Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Валентин Дубинин: «Экономика Приморья больна, но излечима»"

Валентин ДУБИНИН возглавил Приморье после отставки Наздратенко. На грядущих выборах он надеется избавиться от приставки «и.о.» — чтобы реализовать на практике свои представления о том, как должна развиваться экономика края. «Беда в том,— считает Дубинин,— что политики у нас не хотят связываться с хозяйством, а хозяйственники — с политикой. Пора разорвать этот порочный круг».«Профиль»: Валентин Степанович, для тех в Москве, кто считал себя знатоками приморской политической кухни, ваше назначение и.о. губернатора после ухода Наздратенко явилось полной неожиданностью. Фамилия Дубинин никогда не всплывала в политических пасьянсах, она неизвестна в московской политической тусовке. А ведь Приморье всегда было частым гостем в федеральных СМИ…
Валентин Дубинин: Я всегда сторонился того, что в Приморье принято называть политикой,— это похоже не на политику даже, а на какую-то борьбу без правил. Причем борьба эта исключительно межличностная, межклановая, если хотите; никаких концепций, идей там и близко не стояло.
Так вот, от этой политики я старался держаться подальше, предпочитал просто работать, курируя сельское хозяйство и лесоперерабатывающую отрасль. Пусть это не так престижно: и фамилию мою в газетах не склоняли каждый день, и по ОРТ не показывали,— зато можно было спокойно спать.
«П.»: Вы считаете, что можно быть членом команды и не играть по ее правилам?
В.Д.: Да я бы не назвал себя членом команды, если вы имеете в виду команду Наздратенко. Был некий ближний круг, в который я никогда не входил и войти не стремился. И Евгений Иванович, кстати говоря, уважал это мое стремление сохранить максимально возможную самостоятельность. Наздратенко — очень сложный человек, но в принципе с ним можно было работать. Главное — суметь себя правильно поставить. Между нами действовал четкий договор: я не лезу ни в политические дрязги, ни в его окружение, а он не мешает мне работать и не треплет мне нервы. И в целом этот договор соблюдался — и мной, и им.
«П.»: Тем не менее сегодня вы в политике. И не просто в политике, а на гребне волны: и.о. губернатора, кандидат в губернаторы на майских выборах…
В.Д.: На гребне, думаете? Честно говоря, ощущения полета над волнами нет. Наоборот — тяжелый груз. Ведь в дополнение к своим прежним обязанностям я вынужден теперь работать и за губернатора, и за нескольких его замов, ушедших вместе с Наздратенко в феврале. И только потом — пресловутые представительские функции, фуршеты-награждения и политика.
«П.»: Какова сегодня экономическая ситуация в Приморье — в первую очередь со светом и теплом?
В.Д.: Не то чтобы все вообще летело в пропасть со страшной силой, как иногда можно понять по статьям в московской прессе, но есть несколько очень серьезных провалов. Это прежде всего ЖКХ, энергетика. Я, в принципе, и раньше имел некоторое представление о том, что творится в этих отраслях, хотя и не курировал их, но когда, став и.о. губернатора, столкнулся с ними вплотную — ужаснулся.
Десять лет вся работа с ЖКХ сводилась к тому, что выделялись некоторые суммы на закупку топлива. И то недостаточные. Все. Никаких плановых ремонтов, не говоря уж о развитии. Когда-то все эти брошенные трубы и котельные должны были лопнуть и развалиться. Вот минувшей зимой и настал этот срок. Так сказать, «проблема 2003 года» посетила нас на пару лет раньше, чем остальную Россию.
И вот теперь мы — те, кто остался на хозяйстве,— вынуждены разгребать эти сумасшедшие завалы. И выделять огромные деньги на то, чтобы проделать за год работу, которая по-хорошему должна была быть сделана за пять-шесть лет. Это отчасти напоминает мне историю, когда, я вступив в должность первого секретаря Анучинского райкома, должен был за год-полтора достроить канализацию и водопровод, которые перед этим строились двенадцать лет. Но на этот раз и масштабы не те, и условия куда менее благоприятные.
460 миллионов рублей на ЖКХ предусмотрено в нашем бюджете на 2001 год. Сумма невиданная для Приморья. Но и в нее уложиться будет не так-то просто. Чтобы сделать это, перешли к системе централизованных закупок материалов в масштабах края: так получается дешевле.
С углем начали разбираться. В последние годы вышло так, что крупные перспективные разрезы полностью переключились на «Дальэнерго», а для нужд ЖКХ уголь пришлось завозить издалека. Теперь мы работаем с «Приморскуглем», ориентируем его на работу с ЖКХ. В мае, как закончится посевная и с деньгами станет полегче, начнем кредитовать угольщиков, чтобы они могли закупить оборудование, отремонтироваться и с новыми силами заработать к осени. А вернут нам кредит уже углем.
«П.»: Как вы думаете, повторится следующей зимой ситуация с отключением электричества и тепла?
В.Д.: Думаю, нет. Такое безобразие мы успеем предотвратить. Но вот привести нашу «коммуналку» в божеский вид за один сезон, конечно же, не получится. На это уйдет года два. При условии, что эту проблему будут решать так же плотно.
«П.»: В общем, сейчас вы в основном занимаетесь аварийным ремонтом ЖКХ?
Д.В.: Э-э, нет, что вы! Если губернатор или даже его и.о. по уши увязнут в текучке, пиши пропало. Нельзя витать в эмпиреях, но нельзя и замыкаться в рамках одной-двух проблем: дескать, этот год чиним трубы, а все остальное пока подождет. Так мы всю жизнь будем латать тришкин кафтан, работать от аврала до аврала.
Чтобы выбраться из аварийщины, нужны принципиальные прорывы, нужна программа действий на год, два, пять вперед. Поэтому одним из первых моих шагов в новом качестве стало обращение к деловым людям Приморья, к руководителям предприятий с просьбой представить свои соображения по поводу того, как нам жить дальше. Причем не обязательно глобальные предложения, но и, условно говоря, бизнес-планы по конкретным своим предприятиям: те проекты, которые реально могут быть запущены и дать осязаемую выгоду и в осуществлении которых краевая власть может помочь — гарантиями ли, льготами ли. И пошли сотни предложений. Провели краевое экономическое совещание — тоже масса дельных мыслей. Все их взяли на карандаш и сейчас прорабатываем в нашем комитете экономики.
Близка к завершению новая инвестиционная программа: будем предоставлять льготы всем, кто решит вкладывать средства в реконструкцию существующих предприятий и тем более в создание новых производств. Например, сельхозтехники, гражданского судоремонта. Зачем везти из Китая то, что можно сделать на месте? И зачем кормить заказами чужие судоремонтные заводы, если у нас простаивают из-за отсутствия заказов оборонные предприятия?
Развитие туризма способно реально поднять из нищеты целые районы. Ведь это красивейшие места с уникальной природой, море. Те же китайцы из приграничных провинций вполне могли бы оставлять деньги не только в ресторанах Владивостока, как сейчас, но и в пансионатах и кемпингах на побережье.
«П.»: Для любого губернатора сегодня первостепенное значение имеют отношения с федеральными властями. Для вас, видимо, особенно, поскольку свое право на губернаторский статус вам придется отстаивать в жесткой борьбе. А ваши отношения с полпредом президента генералом Пуликовским складываются не идеально: у того свой собственный кандидат в губернаторы. Вас не пугает такая ситуация?
В.Д.: Нет. По одной простой причине: я не думаю, что генерал Пуликовский и Москва — это одно и то же. Я больше чем уверен, что выдвижение своего зама Геннадия Апанасенко в губернаторы было личной инициативой Константина Борисовича. Но я, например, не собирался и не собираюсь из-за этого воевать с полпредом, я вообще против войн. Что касается Москвы, то главный москвич для меня — это президент России. Из его уст я слышал только одно указание: «Засучивайте рукава и работайте». Что я и делаю — так, как считаю необходимым. И участие мое в выборах — тоже необходимость, которой я, кстати, с удовольствием бы избежал.
«П.»: Неужели?
В.Д.: Я отлично сознаю, что собой представляет сегодня Приморье и его экономика в частности. Они больны, но излечимы. И лечение началось, запущены сложные процессы, которые обязательно приведут к выздоровлению. Но процессы-то сложные, а нарушить их, поломать все, что уже сделано,— раз плюнуть. Даже не по злому умыслу, а просто по некомпетентности. Я специально выжидал, когда определится круг кандидатов, прежде чем принять решение, участвую я или могу продолжать спокойно работать. И увидел, что на выборы устремились, как обычно у нас, одни политики. А что такое приморская политика, я уже вам говорил.
Так у нас все время получается в крае: политики сторонятся хозяйственной работы, хозяйственники сторонятся политики, как всегда делал это я. Но этот круг порочен, надо из него вырываться.

ВИКТОР ГАВРИКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK