Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Ватная интервенция"

В результате "наши" рискуют потерять потребителя и почти полностью уступить рынок импортерам.

Лидер депрессии Легкая промышленность — одна из самых депрессивных отраслей экономики России. С 1991 по 1998 год объем ее производства сократился более чем в 5 раз. После дефолта она выбилась в лидеры роста, но в прошлом году и он остановился. По итогам трех кварталов этого года легпром — единственная отрасль, уменьшившая объемы производства (минус 3,5%). Емкость российского рынка текстиля измеряется миллиардами долларов (одних только готовых тканей в России за год продается на $1 млрд.). По оценкам специалистов, доля "серого" импорта и "цехового" производства на текстильном рынке превышает 60%. Например, по швейным изделиям налоги платятся лишь с 1/7 части продаваемой в России продукции.

Именно высокую степень криминализации отрасли специалисты считают главной проблемой для "белых" производителей. Сегодня и российские производители, и трейдеры вынуждены покупать хлопок по высоким мировым ценам — около $2000 за тонну. Как говорят специалисты, рост цен в этом году более чем на $500 за тонну является рекордным за последние шесть лет. В принципе, в том, что цены на хлопок в этом году вырастут, никто не сомневался, однако к такому резкому скачку не были готовы не только покупатели хлопка, но даже и его продавцы. На формирование мировых цен сейчас оказывает влияние сразу несколько факторов: снижение производства хлопка в странах Средней Азии и Китае, слухи о том, что в этом году Пакистан станет импортировать узбекское волокно, а также падение курса доллара. Как говорит Анна Митрофанова, директор информационно-аналитического агентства АНИТЭКС, по отдельности каждое из этих обстоятельств вряд ли стало бы причиной столь могучего роста цен, который наблюдается сейчас, но именно сочетание этих факторов и привело к тому, что хлопок так резко, скачкообразно подорожал. Тем не менее зарубежные текстильные компании реагируют на ситуацию относительно спокойно — во избежание перебоев с поставками и дефицита сырья каждый уважающий себя производитель имеет годовой "сток" (запас) хлопка. Чего не скажешь о российских текстильщиках — наши предприятия, как правило, имеют "стоки", рассчитанные максимум на два месяца работы. Может быть, только два-три крупных российских холдинга могут себе позволить отвлекать в запасы такое же количество оборотных средств, как и иностранцы. Поэтому сейчас большинство наших предприятий вырабатывает старые запасы, а через два месяца им уж точно придется закупать хлопок по высоким ценам, что может привести к 20-процентному росту цен на ткани, пряжу и готовую продукцию. В этих условиях импортная продукция еще агрессивнее станет теснить российскую, которая подорожает больше, чем ввозимый из "хлопковых" стран текстиль, — ведь за спиной у зарубежных конкурентов правительства, активно поддерживающие их экспортные программы. При таком раскладе единственное преимущество отечественных тканей и изделий из них — сравнительно низкая цена — окончательно сойдет на нет.

Осознавая это, наше государство решило вмешаться и помочь многострадальному российскому легпрому. Как сообщил нам заместитель министра промышленности, науки и технологий Владимир Фридлянов, для того чтобы стабилизировать положение в отрасли и хоть как-то повлиять на цены, было предложено создать резервный фонд хлопка. На основе межправительственных соглашений (то есть по ценам ниже рыночных, либо в обмен на поставку продукции российских предприятий) в конце ноября предлагается закупить в республиках Средней Азии (прежде всего в Узбекистане) до 50 тыс. тонн хлопковолокна (это шестая часть годовой потребности российского рынка). Сырье будет поставлено на базу Росрезерва, поскольку это самый дешевый вариант хранения. Часть хлопка пойдет в "открытую продажу", часть — для обеспечения госзаказов для силовых структур. В качестве источников кредитования схемы рассматриваются два банка — Внешторгбанк и Российский банк реконструкции развития, и с ними сейчас ведутся переговоры. В принципе, интервенционного госфонда в 1/6 рыночной потребности может вполне хватить для стабилизации цен на рынке. Кроме того, некоторые крупные российские холдинги в свое время осуществили определенные вложения в хлобкоробческие предприятия Средней Азии и способны обеспечить дешевым сырьем не только себя, хотя вряд ли они станут снабжать "чужих" по ценам сильно ниже рыночных. Однако к идее формирования резервного фонда российские текстильщики относятся пока скептически. Игрокам рынка до сих пор непонятен механизм: каковы будут источники финансирования для этого фонда, каковы принципы закупки и реализации, ведь хлопок является биржевым товаром. Не скупят ли его на общих основаниях крупные игроки? Последние, кстати, уже сейчас настаивают на том, чтобы торги по продажам хлопка из резервов были полностью открытыми. К тому же специалисты считают эту меру явно недостаточной. Когда обсуждалась правительственная программа поддержки легпрома, производители просили предусмотреть для них субсидированное государством сезонное кредитование для пополнения оборотных средств. Тогда большинство предприятий могло бы создать годовые "стоки" и дождаться благоприятного изменения конъюнктуры. По словам председателя совета директоров "Альянса "Русский текстиль" ("Альянс" как раз может позволить себе годовые "стоки") Зеина Ахабаева, "цена на ткань поднимается после подорожания хлопка через 3-4 месяца — по ткани есть свои "стоки". На это время текстильные предприятия становятся менее защищенными, значит, они должны либо правильно планировать кредитную политику, либо искать пути для снижения издержек. Но когда цена на хлопок падает, цена на ткань не снижается еще как минимум полгода, и текстильщики получают в это время суперприбыль, которая может аккумулироваться в какой-то фонд, идти на погашение кредита, на техперевооружение". Просили производители и льготы по НДС, и отмену пошлин на импортируемое оборудование. Но Минфин выступил резко против. Однако есть ряд мер, которые смогут помочь легпрому и не разорят казну.

Контратака на Восток

Как говорит президент Русского хлопкового сообщества Александр Белов, государство могло бы помочь в другом. Союз уже давно предложил заключить межправительственное соглашение о предоставлении на правах землепользования субъектам хозяйствующего права РФ земельных участков на территории Таджикистана. Возможности тех республик, которые готовы предоставлять свою землю для использования (Таджикистан, Киргизия и др.), позволяют покрыть полностью все потребности России. "Давайте лоббировать интересы наших предприятий, чтобы они имели возможность сами выращивать хлопок, создавая вертикально интегрированную схему, что называется, от земли до готовой продукции", — говорит Александр Белов. Однако не все так просто. Текст соглашения таджикская сторона уже готова была парафировать, но в России каждое ведомство имеет свои замечания, которые, как правило, противоречат друг другу. В результате "воз и ныне там". Кроме того, российскому рынку необходим повышенный контроль за импортом текстиля. Как говорит Александр Волков, можно было бы создать ограниченное количество лицензионных складов (как это было сделано в ситуации с импортным алкоголем), чтобы текстиль проходил сертификацию, а его импорт можно было бы хоть как-то контролировать. По мнению аналитика компании BKG Риммы Чайниковой, если в ближайшие 2-3 года не будут приняты эти меры, Россия окажется полностью зависима от импортной продукции. При вступлении России в ВТО рынок еще больше откроется импорту — таможенные пошлины будут снижены, а российская продукция явно не в состоянии конкурировать с импортной, прежде всего с китайской и из других стран Юго-Восточной Азии. Расчеты показывают, что при сохранении status quo выполнение требований ВТО по легпрому приведет к его уменьшению еще на четверть. Хотя переговоры с ВТО пока затормозились, времени для ответа на вопрос: куда в случае чего девать 2 млн. человек, связанных с текстильным производством? — у властей остается не так уж много.

Who is who в текстильной промышленности Многие текстильные и швейные предприятия не устояли под ударами легального и контрабандного импорта продукции. Впрочем, по социальным мотивам не все из них закрылись окончательно. Среди предприятий легпрома есть такие "ветераны", которых банкротили по 5-6 раз, но они так и не встали на ноги. Другие влачат чуть менее жалкое существование, работая под заказ по давальческим схемам. Эти предприятия не имеют собственного бренда, ассортиментной и маркетинговой политики, устойчивых источников снабжения сырьем. С другой стороны, в отрасли уже появились профессиональные игроки, которые считают, что текстильный бизнес — дело выгодное. В основном в лидеры вышли те компании, которые сумели воспользоваться "передышкой", дарованной легпрому августовским кризисом 1998 года, и использовали этот период для модернизации мощностей и отстраивания вертикальных структур. Среди наиболее активных — компания "Альянс "Русский текстиль", холдинг "Яковлевский", торговый дом "L", холдинг "Мега-Олий", "Роско", группа компаний "Классик плюс текстиль". Кроме того, в последние два года текстильным бизнесом заинтересовались такие мощные бизнес-структуры, как "Базовый элемент" и ГУТА. Группа компаний ГУТА заключила договор с итальянским холдингом Furpile Industry о создании в Московской области текстильного предприятия европейского уровня. "Базовый элемент" приобрел "Трехгорную мануфактуру", причем изначально основной интерес представляла не сама фабрика, а земля, на которой она стоит. Тем не менее (видимо, не без вмешательства московского правительства) "Базовый элемент" решил все же заняться текстильным бизнесом и приступил к организации собственного холдинга, для чего в этом году было приобретено еще одно предприятие — подмосковная фабрика "Ока", работающая по заказам IKEA. По мнению экспертов и самих игроков, российский текстильный рынок входит в окончательную фазу формирования. Как говорит Константин Волков, президент "Альянса "Русский текстиль", еще четыре года назад компания могла фактически с нуля выйти на рынок и завоевать свою долю, теперь такой возможности нет. Зато появилась возможность купить готовую компанию, которая уже провела черновую работу: реструктуризацию предприятия, организацию собственной сбытовой сети и т.д.

ГРАФИК. Средние цены на хлопок в России в 2003 году (в долларах за тонну)* Январь — 1249,78 Февраль — 1305,14 Март — 1344,19 Апрель — 1401,57 Май — 1435,94 Июнь — 1447,59 Июль — 1353,23 Август — 1333 Сентябрь — 1530,39 Октябрь — 1603,20 Ноябрь — 2050 * По данным альянса "Русский текстиль".

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK