Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Вагоновожатая"

О том, что реструктуризация железнодорожного хозяйства даст бизнесу и пассажирам, рассказывает заместитель министра путей сообщения Анна БЕЛОВА.«Профиль»: Анна Григорьевна, реформа МПС — вещь абстрактная. И конкретные формы она обретает, если не говорить об узкой группе специалистов, когда речь заходит о деньгах. В случае с МПС — о тарифах. Как они будут меняться в ходе реформы?
Анна Белова: Основная наша позиция заключается в том, чтобы не ухудшить и во многом даже улучшить положение грузоотправителей в ходе реформы МПС.
Что же касается непосредственно тарифов, то с января будущего года предприятия системы МПС перейдут на новую учетную политику, в результате чего будет достигнута финансовая прозрачность. В соответствии с предложениями Российского союза промышленников и предпринимателей и Торгово-промышленной палаты предполагается в ходе реформы разделить тарифы на две составляющие. А именно: отдельную плату за подвижной состав и отдельную — за пользование инфраструктурой. В результате собственники подвижного состава будут оплачивать только пользование инфраструктурой. А это очень хороший стимул для расширения парка частных транспортных компаний на железных дорогах.
Также в новую методику формирования тарифов мы закладываем элементы перекрестного субсидирования различных родов грузов. Например, тарифы на перевозку нефти можно сделать выше, цена на нее все равно останется конкурентоспособной. А вот тарифы, например, на уголь и металлы нужно понижать — расстояния «съедают» их конкурентоспособность. На отдельные виды грузов, например на тот же уголь, предусмотрены сезонные скидки.
«П.»: Если ближе к жизни: насколько возрастут железнодорожные тарифы в следующем году?
А.Б.: Здесь нет планов или прогнозов, здесь есть правительственная позиция и позиция депутатов. Недавно в бюджет была внесена поправка, которая жестко фиксирует предельный уровень повышения тарифов естественных монополий. Для железнодорожного транспорта это 12%.
«П.»: То есть примерно на уровне заложенной в бюджете инфляции?
А.Б.: Мы считаем, что для поддержания основных фондов в 2003 году необходимо вложить не менее 160 млрд. рублей. Но тот уровень тарифов, который сегодня определен, позволит в лучшем случае получить 125 млрд. рублей.
«П.»: Как будет восполнена нехватка?
А.Б.: Никак. Просто будет происходить износ основных фондов. Чудес не бывает.
«П.»: И тем не менее в нынешнем году — это данные вашего министерства — уровень износа фондов снизился с 56% до 55%. Хотя инвестиционная программа на текущий год была даже меньше той, что вы планируете на 2003 год, — всего около 70 млрд. рублей. Как так получается: инвестиции вырастут, а фонды будут продолжать стареть?
А.Б.: Действительно, мы сумели снизить уровень износа фондов за нынешний год на 1%. Но это был результат 2001 года — тогда была реализована большая инвестиционная программа. К тому же в 2001 году мы не платили налоги. Сегодня же мы платим и налоги, и по долгам — бюджетам всех уровней — МПС должно порядка 36 млрд. рублей. Эти долги реструктурированы на 4—6 лет.
«П.»: Тогда, может быть, изменить структуру инвестиций, сосредоточив основные средства именно на обновлении основных фондов? Ведь 125 млрд. рублей — это очень серьезные деньги.
А.Б.: Сразу скажу, что никаких проектов типа строительства санаторно-курортных учреждений и т.д., на которых можно было бы сэкономить, у нас нет. Около 40% из общего объема инвестиций планируется направить на обновление парка вагонов и локомотивов. Также инвестиции будут направлены на завершение строительства объектов, начатых не раньше позапрошлого года, ведь долгострой — это просто выброшенные деньги. Это система центров управления перевозочным процессом и технологические проекты, направленные на повышение уровня эксплуатации основного перевозочного процесса.
Ну а, что называется, красивые проекты, наподобие мостового перехода на Сахалин или строительства подходов к месторождениям различных полезных ископаемых в зоне БАМа, то они выведены на уровень государства, которое должно финансировать их в рамках федеральной программы развития транспортного комплекса.
«П.»: Давайте вернемся к проекту реформы. Что она даст пассажирам?
А.Б.: У нас есть стратегия реформы, результат которой мы получим лет через 15, не раньше. Но мы должны планировать среднесрочные тактические мероприятия таким образом, чтобы пассажир мог через год сказать, что сегодня стало лучше, чем вчера. Сегодня появились самые современные поезда в Тулу, Ярославль и по другим направлениям, скоростной поезд в Домодедово. То же самое на каждой дороге.
Каждый заместитель начальника дороги по реформе планирует некий набор «субпроектов», которые должны показать людям, что конкретные результаты в улучшении обслуживания пассажиров — дело не десятилетней перспективы, а очень близкой. Если люди будут видеть позитивность изменений, я думаю, они будут поддерживать и реформу в целом.
«П.»: А если эти изменения перевести на всем понятный язык — сколько будут стоить билеты?
А.Б.: Повторю, этот вопрос решается правительством. Мы можем выходить лишь с предложениями. На будущий год стоимость билетов возрастет в среднем на 12%. Но для МПС они все равно останутся убыточными, дотируемыми за счет грузоперевозок.
Что же касается общих положений, то могу сказать, что в ходе реформы права пассажира будут либерализованы. Это записано в проекте Транспортного устава. В конкретном плане — это и различные компенсации, и бесплатное предоставление информации, и право неограниченного провоза малолетних детей (раньше на бесплатную поездку мог рассчитывать только один ребенок) и т.д.

МИХАИЛ СИДОРОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK