Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Виртуальный кодекс"

Современные темпы развития отечественного Интернета и объемы денег, вращающиеся в этой виртуальной среде, явились мощным стимулом для законодателей. Результатом попытки в авральном порядке внести законодательную ясность стала 4-я часть Гражданского кодекса РФ. Документ, вступивший в силу 1 января 2008 года, не дает покоя ни юристам, ни игрокам интернет-рынка, ни обычным пользователям Сети.

Хождение по мукам
Заявленной целью создания 4-й части Гражданского кодекса была замена шести существовавших ранее законов, регулировавших интеллектуальную собственность. Плюсы такой компиляции очевидны — равно как и минусы. Сформировать логически выверенную и практически применимую норму из 6 разных, зачастую противоречивых, законов и из остатков ГК РСФCР, да еще и в такие рекордно короткие сроки, — задачка не из легких. Спешка была обусловлена стремлением России в ВТО, что означало необходимость привести отечественное право в соответствие с международными законами. Для этого требовалось, в частности, выделить в отдельную категорию права и обязанности авторов, произведения которых опубликованы в Интернете.
В процессе разработки проекта закона его текст был опубликован в Интернете. В интернет-сообществе шло активное, отчасти паническое обсуждение проекта. Его жесточайшим образом критиковали. Рядовые пользователи Сети, далекие от юридических коллизий, сетовали на грядущее отсутствие бесплатных книг и музыки и всерьез опасались ревизии домашних компьютеров и их последующей конфискации. Другие претензии носили сугубо юридический характер — говорили, что новая часть ГК РФ содержит массу административных норм, ранее не свойственных кодексу. Что попытка впихнуть в один документ подробнейшие инструкции по разным отраслям деятельности привела к тому, что нормативный акт раздулся до нечитаемых размеров. Что кодекс, по определению, должен быть стабильным документом, а сфера интеллектуальной собственности и особенно Интернета подразумевает мобильность в принятии решений и поправок. Очевидно, что готовящийся закон не стал новостью для Рунета, и время на осмысление и осознание было отведено. , — однако раньше было очень много законов и актов, которые были разрозненны. Сейчас это все — в одном документе. Любому юристу с этим удобнее работать>.
Антон Серго, президент юридической фирмы , к сильным сторонам 4-й части ГК РФ относит общую кодификацию законодательства в сфере интеллектуальной собственности, правовую охрану нетворческих баз данных (например, новостных данных), упорядочивание деятельности организаций по коллективному управлению правами, попытку выстроить соотношение доменных имен и товарных знаков. , — отмечает Антон. Одна из слабых сторон, по его мнению, — введение института публикатора. Публикатор — это человек, который впервые обнародовал произведение литературы или искусства, либо ранее не охранявшееся авторским правом, либо по которому истекли все сроки давности — например, не опубликованные ранее рассказы Достоевского, стихи Бродского и т.п. , — сетует юрист.
Он также отмечает неготовность к работе в новых условиях обществ по коллективному управлению правами. Как следствие, полагает Антон, следует ожидать роста цен на соответствующий контент (см. заметку ). Новые нормы также разрушили баланс между доменным именем и товарным знаком. Возможность отчуждения авторских прав можно отнести к достоинствам нового документа — если смотреть со стороны правополучателя, говорит Антон. Однако для самих авторов такое нововведение стало неприятным сюрпризом. Авторские права, которые до сих пор принадлежали только автору, теперь вполне можно продать по контракту или даже отнять за долги. Исключительные права на результаты труда наемных работников — журналистов, ученых, исполнителей — принадлежат отнюдь не им, а работодателям.



Незаконный поиск
Еще с 1 сентября 2006 года владелец интернет-ресурса, размещающий на своем сайте результаты чужого труда, должен был заключить письменный договор с автором. 4-я часть ГК РФ дополнила это правило еще более жесткими требованиями и условиями. Такие нормы создали целый могущественный класс нарушителей — новостные агрегаторы, собирающие на своем портале новости с других сайтов Сети. , и другие гиганты новостного онлайн-пространства в одночасье оказались вне закона. Они цитируют на своих страницах новости, создают дайджесты, зачастую видоизменяя и сокращая текст оригинала. Впрочем, крупные системы стараются обезопасить себя различными способами. Так, по словам Владимира Долгова, главы , новостная служба Google показывает только заголовки и несколько ключевых предложений для предварительного просмотра. , — говорит Владимир. На сегодня служба Google индексирует статьи свыше 400 новостных источников. В также заверяют, что все партнеры-СМИ подписывают соглашение об использовании их произведений. По соглашению, партнер предоставляет доступ к своему контенту, а служба транслирует выдержки из него у себя на сайте в виде цитат с указанием источника и ссылкой на полную версию статьи на сайте партнера.
Однако любая поисковая и агрегаторная система, будь то , Google или Rambler, хранит на своих носителях кэш, т.е. копию индексируемых ею страниц, документов, картинок. Такой резерв необходим для нормальной работы сайта, и он незаконен, поскольку хранение в памяти ЭВМ копии объекта авторского права, согласно кодексу, является воспроизведением, которое возможно только с согласия владельца прав на такое воспроизведение. И судебные иски к поисковикам и новостным агрегаторам возможны не только в теории. . Российская судебная практика еще не знает подобных примеров. Однако 4-я часть ГК РФ оставляет огромную площадку для трактовки норм в отношении воспроизведения. Очевидно, что если у крупных ресурсов вроде , выручка которого по итогам 2007 года составила около $167 млн, есть возможности для урегулирования судебных конфликтов, то ресурсы поскромнее не могут себе этого позволить. .
Впрочем, кое-какие бонусы новостные агрегаторы смогут извлечь из 4-й части ГК РФ. Новый кодекс, по словам Михаила Родионова, руководителя юридического отдела юридической компании , предусматривает возникновение нового субъекта смежных прав — изготовителя базы данных. Такой правовой статус автоматически получают все новостные агрегаторы. Причем исключительные смежные права агрегатора на созданную им базу действуют независимо от того, какие материалы в нее включены и кому принадлежат авторские права на них. И извлекать материалы из базы данных агрегатора можно будет только с его же согласия. По мнению Михаила, такая норма будет способствовать совершенствованию правовых отношений в информационной сфере.


Книжный бунт
Оставил новый закон без внимания и вопрос с электронными библиотеками. Кодекс не внес каких-либо революционных изменений в вопросы их правового регулирования. , — говорит Михаил Родионов, — такие же положения содержал и ранее действовавший закон об авторском праве>. По словам Антона Серго, принятие новой части ГК РФ не повлияет на жизнь электронных библиотек. , — заключает Антон.
По мнению Максима Мошкова, основателя крупнейшей независимой библиотеки в Рунете lib.ru, на Западе не принимают столь недоработанные и противоречивые законы, как это случилось в России. . Если формально следовать букве закона, который требует наличия письменного договора о передаче прав на любое использование в Интернете любого текста, то, по словам Максима, подавляющее большинство российских интернет-сайтов становятся нелегитимными и противоречащими законодательству. , — заключает Максим. Однако, по словам Антона Серго, кодекс лишь закрепил ранее существовавшее правило о необходимости заключать письменный договор при передаче прав на произведение. , — отмечает Антон. Алексей Кузьмин соглашается, что теперь всему Рунету, а не только электронным библиотекам, придется задуматься о вопросах авторских прав. .
Однако интернет-ресурсы, позиционирующиеся как библиотеки, до сих пор являются, строго говоря, самозванцами. , — заключает Антон Серго.
сетевые библиотеки, оставленные без внимания российским законодательством, пытаются действовать на опережение закона. Крупные ресурсы, вроде новообразовавшегося портала litres.ru, принимают западные правила игры. . На litres.ru пользователь может купить те произведения, которые раньше он привык находить в Сети бесплатно. Цена таких рейтинговых авторов, как Маринина или Устинова, — 20-30 рублей. Новинки стоят дороже, книги, вышедшие давно, — дешевле. .
По словам Алексея, принятие 4-й части ГК РФ не напугало ни авторов, ни издательства. Впрочем, такова специфика сферы деятельности электронных библиотек. В издательском бизнесе очень мало смежных прав. .
Однако от библиотечного формата отказываться не собирается. У ресурса осталось бесплатное чтение в режиме онлайн, в котором тексты защищены от копирования. Для того чтобы такая благотворительность окупалась, начинает сотрудничать с крупными рекламодателями. Авторы произведений получают роялти с рекламы, пользователь ресурса получает произведения классиков, перемежаемые рекламными достижениями современности. . С такой постановкой вопроса, по словам Алексея Кузьмина, согласны и издатели, и авторы.
Немногие оставшиеся на плаву независимые электронные библиотеки стараются изобретать свои ноу-хау, позволяющие, во-первых, не преступить закон, а во-вторых, оставаться в рамках формата библиотеки, т.е. быть бесплатными. Максим Мошков, уже имеющий практику судов по авторским правам (см. заметку ), последовательно переводит свое детище на авторское самоуправление. . Начиналось это с сайта , где с 2000-го было создано более 30 тыс. любительских авторских разделов, продолжается в сегодняшних библиотеках Мошкова. Любой автор может зайти на , зарегистрироваться, создать собственный раздел и затем размещать с помощью обычного веб-браузера свои произведения. Кроме размещения литературных текстов библиотека позволяет читателям оставлять комментарии, оценивать и рейтинговать произведения. Авторы же могут размещать иллюстрации к своим работам и отслеживать статистику читаемости. Конечно, такая система работы затруднительна для зарубежных авторов. Однако, по словам Максима Мошкова, поляков, болгар, сербов, немцев и аргентинцев он в наблюдал.


Закон без понятий
Очевидно, что одной части ГК РФ, пусть даже она и содержит 437 тыс. тщательно выверенных и продуманных знаков, недостаточно для того, чтобы полностью описать все огромное пространство Интернета. Не говоря уже о скорости, с которой происходят изменения в Сети, и о количестве этих изменений. Необходимо некое новое, условно говоря, электронное законодательство, регулирующее именно Интернет как сферу деятельности, позволяющее оперативно реагировать на изменения. Новые нормы не улучшили, а лишь ухудшили и без того полулегальное положение российского Интернета. Весь этот законодательный фарс может закончиться переносом даты вступления в силу 4-й части ГК РФ, которая с 1 января 2008 года является действующим законом. Соответствующий парадоксальный законопроект находится на рассмотрении в Госдуме.
Разработчики 4-й части ГК РФ, признавая ее , отказываются, тем не менее, давать комментарии по закону — как официальные, так и неофициальные. Мотивировка проста: слишком влиятельны кураторы данного законопроекта. Личную заинтересованность в его скорейшей подготовке выказывали президент Путин и преемник Медведев. Последний отмечал высокую внутреннюю согласованность последней части ГК и качество нормативного акта, отвечающее . Дмитрий Медведев также особо оговаривал, что юридические лица, злостно нарушающие авторские права, могут быть ликвидированы по решению суда.
Сейчас депутатами инициируется разработка отдельного закона об Интернете, к которой были привлечены люди, не понаслышке знакомые с Сетью: руководитель службы блогов компании SUP Антон Носик, генеральный директор SoftKeу Феликс Мучник, дирекция интернет-проектов РИА и другие. В законе должен быть впервые сформулирован понятийный аппарат Интернета и классифицированы интернет-ресурсы. Однако подробное описание того, что такое блог и чем гиперссылка отличается от простой ссылки, не способно изменить сложившуюся сегодня ситуацию. Необходим не столько закон об Интернете, сколько осознание того, что нынешние представления об авторском праве и интеллектуальной собственности морально устарели. Любая попытка их реанимации приведет лишь к задержке развития глобальной коммуникации. Информация, стоимость копирования которой равна нулю, не может регулироваться тем же сводом законов, которым регулировался оборот печатной продукции. Тот, кто этого не понимает, либо глубоко заблуждается, либо лицо заинтересованное. Среди авторов кодекса, к сожалению, таковых оказалось немало.





Музыкальный парадокс


Михаил Родионов, кандидат юридических наук, руководитель юридического отдела юридической компании :
) выдавали лицензии на использование их произведений без их согласия и участия. Ранее действовавший закон формально позволял это. Теперь же такое коллективное управление возможно только после получения государственной аккредитации. Однако для сферы Интернета государственная аккредитация не предусмотрена. Соответственно, теперь владельцы музыкальных ресурсов обязаны обращаться за лицензией напрямую к правообладателям — звукозаписывающим компаниям, их агентам и другим подобным структурам. Естественно, при этом порядок выдачи такой лицензии затягивается, стоимость ее значительно увеличивается, а деятельность интернет-магазинов и интернет-радиостанций усложняется в разы. Такую ситуацию вряд ли можно описать как положительную>.





Без свидетелей


В 2005 году в адрес онлайн-библиотеки Максима Мошкова был инициирован иск от писателя Эдуарда Геворкяна, утверждавшего, что Мошков незаконно разместил его произведения на своем ресурсе. Серия исков российских писателей к lib.ru была инициирована компанией , создававшей на тот момент свою платную библиотеку и имевшей ряд письменных договоров с авторами. Договоренность Мошкова и Геворкяна о размещении произведений в библиотеке была достигнута по электронной почте. В суде выступали свидетели, подтвердившие факт наличия договоренности. Суд вынес решение в пользу Эдуарда Геворкяна.





3 млн евро за ссылку


Компания Google, владеющая самым популярным в мире поисковиком, нередко становится фигурантом судебных процессов. Одним из последних громких дел стал судебный иск в адрес Google, инициированный бельгийской медиа-группой Copiepresse. СМИ обвиняли поисковик в кэшировании (хранении копии. — ) своих статей, из-за чего пользователи бесплатно получали доступ к платному архиву изданий. Суд признал, что деятельность Google News, заключающаяся в воспроизведении и публикации заголовков и выдержек из статей и кэшировании информации, является нарушением авторского права. Корпорацию обязали выплатить в пользу бельгийской группы 3 млн евро. Google пришлось также удалить из базы индексирования контент и ссылки на бельгийские газеты. Впрочем, позднее Copiepresse, удовлетворенная исходом дела, сменила гнев на милость и вступила в переговоры с поисковиком по возобновлению индексирования своих страниц.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK