Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Важен политический баланс"

Шестилетний цикл президентских полномочий окажется вполне достаточным, чтобы обеспечить стабильность и слаженность работы государственного механизма без оглядки на надвигающиеся выборы. Все ветви власти смогут реализовать свой потенциал в полную силу, а народ — оценить их действия объективно и взвешенно.    Установление по Конституции РФ сроков президентских полномочий в четыре года и Государственной думы — также в четыре года породило в свое время двоякие чувства. С одной стороны, это было замечательно. Эйфория легитимности и четкого ограничения полномочий властей предержащих, их неукоснительная и скорая выборность (всего четыре года!) охватила миллионы людей. Многим поколениям россиян памятны были несменяемые десятилетиями генсеки, одни и те же лица в представительных и исполнительных органах власти. Застывшая политическая маска застывшего в своем развитии общества. Теперь же четыре года, ну от силы восемь лет при переизбрании — и все. Вслед за этим приходят новые люди, в политику вливается свежая кровь, оздоравливающая социально-политическое и экономическое тело страны. И все это всенародно, прямым, тайным голосованием, без всяких социальных, цензовых ограничений. К тому же точно так же, как у «них», в старых демократиях Запада, и в первую очередь США, под влиянием Конституции которых создавался и наш основополагающий государственный документ.
   С другой стороны, уже в то время закрадывались сомнения. Четыре года? Это в такой-то стране, как Россия, в такой-то «махине», как говорил Карамзин, да еще в такое взбаламученное время, когда ломалась общественная система и на смену бессменным идеалам централизованного планового хозяйства, основанного на всеобъемлющей государственной собственности, приходила стихия частной собственности и рыночных отношений, а вместо глыбы однопартийной системы появился политический порядок, основанный на плюрализме, свободной соревновательности партий и лиц. И это в России с ее огромными пространствами, многонациональным и многоконфессиональным населением, не прошедшим вековой школы гражданского развития и едва прикоснувшимся к таким цивилизационным ценностям, как реальные, а не декларативные права и свободы людей, уважение и достоинство личности; с населением, резко отличавшимся друг от друга национальными особенностями и традициями, а главное — культурным уровнем, социально-экономическими и политическими запросами. Огромный пласт народной жизни начал переворачиваться медленно, тяжело, с колоссальными общественными издержками, во многом объяснявшимися тем, что новую жизнь принялись строить в основном люди со старой советской ментальностью, старыми привычками и ценностными установками.
   Наряду с этим неожиданно для многих политиков, а тем более для страны в целом, заработали центробежные силы сепаратизма и регионализма, поднял голову национализм всех мастей и оттенков, люди уголовного прошлого и криминального настоящего властно предъявили свои права на влияние в обществе.
   В этих условиях четырехгодичный срок полномочий президента страны и Государственной думы, всеобщая выборность, в том числе лидеров республики и регионов, были просто политически наивны. Власть не успевала адаптироваться к быстро меняющейся социально-экономической и политической обстановке, к смене общественных тенденций и лиц. Президент страны, едва вступив в должность и с грехом пополам подобрав себе команду, которая, кстати, быстро менялась, уже начинал думать о грядущих новых выборах. Вместе с ним начинало лихорадить и политическую элиту.
   Депутаты Государственной думы, раздираемой политическими противоречиями и неспособной сплотиться из-за разногласий в нормально работающий политический коллектив, тоже были озабочены не меньше президента стремительно надвигающимися выборами и думали о своем. Возбуждался и народ. Выбирать, спорить, обличать было куда интереснее, чем работать. Премьер-министры менялись с калейдоскопической быстротой. Популистские жесты и боязнь строго взвешенных социально-экономических и политических решений стали общественным вектором. Продление сроков полномочий главы государства и Государственной думы в ту пору было бы кощунственным нарушением принципов демократии, провозглашенных на знаменах 90-х годов.
   Но жизнь брала свое. Революция не могла продолжаться вечно. Не могла продолжаться и экономическая и политическая сумятица, которая под покровом этих принципов грозила стране неисчислимыми бедствиями. Наступили естественные для любых общественных потрясений такого рода отрезвление и пора социально-экономической и политической стабильности. В жертву — и это совершенно неизбежно — были принесены понятия в противовес прагматизму реальной жизни. Нет, основные постулаты новой системы остались незыблемыми: появление в стране частной собственности, рыночных отношений, прав и свобод людей, перемещение личности человека в центр реального общественного интереса, появление президентско-парламентской республики. Но способы организации этой новой жизни стали меняться в соответствии не только с запросами времени, международными реалиями, насущными хозяйственными задачами, но и с самим обликом нашего народа и обликом экономической и политической элиты — плоть от плоти этого народа.
   Первым шагом на этом пути стали перемены в формировании Совета Федерации, затем последовали полувыборы, полуназначения губернаторов и глав республик, заменившие прямые разгульные выборы, в результате которых к власти на местах приходили порой странные люди. Догматические и грозящие стабильности страны понятия отступили перед жесткими запросами реальной жизни.
   Теперь наступила пора перемен в определении сроков полномочий президента страны и Государственной думы. И здесь понятия также вступили в противоречие с российской реальностью. Стабилизация страны, долговременные хозяйственные и социальные планы, установившиеся позитивные контакты с зарубежными партнерами требовали политического спокойствия, политической уверенности и относительной долговременности. Поэтому закономерно возник вопрос: четыре года для полномочий президента — много это или мало? Все зависит, конечно, от исторических обстоятельств. Было время, когда Временное правительство, намечая перспективы выборов в Учредительное собрание, определило срок полномочий президента России в один год. Затем выборы — и снова один год полномочий для главы государства. Конечно, с точки зрения демократических понятий все это было невероятно красиво. Но следование подобного рода понятиям привело Россию в конце концов к полному политическому параличу и последующему краху.
   В США президентский срок был установлен в четыре года, но в реальности он, как правило, достигает восьми лет. Во Франции срок президентских полномочий определен в пять лет, заменивший прежние деголлевские семь; в Мексике, Австрии и Финляндии он равен шести годам. Я привожу примеры лишь тех буржуазно-демократических стран, где президент является реально действующей первенствующей политической фигурой. Соответственно столь же протяженными по времени являются сроки полномочий и представительных органов, которые в разных странах претерпели изменения в сторону их увеличения.
   Но и в других странах сроки полномочий президента лежат между пятью и семью годами и, как правило, с повторным переизбранием. А это значит, что в реальности почти всюду эти сроки равняются не менее чем десяти годам. Об этом можно говорить вполне определенно, потому что только какой-нибудь крутой политический кризис, случайность или недееспособность главы государства могут помешать ему использовать административные рычаги для продления сроков своих полномочий путем переизбрания. Это совершенно нормально и совершенно ясно, что одинарный срок не оптимальный вариант для осуществления серьезных общественных программ. Как ясно и то, что в случае с Россией речь должна идти в реальности, конечно же, не о шести, а о двенадцати годах президентских полномочий.
   Совершенно очевидно, что именно этот срок в такой политически не устоявшейся, тяжелой, экономически не определившейся стране является оптимальным. Увеличение срока полномочий — вопрос качества власти, последовательности и долговременности практических шагов, а не персональных амбиций, хотя их наличие здесь исключать не приходится. Однако даже в этом случае речь ведь не идет о вечности. Вечного ничего в нашем мире не бывает. Люди приходят и уходят, а конституционные сроки остаются. Дело в другом: и через шесть, и через двенадцать, и через восемнадцать или двадцать четыре года более длительный срок полномочий президента и Государственной думы объективно повышает ответственность избираемой власти. Нельзя уже будет, уходя от власти, списывать ошибки и недоработки на нехватку времени, незавершенность реформ, обстановку надвигающихся новых выборов, на просчеты предшественников и т.п. Наконец, необходимо помнить и о том, что предложение об увеличении срока полномочий главы государства и Государственной думы внесено не кем-нибудь, а президентом страны, президентом, которому страна выразила свое доверие прямым, тайным, равным и всеобщим голосованием. Теперь этот президент, взвесив все «за» и «против», вынес свое предложение на рассмотрение представительной власти. Естественно, народ должен отдавать себе отчет в том, что власть учитывает оптимальную экономическую и политическую пользу от этих изменений, просчитала все возможности политического баланса между сокращенным и пролонгированным сроком полномочий, между демократическими понятиями и общественными реалиями. В этом случае власть, надо полагать, более компетентна, чем мы с вами. Ей работать, ей отвечать. Отвечать уже в новых условиях перед тем же народом, который придет к избирательным урнам на два года позже умудренным и испытанным этими же самыми новыми сроками.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK