Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "В РОССИИ «ЯДЕРНАЯ ВЕСНА»?"

Компания ОМЗ намерена потеснить западных подрядчиковЭНЕРГЕТИКА
Российская атомная энергетика? Большинство вспоминает при этом только одно — Чернобыль. Но эта распространенная ассоциация не отражает реальной картины. Эксперты утверждают, что причинами взрыва на Украине в 1986 году реактора советского производства, в результате которого над Европой нависло радиоактивное облако, стали ошибка персонала и необычная конструкция. В целом же Россия производит надежные, эффективные реакторы. На это указывает признание ЕС безопасными 14 сделанных в СССР реакторов с водой под давлением, которые ныне действуют в присоединившихся к ЕС Чехии, Венгрии и Словакии. Чего постсоветской атомной энергетике действительно не хватает, так это продуманного финансового менеджмента.
Скоро ситуация изменится. Во второй половине мая должна завершиться скрупулезная аудиторская проверка фирмой Ernst & Young «Объединенных машиностроительных заводов» (ОМЗ), хорошо зарекомендовавшей себя московской судостроительной компании, которая производит и бурильное оборудование для своих клиентов по всему миру. Ожидается, что после завершения аудита ОМЗ приобретет контрольный пакет акций контролируемой государством компании «Атомстройэкспорт», монопольного российского экспортера оборудования для ядерных электростанций и поставщика услуг. ОМЗ уже является основным субподрядчиком «Атомстройэкспорта», и предполагаемое приобретение — амбициозная сделка, нацеленная на то, чтобы вывести российскую атомную отрасль в один ряд с такими западными гигантами, как General Electric Co. и контролируемая государством французская компания Framatome. Глава ОМЗ, 47-летний Каха Бендукидзе, убежден, что долгий постчернобыльский «мертвый сезон» закончился. «Спрос на атомную энергию будет расти» по мере того, как люди все больше будут осознавать вред, наносимый окружающей среде и здоровью людей электростанциями, работающими на угле, считает он.
Если Бендукидзе прав, модернизированная атомная отрасль России будет вполне готова к борьбе с западными конкурентами. «В России есть хорошие конструкторы, великолепные ученые и отличные технологии. Русским просто нужно все это организовать», — говорит Энн МакЛэклан (Ann McLachlan), шеф европейского бюро парижского издания Platts Nucleonic Week (как и Business Week, издается The McGraw-Hill Companies). В России лучших ученых-ядерщиков, инженеров и техперсонал можно нанять за втрое меньшие суммы, чем в США и Европе. «Они, безусловно, могут делать все значительно дешевле, чем GE, и, возможно, так же хорошо», — говорит финансовый аналитик Роб Эдвардс (Rob Edwards) из московской ИК «Ренессанс Капитал».
Никаких жалоб не слышно и от финнов, которым в 1977 и 1980 годах СССР построил два реактора. Они продолжают работать в городке Ловииса. «Эти два реактора входят в число лучших в мире по безопасности и техническим характеристикам», — утверждает Петер Ганго (Peter Gango), главный инженер АЭС в Ловиисе.
Более того, иностранным клиентам будет комфортно работать с ОМЗ, которая считается одной из наиболее прозрачных среди российских промышленных компаний. Вторым после Бендукидзе крупнейшим ее акционером является Джордж Сорос (George Soros), которому принадлежит 10% акций. У компании есть выход на рынок еврооблигаций, и в сентябре она планирует пройти листинг Лондонской фондовой биржи. В 2002 году ОМЗ показала прибыль в $6 млн. при обороте в $400 млн. С января 2001 года котировки акций ОМЗ, зарегистрированных на российской бирже, превысили индекс РТС на 133%. «Мы откроем «Атомстройэкспорту» двери в плане финансирования, и мы можем обеспечить более качественный менеджмент», — говорит Алексей Шавров, заместитель гендиректора ОМЗ.
Первая серьезная проверка предстоит ОМЗ в Финляндии, где «Атомстройэкспорт» участвует в тендере на строительство пятого финского ядерного реактора. Наградой победителю будет контракт стоимостью $3 млрд. У русских есть шансы на победу. «Их позиции очень сильны», — считает аналитик ядерной отрасли Эдриан Коллингз (Adrian Collings) из лондонской World Nuclear Association.
Однако, перестраивая неповоротливый «Атомстройэкспорт», ОМЗ придется действовать быстро. Сейчас «Атомстройэкспорт» работает под эгидой Минатома, непрозрачного, работающего в советском стиле гигантского ведомства, полного контроля над которым не имеет даже Кремль. Чтобы «проглотить» «Атомстройэкспорт», ОМЗ придется раскрыть рот пошире: экспортные доходы «Атомстройэкспорта» в этом году должны составить $800 млн., что больше $450—500 млн. прогнозируемого оборота ОМЗ. Гендиректор Виктор Козлов, 58-летний инженер, как и большинство из 800 его подчиненных, собаку съевший на тонкостях советской атомной энергетики, утверждает, что «Атомстройэкспорт» — прибыльная компания, но точных цифр не называет.
Придется решать и политические проблемы. В наследство ОМЗ достанутся разногласия с администрацией Буша по поводу контракта «Атомстройэкспорта» на строительство ядерного реактора в Бушере на юге Ирана, который должен вступить в строй в следующем году. Белый дом резко возражает против этого, опасаясь, что российские материалы, топливо и ноу-хау могут помочь Ирану создать ядерное оружие. Но Бендукидзе, встречавшийся с представителями Совета национальной безопасности нынешней администрации, считает их опасения беспочвенными. Он убежден, что «это открытый, прозрачный, контролируемый и безопасный проект».
Индия и Китай, где стремительно растет спрос на электроэнергию, также являются целевыми рынками для атомного экспорта. «Я не уверен, что можно построить атомную электростанцию намного дешевле», — говорит Джон Райс (John G. Rice), президент и гендиректор GE Power Systems. Но «мы, безусловно, высоко ценим российские технологии и приветствуем новых конкурентов». Русские идут.
ИРАН — НОВЫЙ ЧЛЕН «ЯДЕРНОГО КЛУБА»?

Хотя атомная отрасль России демонстрирует многообещающие признаки оживления, один вопрос так и остается неурегулированным: участие в ядерной программе Ирана. С тех пор как в 1996 году российские компании во главе с «Атомстройэкспортом» подписали $800-миллионный контракт на строительство в Бушере, на берегу Персидского залива, единственного иранского реактора для АЭС на 1000 мегаватт, власти США неизменно выражали опасения, что это поможет Ирану тайно создать ядерное оружие.
Сейчас выясняется, что Тегеран намного ближе к созданию атомной бомбы, чем думали в Вашингтоне, хотя, возможно, и реактор в Бушере, и русские имеют к этому мало отношения. В начале года Иран признал, что в обстановке полной секретности построил сложнейший завод по обогащению урана в Натанзе, к северу от Исфахана. Эксперты утверждают, что по завершении строительства и монтажа оборудования в 2005 году Иран будет в состоянии производить несколько урановых бомб в год. О существовании завода в Натанзе и производстве тяжелой воды в Араке на северо-западе Ирана стало известно в августе прошлого года, благодаря информации одной из иранских оппозиционных групп, подтвержденной данными спутниковой разведки. Позднее все это подтвердили и власти Ирана. «В комнате находится слон, и его наконец-то заметили», — говорит Патрик Клоусон (Patrick Clawson), специалист по Ирану и замдиректора аналитического центра Washington Institute for Near East Policy.
Эта новость может осложнить и без того напряженные из-за войны в Ираке отношения США с ключевыми странами мира. Полагают, что сложнейшие центрифуги в Натанзе (160 уже в работоспособном состоянии и еще 1000 с лишним будут налажены в ближайшие 18 месяцев) созданы на базе пакистанских технологий. И КНР признала факт поставок Ирану гексафторида урана — газа, являющегося ключевым компонентом для получения расщепляющегося изотопа уран-235. «Мы требовали, чтобы Китай воздержался от сотрудничества с Ираном, — говорит высокопоставленный чиновник из администрации Буша в Вашингтоне. — Возможно, другие — Россия и ряд европейских стран — также замешаны в этом. И мы бьем их по рукам».
Европейцы, однако, всегда были против жесткой линии Вашингтона в отношении Тегерана, причисленного к так называемой оси зла, и могут негативно отреагировать на очередное бряцание оружием по поводу иранской ядерной программы. Они по-прежнему поддерживают реформистски настроенного президента Мохаммеда Хатами (Mohammed Khatami).
Все может стать еще хуже. Если Иран уже располагает обогащенным ураном, то это нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия от 1970 года. В конце февраля гендиректор МАГАТЭ Мохамед Эль-Барадей (Mohamed ElBaradei) срочно посетил Натанз и теперь пытается убедить ядерные власти Ирана (Atomic Energy Organization of Iran) согласиться на более жесткий инспекционный режим. Делать это Тегеран пока не желает. С докладом на эту тему Эль-Барадей выступит на совете МАГАТЭ в июне.
Итак, мир столкнулся с потенциально более серьезной ближневосточной версией северокорейского ядерного кризиса? Акбар Этемад (Akbar Etemad), бывший руководитель иранской программы по атомной энергетике, считает, что да. «Программа создания ядерного оружия в Иране? Я был бы удивлен, если бы ее не было, — говорит он. — У них перед глазами пример Северной Кореи, и они видят, что, если у тебя есть ядерное оружие, к тебе прислушиваются и относятся с большим уважением». Один из самых нестабильных регионов планеты, возможно, скоро станет еще опаснее.
Джон Россант (John Rossant) в Париже. — Business Week

ПОЛ СТАРОБИН (PAUL STAROBIN) В МОСКВЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK