Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "«Вендетта по-гаишному»"

Дело Ильдара Бичарова — это месть правоохранительных органов за кампанию против «оборотней в погонах», считает президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор ТРАВИН
«Профиль»: Виктор Николаевич, можно ли считать суд над Ильдаром Бичаровым началом охоты на водителей? Раньше были подобные случаи?

Виктор Травин: Этот случай далеко не первый. Эксперимент по выявлению водителей-взяткодателей начался в 2000 году. Уже четыре года он то затухает, то о нем вспоминают. Начало его было связано с тем, что в 2000 году какой-то сотрудник ДПС Центрального округа получил взятку и был осужден. В ответ на коллегии ГУВД было принято решение о проведении эксперимента, своеобразной «вендетты по-гаишному».

В 2001 году к нам в Коллегию пришел первый пострадавший с историей о том, как его за превышение скорости остановил на Севастопольском проспекте некий инспектор Гусев. Далее — все то же самое, что произошло с Бичаровым, включая участие убэповцев.

«П.»: Сколько было заведено подобных уголовных дел?

В.Т.: Только по Юго-Западному округу с 2001 по 2002 год — около 15. Умножьте это на количество округов, так как после ЮЗАО охота на водителей перекинулась и в другие московские округа. Некоторые были прекращены за отсутствием состава преступления, некоторые закончились штрафами. По моим сведениям, 8 лет лишения свободы не давали никому. Максимум — условный срок или штраф в размере 1000 МРОТ. Но к 2003 году эксперимент заглох.

Еще в 2001 году я обратился с письмом в Генпрокуратуру РФ с просьбой дать правовую оценку проводимого эксперимента на предмет его соответствия закону. Прокуратура попросила УБЭП и ГАИ потщательнее собирать доказательства.

«П.»: Что в подобных делах является для суда доказательством?

В.Т.: Первое: показания инспектора, который формально не является заинтересованным лицом. Мы же считаем, что он лицо заинтересованное. Второе, что было положено в основу обвинения, — это диктофонная запись.

Но есть такое понятие, как процессуальные нормы. В статье 7-й федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сказано, что основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий, а в их рамках и производства звукозаписи, является лишь наличие у органов сведений о признаках противоправного деяния и лицах, его подготавливающих. Например, если гражданин Иванов готовится принять на Курском вокзале партию наркотиков и это стало известно органам внутренних дел. А подсовывать диктофон каждому Иванову, Петрову или Сидорову по принципу «а вдруг он предложит инспектору ДПС бабки?», подозревая всех и каждого, упомянутый закон не позволяет. Нам удавалось доказать, что в этой ситуации было неправомерное применение диктофона. Соответственно, это не имеет юридической силы. Получается, что дело строится на свидетельских показаниях сотрудника ГИБДД. А была бы еще и запись — были бы и сроки.

А потом, начиная этот эксперимент, все понимали, что можно убедить инспектора Гусева и УБЭП в том, что это необходимо, но если не убедить в этом судей, то процесс будет незавершенным. Поэтому, естественно, в эту цепочку были включены судьи — я полагаю, что пошла какая-то команда сверху. И нашли некую золотую середину: и ГАИ с УБЭПом удовлетворили, и наказали виновного не сроком, а штрафом.

«П.»: Какие рекомендации вы можете дать автовладельцам?

В.Т.: Самое главное: никаких денег на дороге не давать, даже из кармана не вынимать. Инспектор, денег нет! Хочешь составлять протокол — с удовольствием! Большинству инспекторов в этом случае проще вас выставить и остановить следующего, который денег даст. Многие рассчитывают, что, не желая тратить время на составление протокола, вы полезете в бумажник. А вы покажите, что никуда не торопитесь, и он поймет, что ничего от вас не получит, только время потеряет. Если же все-таки случилось так, что вы деньги дали, ничего не комментируйте вслух. Помните: может работать диктофон. И нигде никогда не говорите, что эти деньги были переданы вами. Ведь вся прелесть денежной бумаги в том, что на купюрах не остаются отпечатки пальцев. А еще вспомним о том (а многие этого и не знают!), что по КОАППу сотрудник ГИБДД имеет право брать на месте штраф в размере 1 МРОТ — 100 рублей. Поэтому одним из методов защиты в суде может быть позиция такая: «Я платил штраф инспектору в размере 100 рублей, ибо такое право у меня есть. А если инспектор не понял, что это штраф, а принял мои деньги за взятку — это его дело».

«П.»: А почему вы не дали совет не нарушать правила?

В.Т.: Потому что не нарушать невозможно. К сведению: в бюджет Москвы каждый год закладываются гигантские суммы, которые должны собрать с нас за нарушение ПДД. В этом году — 13 млн. рублей ГИБДД должно собрать только за нарушение скоростного режима. Недавно начальника ГАИ Москвы вызывали на бюджетную комиссию в мэрию и спросили: почему он не может собрать эти деньги? Тот отвечает: а как, если город вообще стоит? На что ему было предложено разгрести пробки.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK