Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "В Россию с любовью: марш западных компаний"

Страна становится все более привлекательной для крупных компаний потребительских товаров.Север Москвы, 2 часа пополудни в субботу. Только что открывшийся гипермаркет французской розничной сети Auchan переполнен. Очереди по двадцать и больше человек стоят ко всем 68 кассам. Менеджер смены Татьяна Скороходова на пять минут закрывает вход в магазин, чтобы разгрузить зал. 26-летняя продавщица Елена Еремихина быстро выставляет на полки новый товар. «Прямо с руками рвут», — едва переводит она дыхание.
Наблюдая с балкона за этим столпотворением, Филипп Лонге (Philippe Longuet), гендиректор Auchan в России, не выказывает особых эмоций. «Для открытия это нормально, — замечает он. (Несмотря на жесткую конкуренцию, Лонге считает, что спрос достаточно большой для того, чтобы вскоре открыть еще два гипермаркета.) — На наш взгляд, экономика сейчас стабильна, и мы надеемся на дальнейший быстрый рост покупательной способности россиян».
«Быстрый» — это слабо сказано. Через четыре года после мгновенного обесценивания рублевых сбережений граждан в августе 1998 года экономический рост России на глазах превращается в потребительский бум. Потребительские расходы увеличиваются столь стремительно (на 42% за прошедшие два года), что в Россию потянулись не только гиганты розничной торговли типа Auchan. Многие международные корпорации, включая Procter & Gamble, Nestle, L’Oreal и IKEA, теперь воспринимают Россию как самый быстрорастущий рынок в мире. «Россия стала приоритетным рынком для большинства международных корпораций», — говорит Даниэла Риккарди (Daniela Riccardi), вице-президент P&G по Восточной Европе. Эта гигантская компания со штаб-квартирой в Цинциннати — крупнейший рекламодатель в сегодняшней России.
Объемы продаж растут во всех сегментах рынка — от пива до краски для волос. Аналитики, следящие за доходами датской пивоваренной компании Carlsberg, расценивают курс обмена рубля к доллару как индикатор прибыльности компании. Carlsberg владеет 50% акций Baltic Beverages Holding, производителя популярного пива «Балтика». За прошлый год объем продаж «Балтики» подскочил на 60% — до $537 млн. Русские мужчины стали пить больше пива, а женщины — покупать больше косметики. В прошлом году продажи L’Oreal в России выросли на 52%.
Это удивительная и, возможно, хрупкая тенденция, если учесть, что, по официальной статистике, большинство россиян существуют на среднюю зарплату в $144 в месяц. Это немного меньше докризисного уровня, но в два с лишним раза больше, чем среднемесячная заработная плата в 1999 году, когда дефолт урезал ее до $63. С тех пор высокие мировые цены на нефть подстегнули бум и не только помогли правительству пополнить резервы, но и обеспечили повсеместный рост заработной платы, а также заставили предпринимателей из не связанных с энергоносителями отраслей поверить, что можно вкладывать средства и в промышленность. Реальный доход после налоговых и прочих выплат в первой половине года вырос на 7,4%, что почти в два раза выше темпов роста ВВП.
Основная часть денег прямиком направляется в кассы торговцев: россияне тратят на питание и товары первой необходимости большую часть своих зарплат и пенсий. Банковская система настолько не развита, что ипотечными и прочими видами кредитов пользуются и, соответственно, выплачивают по ним очень немногие. Мало кто платит и реальную квартплату: большинство россиян получили право приватизировать свои квартиры сразу после распада Советского Союза. «Сейчас у людей появилось больше денег, — говорит Пекка Хуттунен (Pekka Huttunen), глава L’Oreal в России. — И они больше верят в будущее, поэтому могут позволить себе тратить больше».
Именно так обстоит дело в случае с Татьяной Ефимовой, 34-летней программисткой, путешествующей по Auchan с 11-летним сыном и его бабушкой. Доход ее семьи, включая ее зарплату, зарплату ее мужа и матери, составляет $450 в месяц. Ефимова складывает в тележку стиральный порошок «Ариэль», йогурты «Данон» и парное мясо местного производства. Она намерена потратить за этот поход $50 и столько же — в следующий раз, через неделю. «Здесь можно быть уверенным в качестве», — замечает она.
Сколько продлится этот потребительский бум? Несмотря на все успехи последнего времени, тень 1998 года по-прежнему витает над страной. Тогда прибыли мировых гигантов потребительского рынка в России сократились на 50%. Поэтому, чтобы застраховаться на случай нового кризиса, они увеличивают производство продукции на местах. За счет ухода от непомерных таможенных пошлин на импорт удается снизить издержки. Кроме того, это обеспечивает защиту от девальвации, из-за которой импортные товары и продукты могли бы снова быть вытеснены с рынка. С 1995 года Nestle вложила в модернизацию девяти фабрик по производству шоколада, мороженого, каш, супов и соусов быстрого приготовления Maggi более $200 млн. P&G инвестировала $50 млн. в реконструкцию завода в Новомосковске (Тульская область, 200 км от Москвы). «Сейчас экономическая ситуация гораздо более устойчива, чем раньше, — комментирует Риккарди из P&G, — но, как известно, никогда не говори «никогда».
На горизонте виднеются кое-какие приметы возможных проблем. Экономисты отмечают, что планы правительства в следующем году увеличить расходы бюджета на 19,6% и пойти на новые займы могут привести к дестабилизации экономики. «Если правительство ослабит финансовую политику, удержать набранный темп будет труднее», — говорит Роланд Нэш (Roland Nash), глава исследовательского отдела московской инвестиционной компании «Ренессанс Капитал».
И все же многие уверены в том, что для России провалы и кризисы прошедшего десятилетия и в самом деле остались в прошлом. Леннарт Дальгрен (Lennart Dahlgren), директор российского подразделения шведского мебельного гиганта IKEA, получил подтверждение этому после 11 сентября: объемы чистых продаж IKEA снизились везде, кроме России. Компания тратит на расширение своего бизнеса в России больше, чем где-либо еще в мире. Сегодня у компании есть два магазина в Москве и к концу года должен открыться третий. Его строительство завершается, оно обойдется в $250 млн., а сам торговый центр станет вторым по величине в Европе.
Темпы роста, может, и замедлятся, но в любом случае в течение ближайших нескольких лет международные корпорации по-прежнему рассчитывают получать прибыли, измеряемые двузначными цифрами. В конце концов, в России ежегодные расходы на душу населения на приобретение продукции P&G составляют скромные $3 против $77 в США. Если президент Владимир Путин сможет удерживать устойчивый курс, потенциал для роста объема потребительских затрат будет оставаться огромным. А пока кассовые аппараты продолжают радостно дзинькать.

Кэтрин Белтон (Catherine Belton) в Москве и материалы бюро. — Business Week.

Общие потребительские затраты россиян ($ млрд.)

1999102
2000117
2001145
2002*167

* оценка

Источник: Russian State Statistics Committee, Brunswick UBS Warburg. — Business Week.

Годовой объем продаж в России ($ млн.)

Компания19981999200020012002*
IKEA Строит мегамагазин в деловом центре Москвы100150220
Nestle Вложила почти $200 млн. на реконструкцию девяти шоколадных фабрик и заводов по производству продуктов питания500325455500700
Carlsberg Владеет 50% акций пивоваренной компании, производящей популярное пиво «Балтика»249**200**333**537**673**

* оценка

** объемы продаж «Балтики»

Источник: компании, Business Week. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK