Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Вечные ценности"

Музеи Петербурга в последнее время приобрели статус объектов стратегического назначения — легендарные залы Северной столицы используются для международных встреч и переговоров на высшем уровне, а главным питерским гидом стал Владимир Путин, который регулярно проводит экскурсии по Эрмитажу для своих коллег-президентов.Распродажа

На сегодняшний день в Санкт-Петербурге 275 музеев. Считается, что это больше, чем в любом другом городе России (в Москве — около 230).
Многие из питерских музеев имеют многолетнюю (и даже многовековую) историю. В советское время, правда, им чуть было не пришел конец. В 20-е годы крупнейшие музеи пытались превратить в так называемые «Дворцы Искусств»: в Николаевском зале Эрмитажа крутили кино для крестьянской бедноты, которая расположилась на поселение тут же, по соседству — в остальных залах.
Чуждые трудовому народу коллекции нещадно продавали за рубеж. В те же 20-е годы на европейских аукционах с молотка ушли «Святой Георгий» Рафаэля, «Венера перед зеркалом» Тициана, картины Рембрандта, Ван Дейка, коллекция пасхальных яиц Фаберже (большая часть которой осела в Национальной галерее в Вашингтоне). Рассказывают, что Анастас Микоян — один из инициаторов распродажи шедевров — утверждал, что после мировой революции все коллекции вернутся в музей. Но, как известно, революции не случилось и распроданные экспонаты остались за границей.
Музейное дело начали возрождать только в 30-е годы. Тогда появилась традиция показывать сокровища питерских музеев официальным делегациям. Продажу шедевров прекратили (к счастью, еще было что показать). Сегодня в программу пребывания всех заезжих глав государств включены самые знаменитые из петербургских музеев.
Камера смотрит в мир

Известно, что все в Санкт-Петербурге началось с Петра Первого. Музеи — не исключение. Именно Петр начал собирать редкие предметы — оружие, минералы, чучела животных и птиц — и складывать их для услады глаз в Оружейной палате Московского Кремля. Туда же перекочевала и личная царская коллекции оружия и драгоценностей. Но все это были детские забавы. Настоящее дело началось в 1704 году, когда царь привез из Голландии собрание уродцев — заспиртованных зародышей и частей человеческого тела. Целых 15 лет уродцы пугали лишь царских домочадцев, а для всеобщего обозрения (если точнее — для высшего света) царскую коллекцию открыли только в 1719 году. Собрание диковин разместили в доме боярина Александра Кикина — Кикиных палатах.
Петр считал, что с помощью Кунсткамеры ему удастся просветить россиян. По указу царя вход в музей был бесплатным. Посетителей заманивали туда венгерским вином, закусками, кофе и пирожными. Тверезые россияне любовались такими «невинными» экспонатами, как чучела животных, рыб, раковинами и камнями, привезенными из Индии, а вот в анатомических залах посетителям уже настоятельно предлагали выпить водки. Без хорошего допинга мало кто мог спокойно разглядывать анатомические препараты голландского ученого Рюйша. Кроме заспиртованных частей тела, младенцев и сиамских близнецов в музее находились и живые экспонаты. В начале XVIII века в Кикиных палатах обитали, как теперь принято говорить, люди с различными травмами и физическими отклонениями, карлики и великаны.
В 1727 году музей переехал на Васильевский остров, а в Кикиных палатах с тех пор размещаются различные государственные учреждения. По иронии судьбы, в наши дни здесь находится детская музыкальная школа.
Но вернемся к истории музея. Согласно легенде, когда Петр Первый выбирал место для нового здания Кунсткамеры, он заметил на берегу кривую сосну и посчитал, что земля, где выросла сосна-уродец, — лучшая для такого музея (историческое дерево теперь представлено в экспозиции).
За два столетия российские ученые пополнили коллекцию предметами быта различных народов. Постепенно Кунсткамера превратилась в крупнейший этнографический музей мира. Здесь насчитывается почти два миллиона так называемых «едениц хранения» — монеты, минералы, костюмы и т.д., представленные в десяти залах. Но, как полагают специалисты Кунсткамеры, больше всего посетителей приходится на залы, где размещена Русская анатомическая коллекция. Здесь хранится 937 препаратов, приобретенных Петром I в 1717 году у голландского анатома Рюйша за 30 000 гульденов.
Правда, знаменитая коллекция не приносит музею больших денег. На экскурсию в Кунсткамеру чаще водят школьников. В дни школьных каникул музей посещает до 5000 человек в неделю. Понятно, что на этом много не заработаешь: детский билет стоит 10 рублей, взрослый — 20.
Вообще, с финансированием первому питерскому музею не везет. Академия наук, которой и принадлежит Кунсткамера, выделяет на ее содержание около 5 млн. рублей в год. Но этих средств не хватает даже для оплаты коммунальных услуг. Из-за протечек крыши уже около 20 лет закрыты залы отдела антропологии. И директору Кунсткамеры Юрию Чистову пока не удалось найти серьезных спонсоров для музея. Разве что питерский продавец компьютеров фирма Lank помогла музею сделать Интернет-страницу. Но на этом благие начинания бизнесменов и закончились. Сайт не обновляется, а тем временем рекламируемые на нем выставки Кунсткамеры давно прошли. Сама коллекция музея чаще пополняется за счет подарков, причем достаточно странных — недавно, например, правительство Киргизии подарило музею… юрту.
Однако сотрудники Кунсткамеры полны оптимизма — администрация города пообещала к 300-летию Петербурга выделить 40 млн. рублей для реконструкции музея. На эти деньги предполагается отреставрировать один из главных экспонатов — Готторпский глобус — планетарий, сделанный в XVII веке механиками немецкого города Готторп. Внутри глобуса изображены созвездия, которыми в юбилейный год наконец-то смогут любоваться посетители.
Зимний взят!

В отличие от Петра — любителя экзотики, последующие российские императоры собирали вполне традиционные предметы: картины, ювелирные украшения и скульптуру. Екатерина II, например, прикупила несколько картин у берлинского купца Гоцковского. Эта коллекция, собственно, и легла в основу легендарного Эрмитажа. Годом его основания принято считать 1764-й, когда в Россию привезли 225 картин немецких и голландских художников. А к концу XVIII века Эрмитаж уже гордился лучшим собранием живописи в Европе. К этому времени императоры обзавелись работами Рембрандта, Рафаэля, Джорджоне, Рубенса и Ван Дейка.
Сегодня Эрмитаж — самый известный и посещаемый музей Петербурга. В год его залы обходят 2,5 млн. человек (примерно столько же в музее и экспонатов — по одному на каждого посетителя). В Эрмитаже 356 залов, среди которых самые большие — парадные Николаевский (1100 кв. метров), Гербовый (900 кв. метров) и Георгиевский с тронным местом (900 кв. метров). Высоким гостям часто показывают Павильонный зал со знаменитыми часами «Павлин». Механическую птицу, издающую небывало сладкие для этой породы пернатых звуки, специально заводят только для почетных посетителей. Простые смертные могут полюбоваться чудом английской инженерной мысли в действии лишь раз в неделю.
На содержание Государственного Эрмитажа федеральный бюджет выделяет 260 млн. рублей в год. Примерно столько же музей зарабатывает сам. Как говорит директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, денег мало, но выпрашивать какие-то дополнительные средства к 2003 году, чтобы подготовиться к 300-летию города, он не собирается. Деньги на ремонт зданий и реставрацию шедевров жертвуют зарубежные и российские друзья Эрмитажа. Существует даже специальный Клуб друзей известного петербургского музея, членом которого может стать любой желающий. Для того чтобы войти в круг меценатов и спонсоров, достаточно платить членские взносы — от $50 в год (верхний предел пожертвований не ограничен). Преимущества члена Клуба в общем-то невелики: можно бесплатно посещать Эрмитаж, выставки в Меншиковском дворце и в здании Главного штаба. Также для «друзей Эрмитажа» проводятся специальные мероприятия. Например, разрешается поприсутствовать на торжественном вечере по случаю окончания ремонта крыши Зимнего дворца или побывать на экскурсии в компании с генеральным директором Эрмитажа.
В дружеских отношениях с Эрмитажем находится более 50 компаний — например, IBM, Coca Cola, «Интеррос». Иногда дружба начиналась с настоящего конфликта. Известна история о том, как компания Rothmans выпустила на российский рынок сигареты «Эрмитаж». Михаил Пиотровский обвинил компанию в незаконном использовании торговой марки и пригрозил международным судом. В результате музей и компания стали друзьями. Rothmans не только снял сигареты с производства, но и отреставрировал в качестве компенсации за нанесенный моральный ущерб один из залов музея. Сегодня использовать имя Эрмитажа разрешено только петербургскому джазовому радио. Михаил Пиотровский стал одним из его учредителей, и государственный Эрмитаж — единственный музей России, у которого есть свое радио.
Пиотровский всегда поддерживал хорошие отношения с Кремлем, и поэтому у музея никогда не было серьезных проблем с финансированием. Исключение — строительство реставрационно-хранительного комплекса Старая деревня в одном из спальных районов Петербурга. Хранилище строили с 1990 года и сдали только два года назад. Федеральный бюджет задолжал строителям 100 млн. рублей. Но с переездом в Москву питерских чиновников деньги нашлись моментально.
У Эрмитажа есть «главный друг», он же генеральный спонсор — Владимир Потанин. Он пожертвовал на нужды музея более $3 млн., отреставрировал несколько залов бывшего Министерства иностранных дел, купил для музея «Черный квадрат» Малевича из коллекции прогоревшего Инкомбанка. На его же деньги Эрмитаж реконструировал восточное крыло здания Главного Штаба. Раньше эти помещения занимал строительный институт, где некогда за кульманом скучал губернатор Петербурга Владимир Яковлев. А теперь здесь висят монументальные полотна Пьера Бонара и Мориса Дени.
Надо сказать, что реконструкция здания Главного Штаба — это лишь часть проекта «Большой Эрмитаж». За десять лет Михаил Пиотровский намерен обновить Дворцовую площадь и окружающие ее здания. Предполагается, что Эрмитажу будут переданы здания Военно-морского архива, Первого батальона Преображенского полка и Штаба гвардейского корпуса. Здание гвардейского корпуса соединит с Эрмитажем подземный ход. Здесь разместится Музей русской гвардии, а в Главный Штаб переедет коллекция мебели, костюмов и часов.
Пока территория Дворцовой площади не освоена, Михаил Пиотровский открывает филиалы музея за рубежом. С помощью фонда «Открытая Россия» главы ЮКОСа Михаила Ходорковского открылись эрмитажные комнаты в Лондоне. Апартаменты так и называются — Hodorkovski. А в конце прошлого года на средства фонда Соломона Гугенхайма (созданный в 1937 году фонд управляет международной сетью музеев в Нью-Йорке, Венеции, Берлине) открыт филиал Эрмитажа в Лас-Вегасе, в казино-отеле The Venetian.
Музей по-русски

В конце XIX века на волне патриотизма решили открыть «специальный» русский музей. Под храм отечественной культуры выделили Михайловский дворец. В 1898 году первые посетители увидели экспозицию Русского музея имени императора Александра III.
Сегодня Русский — владелец крупнейшей коллекции отечественной живописи и скульптуры (415 тыс. единиц хранения). А к 2003 году количество экспонатов значительно возрастет — к этому времени планируется отреставрировать Михайловский замок Павла I, залы Мраморного дворца и Строгановский дворец на углу Невского проспекта и набережной реки Мойки. Тогда Русский музей превратится в один из крупнейших музейных комплексов Петербурга.
Сейчас в Русском представлены иконы, графика, скульптура, прикладное искусство X—XX веков. А недавно коллекцию музея пополнили известные коллекционеры Яков и Иосиф Ржевские, которые передали ему уникальное собрание картин, графики и скульптуры. В Русском теперь представлена «Масленица» Кустодиева, редкие картины Айвазовского и Бенуа. Коллекция Ржевских разместилась в Мраморном дворце.
Реставрация — больная тема любого музея — знакома и Русскому. В 1999 году для восстановления дворцов и замков был утвержден генеральный план «Возрождение». На реставрацию Строгановского и Мраморного дворцов, а также Михайловского замка уже потрачено 250 млн. рублей. Средства на проект выделены из федерального бюджета. Государственные деньги нашлись сразу, как только президентом России стал Владимир Путин. В 2000 году объем финансирования увеличился почти в два раза (в 1999 году — 194 млн. рублей, а в 2000 году — 304 млн. рублей). В Русском музее говорят, что если не получат в этом году миллионов 700, то не успеют отреставрировать свое хозяйство к юбилею Петербурга. Но средства, похоже, найдутся. Во-первых, Владимир Путин самолично следит за ходом реставрации (президент России проводит во дворцах музея переговоры на высшем уровне). Во-вторых, попечительский совет музея возглавляет губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев. Супруга губернатора Ирина — активный член Клуба друзей Русского музея. Утверждают, что именно она привлекает сюда спонсоров. Из-за четы Яковлевых членство в клубе Русского музея дорогого стоит. Чтобы чаще встречаться с градоначальником в неформальной обстановке, нужно ежегодно вносить минимум $100 членских взносов. Ходят слухи, что за аудиенцию с губернатором города некоторые корпорации готовы заплатить $5000. При этом корпоративный спонсор получает право провести один банкет в залах Русского музея.
Крепостное право

В 1950-е годы у Питера появился свой городской музей — музей истории Санкт-Петербурга, который занимает бастионы Петропавловской крепости и особняк Румянцева. В Комендантском доме крепости расположилась экспозиция «История Петербурга — Петрограда», а в особняке Румянцева — «Ленинград в годы Великой Отечественной войны».
Несмотря на то, что городской музей был создан только в середине ХХ века, его история началась гораздо раньше — родоначальником музея принято считать Музей Старого Петербурга, созданный в 1907 году. Но в 1935 году этот музей был закрыт, а фонды расформированы. В 1953 году музей воссоздали, а через год были открыты экспозиции в Петропавловской крепости.
Сегодня в музее смешались история царской России и достижения отечественной космонавтики. В Трубецком бастионе, например, можно осмотреть царскую тюрьму, а в Иоанновском равелине — музей космонавтики и ракетной техники (в 1932 году здесь находилась газодинамическая лаборатория, которая разрабатывала первые ракеты).
Ежедневно Петропавловку посещают семь тысяч человек. Правда, сейчас продвижение туристов по Заячьему острову, где расположена крепость, напоминает штурм вражеских редутов. Собор Петра и Павла полностью закрыт лесами, а все подступы к достопримечательностям преграждают траншеи и рвы.
Питерский «Кремль» реставрируют в спешном порядке. Аврал объясняют тем, что до последнего времени на ремонт памятников не хватало денег. «Дело в том, что Петропавловская крепость — это федеральная собственность, а музей Петербурга финансирует городской бюджет, — поясняет генеральный директор музея Борис Аракчеев. — Городская администрация выделяла на содержание музея всего по 5—6 млн. рублей в год. И крепость разрушалась быстрее, чем мы успевали что-то отреставрировать».
Под празднование юбилея города федеральный бюджет выделил на реконструкцию Петропавловки 200 млн. рублей. Как подсчитали в музее, если бы крепость реставрировали только на городские деньги, то процесс затянулся бы на 30 лет.
Подобные условия не позволяют широко развернуться. Но дирекция музея находит выход из положения: на территории крепости устраивают всевозможные выставки, чтобы завлечь посетителей всех сословий и интересов. Для одних здесь открыт ночной клуб «Каземат», для других — выставка восковых фигур «Пришельцы из космоса», третьим предлагают посмотреть камеры, где томились народовольцы, четвертым — могилу Петра Великого и великокняжескую усыпальницу. За такой широкий взгляд на музейное дело дирекцию Петропавловки часто критикуют искусствоведы. Спонсоры также не жалуют Петропавловскую крепость. Только банк «Менатеп Санкт-Петербург» два года назад выделил деньги на монтаж подсветки по всему периметру крепости.
А недавно правительство Фландрии (Бельгия) и Королевская школа карильона (так называется музыкальный инструмент наподобие органа, где вместо труб используются колокола) подарили Петропавловской крепости большой карильон из 51 колокола. Деньги на подарок собирали по всей Фландрии. В итоге 350 человек пожертвовали в общей сложности $300 тыс. В обмен на это все имена дарителей были высечены на колоколах.
В этом году в Петропавловской крепости заменили и сигнальные орудия, которые по традиции оповещают город о наступлении полудня. Замена послужила поводом пустить дело на коммерческие рельсы. Теперь из пушки можно выстрелить за деньги. Желающий подержаться за шнур орудия должен внести не менее $1 тыс. в фонд реставрации Петропавловской крепости. Деньги немалые, поэтому очередь к пушке пока не выстроилась. Тем временем реставраторы демонтируют ангела на шпиле собора Петра и Павла. Поговаривают, что город может встретить 300-летие без своего ангела: механизм флюгера барахлит и его придется перебирать. Суеверные питерцы замечают, что ангела «переклинило» неспроста. Мол, вот так же в 1991 году флюгер сломался, и СССР приказал долго жить.
Сделай сам

Пять лет назад в Петербурге открылись первые частные музеи. Например, в одной из школ спального района Петербурга открыли музей Анны Ахматовой. Правда, Ахматова в этой школе не училась и за Нарвской заставой не жила. Просто учитель литературы решил организовать музей, посвященный поэтессе, где собрал портреты Ахматовой, ее книги, которые издавались в разное время, — получилась своего рода ахматовская комната.
Оказывается, создать свой музей не так сложно. Главное — собрать приличную коллекцию предметов, зарегистрировать все это хозяйство как некоммерческое учреждение культуры и найти подходящее помещение для приема посетителей. Например, директор питерского Музея игрушки Мария Марченко открыла выставочные залы в бывшем магазине «Молоко». Для экспозиции собрали около 3000 игрушек, в основном из Германии. «Частный музей — это дело для энтузиастов. Ведь прибыли такое предприятие не приносит», — комментирует Мария Марченко.
А еще петербуржцы стараются «музейно» увековечить имена всех известных великих людей, которые хоть как-то были связаны с городом. Например, в конце 90-х в Питере появился музей Остапа Бендера (напомним, что авторы похождений великого комбинатора в Питере не жили).
Также в городе бережно сохраняют музеи-квартиры русских писателей, революционеров и даже партдеятелей. Среди самых популярных у жителей и гостей города музеев подобного типа — квартира Пушкина, Достоевского, Блока, Аллилуевых и Кирова. А в этом году силами Альфа-банка в Питере может появиться музей Иосифа Бродского: банкиры собираются приобрести коммунальную квартиру в доме на Литейном проспекте, где до эмиграции жил поэт, и превратить ее в музей.

КОНСТАНТИН ЗБОРОВСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK