Наверх
20 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Вечность четырех букв"

Как бы независимая и как бы либерально-интеллигентская премия «Ника» отметила 20-летие. Но чувствует себя девушка неважно. На вполне суицидальной церемонии в Театре Российской армии корреспондент «Профиля» с интересом обнаружил, что крылатая богиня победы уже никуда не летит, потому что заполучила целый ворох патологий и хочет врача.Патология моторики

«Решения XX съезда «Ники» — в жизнь!»

Либеральную «Нику» взяли и декорировали в стиле XX съезда КПСС. На сцене срубили конструкцию в духе эмблемы кинокомпании «XX век Фокс». Но сияющие алым цифры «XX» на экранах всю идею сводили на нет. Корреспондент «Профиля» интуитивно ждал появления на алом фоне и ленинского профиля.

Или это была провокация дизайнеров.

Или нет.

Но под таким славным декором люди на сцене начали превращаться — кто в Слюнькова Николая Никитовича, кто в Чебрикова Виктора Михайловича, а кто и — страшно сказать! — в Брежнева Леонида Ильича. Сначала Эльдар Рязанов, прощаясь с президентством, принялся читать доклад по бумажке. Недолго — минут 25—30. Текст с ним не дружил, убегал. Режиссер спотыкался, но гнул свое. Про крах СССР, про «инновации, хренации», про «френдов, киллеров», про «мейнстрим». Затем Алексей Баталов, президентство принявший, долго распевно оглашал «тронную» речь. Следом на сцене XX съезда «Ники» появился советник президента Путина. Советник начал читать приветствие главы государства. Но так, чтобы все подумали, что это заявление бодхисатвы.

Зал впал в кому. Лия Ахеджакова первой устремилась к выходу. Как рассказала она «Профилю» в фойе, флегматизм церемонии ее убивал. Актриса пояснила, что у нее больное сердце, но что «это испытание, которое нужно выдержать». Она попросила воды. Вода была в буфете. Но там люди решали свои проблемы — стойку загораживали спины киномужчин, которые желали просто выпить алкоголя. И побыстрее. Поэтому для народной артистки России корреспондент «Профиля» выклянчил воды у организаторов.

Воду налили в граненый стакан — на две трети.

«Профиль» обратился к медикам, описал клиническую картину «Ники». Как выяснилось, медлительность ребенка рассматривается как этап нормального развития в возрасте от 1,5 до 3 лет. Если бы «Нике» было 3 — ее неторопливость списали бы на естественную недоразвитость моторики. Но ей 20. Специалист по психодиагностике личности, к которому мы обратились, пояснил: в 20-летнем возрасте медлительность может быть вызвана страхом. Это или страх неудачи, или перфекционизм — то есть страх оказаться не на высоте.

Патология настроения

К 20-летнему юбилею «Ника» начала демонстрировать и патологически быструю смену настроений. После послания небожителей Юлий Гусман потребовал, чтобы аудитория «натянула на хмурые лица улыбки». Один раз потребовал. Второй. Настоятельно попросил в третий раз. Никто ничего на лицо не натянул. Тогда решили почтить память покойных минутой вставания — под Юрия Шевчука. И следом, без запятой, господин Гусман принялся рассуждать о геморрое, трещинах, резях в копчике. Корреспондент «Профиля» не верил своим ушам. «Вот вы говорите, что мне нужен логопед? — заявил художественный руководитель Российской академии кинематографических искусств после минуты молчания. — А на самом деле мне нужен проктолог».

Худрук встал с кресла. «Боли, рези, знаете ли, стою — режет там».

Худрук сел.

Там — это в копчике Юлия Соломоновича. Или ниже...

«Хотя… домашняя клизма всяко лучше, чем проктолог», — продолжал он.

За время первого тайма «Ники» господин Гусман садился в кресло и вставал 37 раз.

Он то чтил память отошедших в мир иной людей, то размышлял о проктологе. И арбуз вам, и свиной хрящик.

Патология копчика

Фиксация на геморроидально-проктологических проблемах была основной на «Нике»-2007. Странным образом тема «вечности» из 4 букв получила развитие.

С экрана дали фрагмент ленты «Изображая жертву». Герой фильма Кирилла Серебренникова в исполнении Юрия Чурсина провозглашает: «Российское кино — в ж...е. Российское кино — в ж...е!» (в оригинале слово звучало целиком, мы стыдливо решили все же прибегнуть к точкам). С этим согласился Эльдар Рязанов, который бегал по сцене с «Никой», которую забыл вручить Алексею Баталову. Рязанов сказал, что мы снимаем хмурое, злое кино. Значит, оно действительно в ж...е.

С тем, что кино именно там, не согласился Михаил Швыдкой. По его словам, оно не может быть там только потому, что «у нас в производстве 219 игровых лент». (Как будто все 219 не могут быть там!) Швыдкой произнес: «Герой Чурсина не прав, и кино не в ж...е».

Так и сказал, честно и откровенно.

Максим Галкин же предложил развитие темы. По его мнению, «если мы теперь знаем, где российское кино, понятно, куда надо идти, чтобы его посмотреть».

Патология трезвости

Еще одна неиссякаемая тема — алкоголизм. Актер Вячеслав Тихонов, чествуя Рязанова, сказал аудитории: «Тот, кто думает, что мы запойные, ошибается. Мы не запойные». Корреспондент «Профиля» убедился в этом в буфете Театра Российской армии. Здесь не давали спокойно выпить Михаилу Ефремову. Как только он подходил к стойке, то получал предупреждение от беременной супруги. Зато Павел Лунгин веселился за всех. Ему никто ничего не запрещал, и он боролся в открытую.

* * *

Нынешняя «Ника» стала суровым испытанием для всех. Первый и последний раз аудитория кинопремии улыбнулась на шестом часу церемонии. «Заглядывает Путин ночью в холодильник, а там холодец трясется. Путин ему: «Не бзди, я за сметаной» — этим анекдотом, который потом вырезали из официальной трансляции, закончилась юбилейная церемония вручения статуэток богини Ники в Театре Российской армии.

Премия «Ника» — самая либеральная. Самая остроумная. Самая интеллигентная. Поэтому ей физически тяжело быть в месте, отведенном ей самими кинематографистами.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
20.10.2021