Наверх
19 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2012 года: "Видит око"

От дефицита федерального бюджета Россию спасает только неспокойная геополитическая обстановка

Россия не сможет воспользоваться санкциями против Ирана и увеличить свою долю на нефтяном рынке — у страны нет для этого свободных добывающих мощностей.    От дефицита федерального бюджета Россию спасает только неспокойная геополитическая обстановка. В этом году стране, судя по всему, уготован очередной презент от мировой конъюнктуры. Российский бюджет на 2012 год сверстан исходя из цены $100 за баррель, и примерно такую же цену прогнозировало большинство российских и иностранных аналитиков. Но после обострения ситуации вокруг Ирана и введения эмбарго на импорт иранской нефти в Европу аналитики пересмотрели свои прогнозы в сторону повышения. Международный валютный фонд (МВФ) предположил, что возможен рост до $140 за баррель, а ряд участников рынка говорит и о $220.
   Иран уже пригрозил в ответ на санкции перекрыть поставки не с июля, а уже с февраля. Это не позволит импортерам подготовиться и в сжатые сроки найти альтернативных поставщиков. Со стороны Ирана неоднократно звучали угрозы блокирования Ормузского пролива, через который на мировой рынок поступает не только иранская нефть, но и сырье из стран Персидского залива.
   "Перекрытие Ормузского пролива станет отправной точкой сильного роста цен на нефть, нельзя исключать даже их удвоения", — заявил "Профилю" начальник аналитического отдела ИК "Церих Кэпитал Менеджмент" Николай Подлевских. Содиректор аналитического отдела "Инвесткафе" Григорий Бирг также не исключает резкого всплеска котировок в случае блокирования пролива. "В этом случае, а также в случае начала войны против Ирана цена на нефть взлетит до $200, — говорит он. — Впрочем, такой сценарий маловероятен: Иран способен заблокировать пролив не более чем на неделю, поскольку находящийся в этом регионе военный флот США быстро исправит ситуацию".
   По суммарным запасам нефти и газа Иран является одним из мировых лидеров. В 2010 году на эту страну приходилось более 4% мировой добычи газа и более 5% — нефти. Объем иранского нефтяного экспорта составлял 120 млн тонн. Основными потребителями нефти из Ирана являются страны Азии — туда направляется почти 80% поставок. Именно поэтому идею санкций в азиатских странах встретили без энтузиазма. Европа зависит от иранской нефти меньше. По подсчетам Григория Бирга, доля сырья из этой страны в европейском нефтяном импорте составляет всего 5,8%. Тем не менее в энергобалансе отдельных стран поставки из Ирана имеют более высокую долю. В первую очередь это относится к странам юга Европы — Италии, Испании и Греции, которые сейчас как раз испытывают экономические трудности. Как уточняет Григорий Бирг, "на эти страны приходится 68% европейского импорта иранской нефти". По мнению экспертов, существенное влияние на котировки окажет не столько фундаментальный фактор (физическая нехватка сырья), сколько спекулятивные и геополитические причины. Со спекуляциями, в принципе, все ясно — на этом механизме строится работа биржи. А вот геополитические последствия эмбарго будут очень серьезными. "После введения эмбарго Европа в еще большей мере окажется привязана к США. Именно изменение геополитических раскладов может привести к существенному росту цен на нефть", — считает Николай Подлевских.
   Замещать выпадающие объемы нефти будут страны Персидского залива, уже заявившие об этом. "Однако увеличение добычи в Саудовской Аравии и других странах Персидского залива не остановит роста цен", — уверен Григорий Бирг. По его словам, нарастить поставки могут ОАЭ, Катар и Кувейт, но максимально быстро увеличить добычу в состоянии, в первую очередь, Саудовская Аравия. "По ее собственным заявлениям, страна имеет около 2,5 млн баррелей в день свободных мощностей. Также продолжает наращивать добычу после гражданской войны Ливия, однако у нее потенциал прироста добычи существенно меньше", — уточняет аналитик УК "Альфа-Капитал" Дмитрий Чернядьев.
   К сожалению, уход с рынка Ирана не принесет России дополнительных выгод в виде увеличения объемов экспорта: наша страна не в состоянии нарастить добычу нефти в сжатые сроки, и главная задача на ближайшие годы — это удержать производство на достигнутом уровне в 500-510 млн тонн в год. "В России свободных мощностей практически нет, и поэтому прирост может идти за счет ввода новых месторождений или за счет интенсификации добычи на уже существующих, но ни тот, ни другой способ не предполагает одномоментного наращивания добычи", — говорит Чернядьев. "Рост добычи в России на 5% в год (порядка 0,5 млн баррелей в день) стал бы для нас большим сюрпризом", — соглашается Николай Подлевских.
   По итогам прошлого года добыча нефти в России составила 511,4 млн тонн, что на 1,2% выше показателя 2010 года. В этом году Минэнерго РФ прогнозирует рост на 1%, а в период до 2020 года объем добычи нефти будет составлять порядка 510 млн тонн в год. Григорий Бирг напоминает, что объем добычи за минувший 2011 год был рекордным со времен распада СССР, однако добыча в исторически важнейшем для российских нефтяников регионе — Западной Сибири — неуклонно снижается. "А добыча в новых перспективных регионах — Восточной Сибири и Ямале — растет недостаточно быстро. В целом в ближайшие годы будет чрезвычайно трудно преодолеть стагнацию", — считает он.
   Между тем именно Россия теоретически могла бы извлечь из ситуации с Ираном максимальную выгоду. "По составу иранская нефть близка к российской, и мы могли бы с легкостью поставлять свое сырье на европейские НПЗ, тем более что речь идет о юге Европы", — говорит президент Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Эксперт сожалеет, что так не вовремя был похоронен проект нефтепровода Бургас — Александруполис, который мог бы сегодня стать настоящим "ружьем, которое наконец выстрелило". В целом же, по его словам, уход России в тень симптоматичен. Государство смирилось с тем, что Россию вытесняют с рынков, неустанно говорит о том, что надо развивать несырьевые от-расли, а это выливается в "деструктивную налоговую политику и исчерпание созданных еще в советские времена проекты", отметил глава фонда. По его словам, фундаментальные ошибки начинают давать о себе знать и в ключевом для экономики страны нефтегазовом секторе.
   Таким образом, основная выгода, которую Россия извлечет из иранского фактора, — это высокие нефтяные цены. При этом, как отмечают эксперты, наряду с плюсами "благоприятная" конъюнктура несет в себе и вполне конкретные минусы. "Кроме опасности развязывания полномасштабной войны у наших рубежей такой сценарий крайне неприятен тем, что сильный рост цен изменит инвестиционные потоки и приведет к началу разработки труднодоступных нефтяных месторождений, что со временем станет причиной сильного обвала цен. А это для нас было бы край-не нежелательным, — полагает Николай Подлевских. — Для нас гораздо важнее иметь пусть и не очень высокие, но стабильные и предсказуемые цены на нефть".
   Действительно, только при высоких ценах на нефть становится экономически выгодным поиск альтернативных источников энергии, а также поиск "трудной" нефти, на которую делают ставку развитые страны. Проанализировав геополитическую обстановку и поведение нефтяных цен, президент США Барак Обама в своем недавнем обращении к конгрессу заявил, что распорядился разрешить бурение на более чем 75% нефтяных и газовых месторождений на американском шельфе. По словам Константина Симонова, это лишний раз подтверждает нацеленность США на интенсивное увеличение добычи, которое позволит сокращать зависимость от внешних поставщиков.
   Результаты уже есть: 2010 году добыча в стране достигла максимума с 2002 года и составила 7,5 млн баррелей в сутки, а зависимость США от нефтяного импорта стала сокращаться, чему поспособствовала экономия топлива внутри страны. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), этот процесс продолжится в ближайшие десятилетия — импорт сократится с 11 млн баррелей в сутки в 2010 году примерно до 6 млн в 2035 году. Свою лепту в это внесет так называемая сланцевая нефть. Сейчас ее доля в общей добыче США составляет около 20%. Согласно ранее объявленным планам, к 2020 году добыча из сланца добавит до 3 млн баррелей в день к нынешней добыче в США. Правда, здесь есть ряд условий и оговорок: этот ресурс весьма капиталоемкий в плане не только добычи, но и последующей переработки, а значит, для выхода на рентабельность потребуются стабильно высокие цены на нефть. Нельзя сбрасывать со счетов и существенные риски для экологии, в первую очередь — с точки зрения почти неизбежного загрязнения подземных вод.
   То же можно сказать и про другой альтернативный источник — нефтя-ные (битуминозные) пески, на которые делает ставку сосед США — Канада. Канадская ассоциация производителей нефти и газа предсказывает серьезный рост доли добычи нефти из нефтяных песков в общей добыче нефти в стране. Так, если в 2011 году всего в Канаде было добыто 2,9 млн баррелей в день, из которых 1,6 млн пришлось на канадские нефтяные пе-ски, то к 2025 году из 4,7 млн баррелей в день 3,7 млн будут добываться из песков. Эксперты уверены, что эти планы выстраивались местными компаниями задолго до иранского катаклизма и новые санкции вряд ли как-то на них повлияют. Как говорит Дмитрий Чернядьев, "о какой-то дополнительной активизации подобных иностранных проектов говорить пока не стоит — в этом секторе активности и так хватает".
   Если же в Персидском заливе не случится больших потрясений, то, вероятнее всего, цены останутся на нынешних уровнях в $100-110 за баррель, поскольку мировая экономика не в лучшем состоянии. Спрос на "черное золото", по последним январским прогнозам МЭА, вырастет меньше, чем предполагалось ранее (на 1,2%), и составит около 90 млн баррелей в сутки. Причем в развитых странах спрос упадет на 0,7%, а в развивающихся — вырастет на 3,2%, считает МЭА. Причина — кризисные явления в мировой экономике. По оценке Всемирного банка, глобальный ВВП вырастет в этом году лишь на 2,5% (прежний прогноз — 3,6%). Глубокая рецессия в еврозоне рискует вообще обрушить нефтяные котировки.
   Сами нефтяники полагают, что в долгосрочной перспективе спрос на нефть будет только расти. Эксперты британской ВР полагают, что он составит 18% к 2030 году (потребление достигнет 103 млн баррелей в сутки). Этот рост "съест" и американские сланцы, и канадские пески. Причем ископаемые виды топлива (нефть, газ, уголь) останутся ключевым источником энергии для человечества — на них придется 81% в мировом энергобалансе. Сможет ли Россия удержать свои лидирующие позиции на рынке, будет зависеть от того, насколько успешными окажутся проекты по освоению новых месторождений. Однако недоинвестирование и истощение минерально-сырьевой базы пока не дают повода для оптимизма.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK