Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "В ожидании бури"

В тяжелые для экономики времена финансовым чиновникам всегда отводилась особая роль. Нынешний кризис и вовсе возвел их в ранг сильных мира сего — от сказанного и сделанного ими теперь зависит ситуация не только на отдельных рынках, но и в стране.Нынешний рейтинг влиятельности во многом похож на предыдущие. Конечно, время нынче неспокойное, и каждое произнесенное вслух слово сильно отражается на позициях той или иной персоны. Но если эта персона — главный начальник российских финансов, любые его слова будут только добавлять баллов в личном рейтинге. Именно по этой причине сегодня мы вновь наблюдаем на пьедестале почета VIP-чиновников (читай — очень важных для страны чиновников) министра финансов Алексея Кудрина.
   Роль главы финминистерства сегодня важна как никогда, ведь многие участники финансового и нефинансового сектора уповают на помощь государства. Но, как известно, не место красит человека, а человек место. И Кудрин в этом плане личность неординарная. В то время как все руководители в голос успокаивают население и бизнесменов, Кудрин возьми да ляпни: грядет вторая волна банковского кризиса. Но тут же объяснил свой пессимизм: реальный уровень просроченных кредитов в России составляет уже около 10%, причем банкиры скрывают реальные цифры по «плохим долгам» от ЦБ РФ. В целом российские предприятия задолжали кредитным организациям более $140 млрд. Так что нервозность министра понять можно.
   Разговорился Кудрин на закрытой встрече с банкирами, и, хотя встреча была закрытая, слова министра стали достоянием общественности. Тогда же глава ведомства отметил, что в некоторых отраслях значительно снизился спрос на товары, поэтому склады переполнены, и поставщики просто не смогут вернуть кредиты. Когда ждать нового кризиса, Кудрин не сказал. Но, по прогнозам Минэкономразвития, новая волна трудностей у банков может начаться уже осенью.
   Впрочем, пару ободряющих слов банкирам Кудрин все-таки сказал: «Банки рискуют нашими деньгами, они не могут один на один оставаться с рисками в экономике». Поэтому министр заверил, что государство и дальше будет помогать кредитным организациям в борьбе с кризисом.
   Что же касается прогнозов относительно выхода экономики из пике, то здесь Кудрин, видимо, решил подсластить «горькую пилюлю правды». Надо же было накануне встречи G-20 подправить имидж России. «По нашему прогнозу, в России в конце года начнется экономический рост», — заявил Кудрин, пояснив, что речь идет о трех последних месяцах текущего года.
Елейная стойкость
   Председатель Центробанка РФ Сергей Игнатьев также сохранил за собой 2-е место в рейтинге, как и его первый заместитель — Алексей Улюкаев, оставшийся на 4-м. Зампред ЦБ продолжает активное взаимодействие со СМИ, периодически делая громкие заявления, — по этому показателю он уступает лишь Кудрину. Однако, в отличие от министра финансов, Улюкаев старается делать только позитивные прогнозы. В особенности относительно тех процессов, за которые отвечает Центробанк.
   Недавно в прямом радиоэфире Улюкаев уверенно заявил, что «банковскому сектору волна банкротств не угрожает». Дескать, пока ни один банк не заявил о невозможности выполнения финансовых обязательств из-за просрочки платежей по потребительским кредитам. «Главный измеритель температуры в банковском секторе — уровень запаса капиталов — сегодня в среднем составляет 16%, что значительно больше нормы в 6—8%, установленной Базельским комитетом и ЦБ России», — объяснил Улюкаев.
   Однако опровергать заявление финансового «шефа» о проблемных долгах Улюкаев не рискнул. Он признал проблему «плохих долгов», но пообещал, что государство будет бороться с ними, предоставляя банкам субординированные кредиты на срок 10—30 лет. До последнего времени для российских банков такие долгосрочные займы оставались несбыточной мечтой. Видимо, для их реализации нужно было дождаться нынешних печальных времен. Тем не менее обещания были розданы, и банкиры уже могут грезить супердлинными кредитами за счет средств Фонда национального благосостояния, ЦБ, сторонних инвесторов и нынешних собственников банков.
   Не исключено, что если вторая волна кризиса накроет Россию и банковский регулятор окажется бессильным, последние высказывания первого зампреда ЦБ негативно повлияют на его имидж в глазах респондентов, по отзывам которых будет составлен следующий рейтинг. Если же ничего ужасного не произойдет, продвижение Улюкаева вверх по шкале нового рейтинга почти гарантировано.
   К слову, пока эта вероятность благополучного исхода событий невелика. Недавно стало известно, что ЦБ в ближайшее время не будет наращивать объемы кредитования российских финансовых организаций, хотя изначально планировал их удвоить, выдав дополнительно 3—4 трлн рублей. Об этом сообщил опять же Улюкаев. За четыре последних месяца 2008 года ЦБ и так предоставил своим подопечным
   4 трлн рублей. То есть на оставшийся до конца года период на помощь остается около 5 трлн — такие расчеты можно сделать на основе декабрьского заявления премьер-министра Владимира Путина. Согласитесь, не густо, а впереди как-никак вторая волна кризиса.
   Но банки уже начали возвращать ранее занятые у ЦБ средства, из этих средств можно выдавать новые кредиты. А это значит, что пока регулятору не приходится сильно «теребить» кризисную заначку. Да и ставка рефинансирования тоже может быть скоро снижена. Алексей Улюкаев торжественно заявил, что необходимость в повышении ставки сейчас отпала.
Неприятная реальность
   Банкиры и другие участники финансового рынка не столь оптимистичны, как представители надзора. Например, по прогнозам экспертов Ассоциации региональных банков России, до 30% кредитов, выданных предприятиям реального сектора, может попасть в группу риска. Это серьезно ударит по качеству активов и ключевым финансовым показателям банков.
   Банкиры это отчетливо понимают, многие из них уже начали активно действовать. Так, глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев, который поднялся в рейтинге влиятельности российских финансистов с 3-й позиции на 1-ю, получил самую высокую оценку по показателям «Влияние на финансовые процессы в стране» и «Поддержка со стороны госструктур». Продвижение Дмитриева к вершине рейтинга началось еще полгода назад, и вполне логично, что финал восхождения пришелся на этот сложный для рынка период.
   Именно ВЭБ с легкой руки правительства стал ключевым проводником господдержки финансового и реального сектора: на рассмотрение заявки подали многие крупные российские компании, некоторые успели получить займы. Малый и средний бизнес тоже не остался без внимания. Недавно Дмитриев рассказал о планах ВЭБа потратить 60 млрд рублей на выкуп долгов малых и средних предприятий, а еще 50—60 млрд рублей ВЭБ может предоставить в виде субординированных кредитов коммерческим банкам, кредитовавшим сектор.
   Но влияние ведомства Дмитриева одной Россией не ограничивается. ВЭБ активно борется с кризисом на просторах СНГ. Финансовый институт недавно приобрел киевский Проминвестбанк (ПИБ) и через него собирается направить на кредитование украинских предприятий $5 млн. До этого ВЭБ провел успешную санацию ПИБа, который уже получил третий транш ресурсов от российского «доктора» в размере $285 млн.
   Впрочем, есть в послужном списке Дмитриева и неудачи. В конце прошлого года ВЭБ попросил правительство увеличить уставный капитал госкорпорации на 950 млрд рублей. В противном случае, по словам руководства банка, ВЭБ задавили бы резко возросшие риски. Позже ВЭБ умерил свои аппетиты до 350 млрд рублей, но в Минфине опять заявили, что запрошенная сумма слишком велика. В итоге банк попросил всего-то 100 млрд, но и в этом вливании ему было отказано.
Польза резких высказываний
   Так или иначе, но отказ чиновников в предоставлении допинвестиций для ВЭБа не помешал Дмитриеву занять 1-е место в рейтинге. Все-таки респонденты больше ориентируются на активность кандидата, нежели пытаются оценивать эффективность его работы. Это правило можно проследить и на примере президента Альфа-банка Петра Авена, который поднялся на 3-е место в рейтинге влиятельности финансистов. Причиной тому, как и в случае с Кудриным, — ряд громких заявлений.
   Особый фурор вызвало интервью Авена в The Financial Times. В нем банкир спрогнозировал гибель сотен российских банков еще до окончания этого года. Первые банкротства произойдут уже осенью, когда начнут истекать сроки погашения большинства кредитов, взятых банкирами. Авен назвал ошибкой решение ЦБ поддерживать ставку рефинансирования на уровне в 15—19%. Из-за этого банки вынуждены выдавать межбанковские кредиты по ставкам в 25% годовых, что делает заемные средства слишком дорогими.
   Глава Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян сохранил за собой 7-е место в реестре влиятельных персон. Этот результат тоже укладывается в концепцию полезности резких высказываний и апокалипсических прогнозов для поднятия авторитета. Ни того, ни другого Тосунян за три последних месяца сделать не сподобился, осторожничал и зачастую ограничивался фразами вроде: ждать апокалипсиса в банковской сфере пока рано. По данным ассоциации, в среднем уровень просрочки по банковским ссудам составляет какие-то 3,3%. «Динамика к увеличению, конечно, есть, но не следует в годовой прогноз закладывать только негативный вариант», — пытается оставаться оптимистом Тосунян. По его наблюдениям, в России уже наметились признаки стабилизации валютного курса, успокоился рынок вкладов — люди «не бегут» из банков, а, наоборот, несут в них деньги. Так что в «его Багдаде» все спокойно. А потому поводов для волнений и резких движений по «табели о рангах» нет.
Биржевые успехи
   Весеннее оживление на фондовых биржах отразилось на успехах руководителей российских бирж. Не исключено, что на росте их влиятельности сказалось налаживание сотрудничества с аналогичными институтами за пределами страны. Так, сразу 15-е место рейтинга (до последнего времени глава биржи не входил в рейтинг) смог попасть предправления РТС Роман Горюнов. Похоже, на его имидж благотворное влияние оказала поддержка стран бывшего СССР. В конце марта «Украинская биржа», учрежденная российской РТС и местными инвесткомпаниями, первой на рынке Украины запустила интернет-трейдинг, позволяющий физлицам торговать бумагами. Это повысит ликвидность фондового рынка соседнего государства.
   Конкуренты не дремлют — ММВБ внедряет на украинской бирже ПФТС свою торговую систему. Кроме того, недавно группа ММВБ и Монгольская фондовая биржа подписали меморандум о сотрудничестве, которое помимо всего прочего подразумевает проведение двойного листинга для монгольских эмитентов.
   Это позволило главе ММВБ Константину Корищенко подняться в списке влиятельных финансистов с 14-й строчки (Корищенко дебютировал в прошлом рейтинге) на 5-е место. Самый высокий балл он получил за известность в зарубежных деловых кругах, уступив только главе ВТБ Андрею Костину.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK