Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "В Сибирь по путевке"

Отпуск дается человеку только раз — для того, чтобы стало мучительно стыдно за зимние грезы о нем. Потому что никогда так не любишь родную работу, как основательно испортив себе отпуск. А сделать это масса возможностей. Главная же прелесть ситуации в том, что от тебя здесь зависит очень мало.Как было написано на постаменте, на котором возвышалась обосранная голубями голова великого селекционера, на станции «Мичуринская»: «Мы не можем ждать милостей от природы».
Загвоздка в том, что мы особо от нее и взять-то не в состоянии.
Вот мой друг Гавриков поехал в Сочи с женой и детьми, снял роскошную двухэтажную виллу с трехразовым питанием на берегу моря. И что? С утра и до утра у него под окном на пляже резвились нетрезвые вакханки и раздавались немузыкальные, но громкие песни. Через два дня ребенок свалился с лестницы со второго этажа, а сам Гавриков отравился пиццей из морепродуктов, любезно приготовленной гостеприимным хозяином. Другой мой приятель нырнул с теплохода — и уже через полчаса его везли в местную больницу с дыркой в черепе. Еще одна знакомая семейная пара купила путевки в дом отдыха на Азове. Послушайте, на каких кораблях плавал там Петр I? Там море по колено в час прилива. Правда, оно настолько грязное, что дна не видно и возникает соблазн нырнуть. Вишенка же была в том, что дом отдыха располагался не территории детского лагеря отдыха.
Я же в этом году решил со своей подругой немкой Мартой, представляющей в Москве довольно известную немецкую фирму, посмотреть красоты собственной родины. Конкретно озеро Байкал. Вот уже почти пять лет Марта пытается приобщить меня к европейской цивилизации, убеждая что «все иностранное — значит отличное». Я же позволяю себе относиться к этому утверждению довольно иронично. Особенно с тех пор, как, проведя ночь на цветном постельном белье известной фирмы, купленном по совету подруги в Экспоцентре, обнаружил, что к утру приобрел мертвенный синий отлив. Особенно зловеще выглядели ноги и шея. Как объяснила мне матушка, краска оказалась непрочной.
Но, говорят, вода камень точит, и этим летом я наконец решил отдаться немецкой туристической фирме Euro Lloyd, которую выбрала Марта для нашего с ней путешествия по Байкалу. Вообще-то я предложил для начала обратиться к российским туристическим фирмам — провести, как говорят наши иностранные товарищи, маркетинг. Но услышал неизменное: «Только немцы могут обеспечить качественный отдых».
Сопротивление было бесполезным. И, заплатив за неполные пять дней отдыха высококачественной немецкой фирме две тысячи сто долларов за нас обоих, мы отправились в аэропорт. По дороге Марта живописала мне прелести предстоящего турне: «Жить мы будем в отличных отелях, а на теплоходе я забронировала каюту на верхней палубе. К тому же с нами едут только немцы, а значит, сервис обеспечен».
Последнее слово в споре всегда остается за женщиной. Все, что ты скажешь потом, будет уже началом нового спора.
Прилетев ночью в Иркутск, группа тут же отправилась на южный берег Байкала, в деревню Листвянка, где разместилась в четырехзвездном отеле «Байкал», хотя и три звезды для него были бы некоторым преувеличением. Два дня мы гуляли по Листвянке, на ознакомление с которой хватило бы и пары часов: кроме музея деревянного зодчества смотреть там было абсолютно нечего. Потом нас повезли на теплоход, имя которому было «Байкал». То есть романтика, ради которой мы и летели шесть часов из Москвы, вроде как обещала стать реальностью, данной нам в ощущениях.
От местных аборигенов мы узнали, что судно «Байкал» вовсе не парадного снежного цвета, как нам было обещано в Москве, а напротив, радикального черного. Я все же решился навести справки у г-на Демидова, нашего сопровождающего. «Я видел его на фотографии,— сказал через губу этот достойный мужчина.— Он абсолютно белый».
«Байкал», на который мы стали грузиться, был покрашен исключительно черной краской.
Марта быстро вбежала в поисках заказанной ею каюты на верхнюю палубу, но своей фамилии там не обнаружила. Насторожившись, она спустилась на палубу этажом ниже. Но и там на дверях кают висели чужие имена. Тогда на всякий случай мы решили заглянуть на палубу, где размещалась на ночлег команда теплохода. Невероятно, но факт: именно там, рядом с туалетом и без всякого вида на море, мы должны были проплавать два дня.
Гитлер капут. Фирма с присущей немецкой пунктуальностью отреагировала на просьбу своего клиента созерцать красоты Байкала сверху, сделав все ровно наоборот. Я обратился к г-ну Демидову с просьбой разъяснить ситуацию. Последний, однако, был явно не расположен к беседе. Со скучающей миной на лице сообщил, что послал просьбу моей подруги о верхней палубе российской посреднической фирме и случившийся казус произошел не по его вине, а исключительно из-за русского разгильдяйства. Трижды зевнув, г-н Демидов заявил, что поправить ничего не может, корабль же должен отправляться, а мы если чем-то недовольны, то это наши проблемы. Варианта два: брать то, что дают, либо покидаем борт.
После этого сопровождающий менеджер, даже не принеся извинений, удалился с гордо поднятой головой.
Моим первым желанием было взять чемодан, Марту и высадиться на берег: наш человек к превратностям судьбы готов завсегда. Моя же подруга, хотя и проклинала фирму Euro Lloyd, однако к роли бродяги из известной песни была явно не готова. К тому же тащиться с сумой на плечах явно не входило в ее планы. Тем более что она заказывала тур со стопроцентным сервисом.
Но тут, к счастью, к нашей перепалке подключился капитан судна Александр Битюцкий, двадцать лет плавающий по Байкалу. «Да не расстраивайтесь вы,— сказал он.— Мы вас будем вкусно кормить, а если мутить будет во время качки, что вряд ли случится, поможем. Жалко будет, если вы так и не увидите Байкал, ради которого приехали. Конечно, теплоход наш не пятизвездочный отель, но останетесь им довольны».
Кстати, рассказал он, когда десять лет назад буксир переделали в пассажирское судно, они везли американцев. Те, так же как и мы, увидев предложенные условия, были ошарашены и понуро расхаживали по кораблю, сбивая головами потолочные лампы: все американцы были почти двухметрового роста. Но позже, увидев, как их соотечественники на плывшем рядом суденышке спят прямо на палубе, под дождем в спальных мешках, обрадовались как дети и страшно возлюбили свое собственное судно. Так что все познается в сравнении.
И насчет каюты. Как следовало из слов капитана, приехать бы представителю фирмы хотя бы на пятнадцать минут раньше и самому развесить таблички с именами на каютах, как это обычно делается, все было бы в порядке. Но так как он не появился, а времени было в обрез, было решено самим распределить всех по каютам. Что в обязанности команды, кстати, не входит.
Впервые почувствовав небезразличие к своей персоне со стороны людей, которым должно быть по барабану, по-немецки сентиментальная Марта прослезилась. Мы решили остаться на «Байкале», а я зарекся пользоваться услугами немецкого сервиса.
И даже попросил Машу из камбуза поставить в столовой для меня и моей Марты отдельный столик, чтобы не сидеть рядом с хамоватым плейбоем. Однако настроение у моей подруги было испорчено. Мои рассказы о том, что на этом теплоходе подписывались какие-то договора между МЧС России и США, а также попытка спеть «Враги сожгли родную хату» и «Вставай, страна огромная» ее не развлекли. То ли дело было в моих вокальных способностях, то ли репертуарчик хромал. Марта продолжала жаловаться на судьбу: «Ну почему я, одна из немногих заранее пославших факс в фирму, заказав верхнюю каюту, в результате оказалась в самой худшей?»
Как известно, моральная компенсация не лучшая, но все-таки замена материальных потерь. В принципе, это очень по-русски: сделать гадость, а потом извиниться за доставленное неудобство. А кто осудит кающегося грешника? В того мы первыми бросим камень. Потому, не выдержав несчастного вида Марты, я решил привести г-на Демидова и заставить его извиниться перед нами.
Я отыскал этого джентльмена в корабельной столовой. Весь его вид был иллюстрацией к популярной песне Аллы Пугачевой «Миллион, миллион, миллион малых доз». Выдержав его полчасика на свежем воздухе, я, бережно поддерживая его под руку, заставил его спуститься в каюту к Марте и принести ей свои извинения. Покачиваясь из стороны в сторону, г-н Демидов вошел в нашу каюту, плюхнулся на мою кровать и тут же начал на ней раскачиваться. Заплетающимся языком и с трудом подавляя рвотные позывы, он выдавил из себя несколько фраз, которые сводились к тому, что во всем виноваты русские посредники. Тут я понял, что дал маху. Опасаясь непоправимого, я предложил г-ну Демидову как можно быстрее извиниться и с такой же скоростью покинуть наше убогое помещение. Напоследок я спросил его, разрешено ли сотрудникам немецкой фирмы употреблять спиртные напитки во время работы. На вопрос он ответил по-одесски вопросом: «А вам разрешается разглашать внутренние секреты?» Из чего я сделала вывод, что столь странное состояние, как и поведение менеджера, является исключительно секретом фирмы.
В Иркутске мы решили больше не обременять Euro Lloyd заботой о собственной персоне, тем более что в программе не значилось посещение знаменитых музеев города — дома Волконских и дома Трубецких. Взяв такси, мы отправились по местам декабристов самостоятельно.
Р.S. Вернувшись в Москву, я все же не поленился провести собственный маркетинг, позвонив в одну из отечественных туристических фирм. Выяснилось, что VIP-тур (который, как известно, на сорок процентов дороже обычного) с персональным гидом-переводчиком и машиной, а также катером для двоих, на котором плавал сам бывший немецкий канцлер Коль, мы могли бы получить всего на сто долларов дороже

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK