Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Виртуальный психоанализ"

Как полагают дамы легкого поведения, русские выдумали любовь, чтобы не платить деньги. А компьютерщики выдумали IT-консалтинг, который на фоне прочих IT-продуктов выглядит как один из тысячи сравнительно честных способов отъема тех же самых денег.
Ты меня понимаешь?

Откройте мудрую древнюю книгу «Справочник разработчика АСУ» издания семьдесят не помню какого года. Вы убедитесь, что наши далекие предки не хуже нас с вами знали, что такое IТ-консалтинг. Они понимали: не следует начинать автоматизацию предприятия с закупки дорогущей техники или даже с выбора языка программирования. Следует, полагали они, сначала выяснить, что этому самому предприятию (точнее, его директору) надо. Если пару раз в месяц печатать ведомость заработной платы, так для этого, может, и ЭВМ-то не нужна, достаточно раздобыть калькулятор.

С тех пор изменилось многое: от прежней вычислительной техники до наших дней дошла, как водопровод, сработанный еще рабами Рима, лишь клавиатура (эта штука, подобно автомобильным дворникам, плохо поддается прогрессу), программирование превратилось в массовую и отнюдь не романтическую профессию, производитель софта стал самым богатым человеком планеты — но суть того, что ныне принято называть IТ-консалтингом, не изменилась вообще или изменилась непринципиально. Все то же, что и 30 лет назад, — главное понять, что клиенту надо.

Чтобы ощутить, насколько это непросто, попробуйте проконсультировать свою подругу или друга на предмет приобретения ноутбука. Начните с попытки выяснить, готова ли она или он платить за возможность беспроводного (Wi-Fi) доступа к Интернету и собственно за беспроводной трафик. Если в течение недели консультируемый объект уяснит проблему и, главное, примет самостоятельное решение о покупке компьютера, подумайте о смене профессии — IТ-консультанты в дефиците, и их нелегкий труд оплачивается вполне пристойно.

Надо, впрочем, иметь в виду, что ноутбук от ноутбука отличается далеко не так существенно, как разнятся между собой предприятия и предназначенные для их автоматизации системы программного обеспечения.

И еще одно предварительное замечание: автоматизировать разные и даже очень разные предприятия — заводы, фабрики, банки, типографии и пр. — с помощью одного и того же софта не в пример проще, нежели автоматизировать более или менее одинаковые предприятия (например, одной отрасли), но с помощью различных систем программного обеспечения. Это автомобиль управляется одинаково вне зависимости от марки и года выпуска, и никто не просит у водителя права на управление отдельно «мерседесом», а отдельно «фордом» или «жигулями». Не так с деловым софтом. SAP R/3, «1С:Предприятие», Navision и пр. отличаются друг от друга. Причем, мягко говоря, существенно. Людей, профессионально владеющих одновременно более чем одной системой, у нас намного меньше, чем академиков, так что получить квалифицированный ответ на вопрос, какая система мне подходит наилучшим образом, попросту не у кого.

Ничего страшного из этого, впрочем, не следует. Достоинства и недостатки того или иного софта, к счастью, имеют далеко не решающее значение для успеха: чем бы предприятие ни автоматизировалось, лишь бы не стояло. Формальные ограничения на применение конкретного программного обеспечения существуют, конечно, но с ними-то как раз проще всего разобраться. Такими ограничениями могут быть, например, поддерживаемое количество рабочих мест (читай: компьютеров, подсоединенных к корпоративной вычислительной сети), доступность службы сопровождения и цена самого софта, наконец. Чтобы понять, что по этим параметрам система А подходит или не подходит заводу N, никакого консалтинга и не требуется.

То же и с «железом». Выбирать тип вычислительной техники сегодня проще — ПК под управлением Windows и сервер под управлением той же Windows или — изредка — Linux — безальтернативны. Так что особо ломать голову (и консультировать на эту тему) нечего.

По сути, ответ на вечный вопрос: «Что надо заказчику?» — приходится искать, устанавливая и настраивая на нужды конкретной компании софт. Речь идет о том, чтобы формально описать жизнь предприятия таким образом, чтобы применение компьютеров для моделирования бизнес-процессов стало технической процедурой (с минимальным присутствием человеческого фактора типа «этот вопрос без Иван Иваныча никак не решить») — в этом-то и состоит наиболее ответственная и важная часть работы. Это, собственно, IТ-консалтинг и есть.

Союз нерушимый

Допустим, вы решились на автоматизацию предприятия и смирились со всеми связанными с этим нешуточными тратами. Гораздо сложнее смириться с тем, что на этом ваши отношения с автоматизаторами (и расходы на них) не заканчиваются, наоборот — самое интересное только начинается.

Почему же, наведя порядок в хозяйстве заказчика, то бишь раз установив и наладив автоматизированную систему, IТ-компания не расстается с клиентом на протяжении всей его дальнейшей жизни? Без постоянного сопровождения того, кто поставил и наладил систему, дело не обходится никогда, даже если эта система не обеспечивает ничего, кроме бухгалтерского, кадрового или складского учета.

Причин тут много: и любовь нашего государства к изменению форм отчетности, и необходимость устранять выявленные уже при эксплуатации ошибки в программном коде либо в технологии обработки данных, и развитие предприятия, которое требует параллельной модификации компьютерной системы.

Фактически системный интегратор вступает в симбиоз со своим заказчиком — друг без друга жить на своих рынках они не могут. Хилмар Лоренц, отвечающий в российском Hewlett-Packard за корпоративные решения и сотрудничающий с крупнейшими российскими IT-компаниями, высказывается на сей счет так:

«Почему системный интегратор предпочитает поставлять серверы Hewlett-Packard, несмотря на то, что они дороже? Ради собственного спокойствия. Ведь от того, работает ли автоматизированная система, во многом зависит его бизнес (речь шла о предприятии с непрерывным производством, одном из заказчиков крупного российского системного интегратора, компании «КРОК». — «Профиль»). При сбое в системе масштаб потерь страшно вообразить. И разбираться с проблемой будет даже не служба автоматизации.
Звонить станет их генеральный директор непосредственно Бобровникову (Борис Бобровников — гендиректор «КРОКа». — «Профиль»). А ему это надо?»

Приведенное высказывание говорит еще об одной характерной для рынка вещи — частенько именно генеральные директора (и никак не ниже) работают друг с другом в качестве продавцов и покупателей, что является причиной возникновения между ними чуть ли не интимных взаимоотношений.

Распространению именно такой схемы работы способствует наиболее популярная схема развития IT-компании, характерная для горизонтальных рынков, когда одно-два успешных внедрения позволяют закрепиться в отрасли. Например, «Фронтстеп СНГ» автоматизирует мебельщиков (сарафанное радио среди директоров предприятий одной отрасли работает исправно). «Парус» предпочитает государственные организации: Минкультуры, Минздрав или, скажем, ЦИК, но не брезгует и атомными электростанциями. В общем, все передается по кругу: и ПО, и схема работы.

Два мира — два детства

Рынок систем для автоматизации предприятия сложен, динамичен и в то же время очень консервативен. Если уж на нем что-то происходит, то из-за того, что меняются и сама экономика, и информационные технологии. Сейчас одно из самых интересных потенциальных противостояний связано с такими брендами, как «1С» и SAP. Компании, совершенно непохожие друг на друга и по схеме бизнеса, и по занимаемой на рынке нише, и по истории развития — да по всем значимым признакам, — теперь встретились лицом к лицу и вынуждены что-то вследствие этой встречи предпринимать.

Немецкая SAP с самого начала (начало для нее — 70-е годы прошлого века) существовала как поставщик тяжелых решений для крупного и очень крупного производства. Информационная модель предприятия, автоматизированного с помощью программного обеспечения производства SAP, функционирует в реальном времени почти синхронно с самим производственным процессом. Программный продукт представляет собой полторы сотни компакт-дисков. Решение универсально, оно подходит для любой компании, надо лишь правильно установить, настроить и обучить персонал. Начальная стоимость внедрения (с обучением персонала) — полмиллиарда долларов. Правда, сейчас, как утверждают злые языки конкурентов, уже меньше: из-за кризиса мировой IT-рынок «просел». Весь бизнес SAP в России — это, по сути, консалтинговый бизнес. Сама система фактически никому не нужна, даже «пиратам». Нужна ее настройка, внедрение и сопровождение.

Другой участник рынка, фирма «1С», начинала (и продолжает) как поставщик «коробочного» продукта. Причем первоначально продукт даже не был своим, компания продавала табличный процессор производства Lotus, будучи просто дистрибьютором софта (правда, с сетью партнеров по всей стране, что существенно). Бизнес продолжился бухгалтерским ПО собственной разработки, а затем и универсальной, как говорят профи, платформой — «1С:Предприятие». По сути, это среда для разработки всевозможных бизнес-приложений. Сама «1С» приложения не разрабатывает — это сфера деятельности региональных партнеров компании, коих по стране более трех тысяч. Посредством системы «1С:Предприятие» автоматизируется не только мелкий и средний бизнес, но и, например, операторы связи, нефтяная компания и Большой театр.

Об «1С» как о конкуренте SAP заговорили почти два года назад. Это казалось странным, потому что весовые категории компаний по-прежнему несопоставимы. SAP — транснациональная корпорация, а «1С» со своим деловым софтом за пределы постсоветского пространства не выходит. Но Алексей Шлыков, глава российского представительства SAP, еще весной 2002 года сообщил о скором появлении программного продукта SAP, предназначенного для малых и средних предприятий, и в этой связи упомянул о партнерской сети «1С» как образце для подражания. Продукт этот на нашем рынке так и не появился.

Зато полтора года назад начался проект «1С:Консалтинг». Правда, говорить о том, что партнеры «1С» приступили к оказанию консалтинговых услуг (а это верный признак того, что идет подготовка к штурму рынка комплексной автоматизации предприятий), стало можно только полгода назад.

Непосредственного столкновения все еще не произошло. Возможно, просто потому, что ниши у компаний на рынке пока совпадают лишь частично, да и сам рынок растет, давая место всем. Очевидно, тем не менее, что компании роют один и тот же тоннель, с разных концов подбираясь к одному и тому же участку российского рынка.

Добавило интриги пришествие вездесущего Microsoft, создавшего подразделение Microsoft Business Solutions и купившего ради этого датского поставщика делового софта — очень успешную компанию Navision (у которой были и российские партнеры).

Microsoft явно берет свою долю рынка. Косвенным признаком этого служит растущий спрос на специалистов по системам Navision и Axapta. Вряд ли вторжение Microsoft будет бескровным. И судя по всему, главные схватки на рынке еще впереди.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK