноградный пруд и церквушку восемнадцатого, по уверениям хозяев, века да к тому же площадью 45 кв. м (на наши деньги «двушки» больше 40 кв. м раньше не попадались). Берем — выпалили мы прямо в квартире. Спасло нас от ее покупки то, что это была суббота. Задаток на квартиру мы должны были отвезти риэлтеру продавца в понедельник утром. На разведку местности у нас было целое воскресенье. Оказалось, что если идти не от метро «Измайловская», как нам объясняла риэлтер покупателя, а от метро «Измайловский парк», то откроется неприятная правда — наш будущий домик находится аккурат на задворках Измайловского рынка. Муж пытался переубедить, что скоро правительство Москвы закроет все эти барахолки, но я стояла насмерть: «Не буду жить на рынке».

Всю ночь спорили до хрипоты. Утром к мужу приехала «скорая»: гипертонический криз. После этого я стала менее требовательной. В конце концов квартиру можно потом поменять, а больное сердце и испорченные нервы на что обменяешь?

Вообще, надо заметить, что наши требования к квартире сильно эволюционировали по мере ее поиска. Сначала мы искали домик за $60 тыс., потом выяснилось, что «двушку» за эти деньги можно купить только в пяти остановках от конечной станции метро. Тогда мы подняли планку до $70 тыс. Пошли более-менее нормальные предложения, в трех-четырех остановках метро от кольцевой линии, в 7—10 мин. от метро. Но все равно чего-то не хватало. Признаюсь, был у нас момент отчаяния и слабости. Задумались: а не поднять ли цену еще на $5 тыс., воспользовавшись отложенными на ремонт деньгами? Но, слава Богу, до этого дело не дошло. Жестко себе сказали: ищем в этих пределах. И больше не гнем пальцы. Например, в начале поисков мне был очень важен вид из окна. Не чтобы «площадь Красная видна», но хоть какие-то деревья. На пятнадцатой квартире стало понятно, что и за три тополя придется дорого заплатить. А нечем! Пришлось видовые пейзажи исключить из списка обязательных критериев.

В итоге купили мы жилище с, как дипломатично выразилась Ольга Яковлевна, довольно урбанистическим видом из окошек. Хотелось, конечно, жить в экологически чистом районе. Где-нибудь на ЮгоЗападе или на Западе. Но оказалось, что и это пожелание стоит серьезных денег.

Взятки сладки

Не избежали мы и популярного до сих пор на вторичном рынке аукциона. В смысле, кто больше даст, того и квартирка. Дело было так. Риэлтер продавца квартиры сначала потребовал взятку. Мол, связываться с ипотекой хозяин квартиры не хотел, но риэлтер за $500 брался его переубедить. Домик нам так понравился, что мы согласились. Но на следующий день риэлтер позвонил и сказал, что в качестве компенсации ипотечной волокиты продавец поднял цену квартиры на $1500. Согласились.

Повезли деньги на взятку и аванс сделки. Уже подъезжаем к офису, звонок от риэлтера — говорит, что пришли новые покупатели и дают за квартиру больше, чем мы. Надо поднять цену еще на $2 тыс. Вместо первоначальных $70 тыс. цена за эту квартиру вырастает аж до $74 тыс. А как раз эти деньги запланированы на ремонт. Пришлось отказаться, поскольку ясно, что когда через две-три недели дойдет дело до сделки, этот риэлтер поднимет нам цену за квартиру еще раза в три. Как потом выяснилось, такая «гонка вооружений» — удочка, на которую попадаются многие. Нас еще пронесло — частенько подобные торги устраиваются уже во время заключения сделки, когда покупатель готов на все. Через неделю, по иронии судьбы, нам предлагают квартиру по соседству с тем домом, где риэлтер накручивал цену. И за $70 тыс., как мы и планировали. Мгновенно соглашаемся. Все три недели сделки трясемся как осиновый лист. Каждый день вздрагиваем, когда звонит наш риэлтер. Боимся, что все сорвется. А это будет катастрофой, поскольку срок на покупку у нас заканчивается. Если с этой квартирой не получится, придется по новой оформлять документы на кредит. Муж сказал, что второго круга он уже не выдержит и что до конца дней будем жить в шалаше.

Повезло, не сорвалось. Но нервы нам этот продавец тоже потрепал изрядно. Занеся ручку над договором, вдруг спрашивает: «А вы не против, если мы выедем не сразу, а поживем в квартире еще полтора месяца?» Те люди, у которых они покупают «трешку», в свою очередь, еще не освободили квартиру. Наши планы сделать ремонт летят в тартарары. Но выбора у нас нет, и с любезной улыбкой мы соглашаемся.

P.S. В тот день мы пили шампанское. Но оказалось, что это не конец нашим мучениям. Уже третий месяц мой муж не может прописать меня, свою родную жену, в квартиру, собственником которой является. За которую заплатил семьюдесятью тысячами долларов и гипертоническим кризом. Но это уже сюжет для другой статьи.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK