Наверх
8 декабря 2021
Без рубрики

Архивная публикация 1998 года: "Виктор Христенко: "Рынок ГКО сохранится""

О том, как это скажется на состоянии российской экономики, рассказывает вице-премьер правительства России Виктор ХРИСТЕНКО."Профиль": Виктор Борисович, скажите, пожалуйста, сколько времени готовилось решение о прекращении выпуска ГКО и конвертации непогашенных в валютные облигации?

Виктор Христенко: Вы знаете, на этот вопрос можно ответить так: один день и всю жизнь. Весь ход работы на рынке ГКО, весь ход работы по снятию остроты финансового кризиса привел нас к такому решению. Все это предлагалось давно. Но на какие-то меры боялись идти, а про какие-то заранее знали, что они не получат поддержки в Думе.

"П.": Что же изменилось в экономике страны, что вы все-таки на них решились?

В.Х.: Сегодняшняя ситуация. Нам нужно ликвидировать краткосрочные обязательства государства. С тем чтобы не перегружать бюджет обслуживанием долга в ближайшие два года. Новость о переоформлении ГКО в долгосрочные валютные обязательства оказала положительное воздействие на рынок. Смотрите, как развивалась ситуация.

В понедельник 13-го рынок ГКО отреагировал на первые новости о переговорах с МВФ -- ставки по ГКО и ОФЗ снизились до 80% годовых. Но это было только робкое начало. Во вторник же, когда последовала информация о том, что будет конвертация ГКО в валютные облигации, и стало известно о выделении России кредитов, ставки ГКО упали. По краткосрочным -- до 17--35%, по долгосрочным -- до 51--53%. Поэтому, думаю, конвертация ГКО -- абсолютно нормальная и адекватная мера, которая позволяет инвесторам застраховать свои риски путем перевода рублей в валюту. А для нас это выгодно удлинением сроков обслуживания государственного долга.

Мы рассчитываем, что в результате конвертации ГКО бюджет в нынешнем году сэкономит порядка 10 млрд. рублей, в следующем -- 21--22 млрд. рублей.

"П.": На каких инвесторов рассчитана конвертация ГКО -- на российских или на западных?

В.Х.: Нам безразлично, кто будет менять ГКО на валютные обязательства. При этом должен сказать, что никаких предпочтений или ограничений не существует. Все добровольно и абсолютно открыто. Обменять ГКО на валютные обязательства может любой их держатель.

"П.": Неужели вам все равно, кто будет конвертировать свои ГКО?

В.Х.: Я понимаю озабоченность, которая звучит в вашем вопросе. Ведь уже прозвучала нелепая информация по поводу Сбербанка. О том, что ему предъявлены какие-то ограничения на конвертацию ГКО. Заявляю: нет таких ограничений. Сбербанк сам определяет, в каком объеме, какие бумаги ему стоит конвертировать, а какие -- нет.

Центральный банк свою позицию тоже объявил (он не будет конвертировать принадлежащие ему ГКО в валютные облигации.-- "Профиль"). И она легко объяснима. Ведь ЦБ отвечает за проведение кредитно-денежной политики, в том числе за устойчивость рубля. Согласитесь, было бы странно, если бы Центральный банк хеджировался в валюте от рубля.

"П.": А со Сбербанком не велись переговоры о конвертации его пакета ГКО?

В.Х.: Никаких специальных переговоров ни с кем не ведется. Сбербанк -- это коммерческий банк. У него серьезные обязательства перед значительной частью населения нашей страны. Поэтому Сбербанк должен сам оценивать, насколько необходим перевод его обязательств в долгосрочные валютные облигации.

"П.": Можете сказать, на какую сумму уже поданы заявки на конвертацию ГКО?

В.Х.: Всю информацию раскрывать я, конечно, не могу. Она конфиденциальна. Но по объему поданных на сегодня заявок у нас есть уверенность, что нижний порог в $2 млрд. будет преодолен. Причем преодолен значительно.

"П.": $2 млрд. -- это нижний предел конвертации. А есть ли верхний?

В.Х.: Пока нет. Но если будет необходимость, правительство примет дополнительное решение. Конвертация ГКО проводится впервые, и делать ее залпом, без ограничений по объему не вполне разумно. Нужно посмотреть, как она пройдет, насколько будет успешна и соответственно какая будет цена всей этой операции.

"П.": Как конвертация ГКО повлияет на эмиссию остальных госбумаг, в первую очередь ОФЗ? Будут ли наращиваться объемы их выпуска?

В.Х.: Пока такой вопрос не стоит. То, что происходит, связано с программой обслуживания госдолга, а не с проблемой наполняемости бюджета. Слишком дорого, слишком трудно все это обслуживать. Наша цель сейчас -- "растяжка" и удешевление обслуживания госдолга.

"П.": Что будет с теми ГКО, владельцы которых не захотят их конвертировать?

В.Х.: Ничего не будет. Все обязательства по ним, включая зафиксированный уровень доходности, будут четко выдерживаться правительством. И рынок ГКО сохранится. Как обещали погасить, так и погасим. Никаких замораживаний выплат, никаких задержек по ним, никаких специальных процедур для тех, кто не переоформил ГКО, не будет. Государство не отказывается от своих обязательств.

"П.": Что будет с программой выпуска документарных ГКО для населения? О ней можно забыть в связи с ликвидацией самих ГКО?

В.Х.: Нет. О ней мы забывать не будем. Эта программа будет иметь дальнейшее продолжение. Она будет связана с нашей стратегической линией на привлечение средств населения в государственные ценные бумаги. Мы будем привлекать средства населения на вторичный рынок ГКО.

Ведь понятно, что все ГКО на сумму 264 млрд. рублей конвертированы в валюту не будут. Кроме того, все дальнейшие решения по выпуску государственных долгосрочных бумаг будут приниматься с учетом того, чтобы дать населению возможность поучаствовать в их покупке. Так что простор для работы у нас в этом направлении очень большой.

"П.": Придется ли вносить в бюджет изменения в связи с отказом от дальнейшего выпуска ГКО?

В.Х.: Нет. Дело в том, что в бюджете зафиксирована только сумма государственного долга и затрат на его обслуживание. Но в нем есть возможность маневра между внутренними и внешними заимствованиями. А это правительство может делать и без санкции парламента.

"П.": В следующем веке России предстоит рассчитываться с Лондонским и Парижским клубами кредиторов. Одновременно в 2005 и 2018 годах будут погашаться валютные облигации, в которые были переоформлены ГКО. Как такую нагрузку выдержит наш бюджет?

В.Х.: Мы не зря выбрали сроки погашения 7 и 20 лет. Это как раз и обеспечит равномерную нагрузку на бюджет с учетом начинающихся выплат по долгам Парижскому и Лондонскому клубам. Процедура конвертации ГКО не создаст никаких пиковых нагрузок на бюджет ни в 2005, ни в 2018 году.

ДМИТРИЙ СИМАКОВ

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое