Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Витамин роста"

Лидер «Правого дела» Михаил Прохоров уверен, что модель, которая была заложена в 2000-е, себя исчерпала и ее нужно менять.   Миллиардер Михаил ПРОХОРОВ готовится дебютировать на большой политической сцене. Он уверенно заявляет, что по результатам думских выборов возглавляемая им партия «Правое дело» пройдет в парламент. Между тем правый электорат поеживается и с недоверием поглядывает на новоявленного либерального политика. Вроде как голосовать больше не за кого, но… не очередная ли это «кремлевская разводка»? С одной стороны, Прохоров полагает, что «модель нулевых» надо менять. С другой — говорит, что «группа лиц, находящихся у власти» еще сможет послужить России. Обозреватель «Профиля» в бесе-де с лидером правых попытался внести ясность.
   
   — Михаил Дмитриевич, два месяца назад в этом самом здании, где мы с вами сейчас разговариваем, интервью «Профилю» давал Сергей Миронов. Как это так: в одном подъезде — и «Правое дело», и «Справедливая Россия». Может быть, где-нибудь здесь в подвале и местная ячейка «Единой России» заседает?
   — Вы будете смеяться, но «Справедливая Россия» года два назад арендовала у Группы ОНЭКСИМ часть здания. Это было тогда, когда у меня и в мыслях не было, что когда-нибудь я займусь политикой. Не выгонять же их теперь.
   — То есть это бизнес и ничего личного?
   — Ничего личного! Мой штаб — в шутку, конечно, — предлагал их выгнать из этого здания. Но я им не разрешил: это же просто арендаторы!
   — Живые деньги!
   — Конечно!
   — Но если говорить серьезно: зачем вы в этот политический цирк пришли? Неужели человек с вашими талантами и возможностями не придумал для себя более интересного занятия, чем до хрипоты дискутировать с Владимиром Жириновским, Андреем Исаевым, Сергеем Митрохиным, как это недавно было в эфире НТВ? Обидно за вас…
   — Просто у нас такая политика. Пока. Но кто-то же должен начинать ее менять. А менять ее надо. Мы сейчас живем в очень интересном мире. Этот мир — в кризисе, и это никакой не экономический кризис, а кризис системный. На смену старому грядет новое мироустройство. И в этих условиях растет спрос на новых политиков — не только в России, но и в мире. Чтобы те вопросы, которые накопились, начали решаться быстрее.
   — Вы в качестве лидера партии собираетесь функционировать и после выборов? Даже если «Правое дело» не пройдет в Думу?
   — Я никогда не делаю краткосрочных проектов. Даже мои бизнес-проекты рассчитаны на период от десяти лет и выше. Конечно, мы настроены на то, чтобы попасть в Госдуму. Но проект все равно лежит в плоскости десяти-пятнадцати лет — это два потенциальных микроэкономических цикла (они обычно по восемь лет). Ведь в мире давно уже произошла конвергенция взглядов, в нем уже нет правых или левых: обсуждается, сколько — больше или меньше — государства должно быть в тот или иной момент цикла. Либеральная составляющая заключается в том, что социальные расходы и тарифы не должны расти быстрее, чем растет производительность труда. Согласитесь, странно, что мы догнали по стоимости топлива и тарифов такие страны, как США, а производительность у нас при этом по-прежнему в шесть раз ниже.
   — То есть вы еще пять-десять лет будете возглавлять партию, что бы с ней ни случилось?
   — Я никуда не собираюсь уходить. Но здесь нужно быть честным: я никогда не занимался политикой, и нужно проверить, имею я способности к этой деятельности или нет. Сколько лет у меня займет эта проверка, я не знаю. Но если в результате нескольких лет работы я приду к выводу, что таких способностей у меня нет, я никого обманывать не буду — ни себя, ни других. А насколько хорошо у меня это получается, покажут в том числе выборы. Если в бизнесе критерий успеха — размеры активов, то в политике — это голоса избирателей.
   — То есть если на этих выборах «Правое дело» в Думу не проходит…
   — Это еще ничего не значит. Я же говорю, что не делаю краткосрочных проектов.
   — Как вы отнеслись к ироническому стихотворению Дмитрия Быкова про «Дядю Степу — миллиардера», решившего возглавить правую партию?
   — С юмором, конечно.
   — Но там есть и серьезные строчки в самом конце. О том, что вторая партия власти, каковой хочет стать «Правое дело», может занять «второе место по количеству б…й». Извините за интимный вопрос: по вашим ощущениям, карьеристы во вторую партию власти уже потянулись?
   — Я считаю, что в партию пришли самостоятельные люди, которые добились серьезного успеха и которым небезразлично, что будет происходить в стране. Например, Артем Бектемиров: он создал самую лучшую аптечную сеть в стране — «36,6». Он — человек успешный, состоявшийся, хорошо понимает, как строить систему здравоохранения. У него возникли потребности озвучить свои взгляды, он мне сам позвонил…
   — У нас на улице пять или шесть аптек, и «36,6» — самая дорогая из них, причем не все лекарства есть в наличии. На мой субъективный взгляд, ничего «самого лучшего» в этой сети нет.
   — В данном случае это не мое признание. Проводился опрос граждан, которые сказали, что это самая удобная сеть. К тому же не забывайте, что в других аптеках бывают поддельные лекарства. А «36,6» подделкой точно не торгует.
   — Мы внимательно прочитали Манифест «Правого дела» и натолкнулись в нем на устойчивое выражение — «группа лиц, находящихся у власти». Эти люди, согласно Манифесту, ДОЛЖНЫ ограничить монополию партии власти в Думе, ДОЛЖНЫ обеспечить независимость судов и т.д. Кто эта группа: Путин с Медведевым или более широкий круг граждан?
   — «Группа лиц, находящихся у власти» — это Путин с Медведевым, а также люди, которые им советуют.
   — Почему вы считаете, что они кому-то что-то ДОЛЖНЫ?
   — Я считаю, что политическая монополия губительна для любой страны. У нас уже была КПСС…
   — С этим-то все понятно. Но почему они ДОЛЖНЫ? Кто и что их вынуждает действовать? Где та сила, которой они вынуждены подчиняться?
   — Есть огромное количество тревожных сигналов. У нас 22% граждан хотят уехать из страны — разве это не сигнал? Глобальная экономика предъявляет совершенно новые требования, и на первом месте стоит качество человеческого капитала. От нас же граждане хотят уехать. Это значит, что цена борьбы за светлое будущее каждого конкретного гражданина стала настолько высокой, что проще покинуть страну… А смертность, которая выше рождаемости?
   — Из ваших слов следует, что Путин с Медведевым и «группа лиц, которая им советует», несут ответственность за все эти обстоятельства?
   — Я считаю, что нельзя свою личную гражданскую ответственность перекладывать на кого-то. Каждый человек должен за это отвечать.
   — Но это что-то абстрактное. Толстовство какое-то!
   — Нет, не абстрактное. У нас есть право голосовать, но многие люди не пользуются этим правом и не ходят на выборы. И это проблема не только Путина и Медведева: каким бы сильным ни был тандем, два человека — мало…
   — Вы считаете тандем сильным?
   — На разных этапах власть можно оценивать по-разному. Первый срок Путина был очень эффективным. Затем наступил период стабилизации… Возможно, на какое-то время он был нужен, чтобы перевести дух. Но мир-то развивается! И если мы отстаем, то мы стабилизируем отставание. Поэтому, как бы ни было тяжело, необходимо было ставить задачу развития. А мы зависли.
   — Все это правильно. Но это следствие того, что кто-то когда-то просто решил законсервировать систему под себя, чтобы сохраниться во власти. Значит, все-таки есть персональный ответственный за наше «зависание»?
   — Все мы должны нести персональную ответственность.
{PAGE}
   — Но вы же — бизнесмен: в бизнесе, если не ошибаюсь, за каждый участок работы отвечает конкретный человек.
   — Мы работаем командой…
   — Но если кто-то в команде «тупит», вы же его увольняете, а не посыпаете головы пеплом всем советом директоров — мол, мы все виноваты…
   — Мне кажется, вопрос — в другом. Простой пример: был у нас министр Зурабов, его все ругали. Пришла на его место министр Голикова, все ее ругают и кричат: «верните Зурабова!»
   — Ну, это вы преувеличиваете.
   — Я говорю о том, что людей менять недостаточно, нужно менять всю систему управления страной.
   — Но так же не бывает: систему поменять, а людей, которые работали в прежней системе, оставить!
   — Вы знаете, я много раз переходил из одного бизнеса в другой. Далеко не все люди, которые были опорой в одной системе, оставались эффективными в рамках другой системы. Приходилось их перемещать на более низкие позиции. Это нормально. Сейчас мы живем в век острейшей конкуренции: борьба идет за человека. Это общемировая тенденция, а у нас людей не хватает, мы не можем нормально обживать свою страну.
   — Вы нам рассказываете про общемировые тенденции, но вы теперь — российский политик и должны отвечать на насущные политические вопросы…
   — Отвечу просто: модель, которая была заложена в 2000-е, себя исчерпала, она не является фактором роста, ее нужно менять.
   — Должны ли люди — носители этой идеи уйти вместе с ней?
   — Любые люди меняются, я это знаю по себе. Поэтому я как гражданин буду голосовать не за того или иного человека, а за ту модель, которая будет предложена.
   — Какая из двух моделей — Путина или Медведева — вам больше нравится?
   — А у них одинаковая модель. Они единомышленники.
   — Но вы бы за кого из них проголосовали в 2012 году?
   — Во-первых, нужно же знать, кто из них будет баллотироваться. Сейчас вся страна ждет этой новости. А во-вторых, я уже сказал, что буду голосовать не за людей — за модель развития. Пока она не обнародована.
   — То есть даже вы — человек, за которым стоит такой бизнес, — не в курсе, какая программа стоит за Путиным и какая — за Медведевым. Это весьма показательно.
   — Зато мы сами обнародовали Манифест. Наша задача — чтобы люди как-то отреагировали. Мы не хотим ставить точку в этом тексте, потому что жизнь быстро меняется, и это должен быть живой документ: новая идея пришла в голову — вставили ее в программу. И идеи должны исходить от граждан, мы хотим слышать людей. Это будет наша «фишка» — все время менять документ.
   — Недавно на встрече с президентом вы предложили законодательно ограничить количество депутатских мандатов, которые может получить победившая на выборах партия, 226 единицами. И буквально на следующий день один из граждан — первый замглавы президентской администрации Владислав Сурков — назвал эти предложения антиконституционными и антидемократическими. Вы учтете мнение Суркова?
   — Нет. Потому что я считаю это предложение очень выгодным для власти. Более того, партии «Единая Россия» это позволит сохраниться на политическом небосклоне и потихонечку вводить демократические процедуры. Если же этого не произойдет, ее ждет судьба КПСС, власть которой рухнула в одночасье.
   — Вы не считаете, что слова Суркова — это и есть ответ той «группы лиц», которые, как написано у вас в Манифесте, что-то там «должны»? Или вы будете ждать ответа самого Медведева, а слова Суркова для вас — это его личное мнение?
   — Я жду ответа ни от Суркова, ни от Медведева, а от наших граждан. Нам важно знать, поддерживают они идею временного — на один-два срока — ограничения влияния любой партии или нет. У них есть возможность выбора.
   — В вашем Манифесте много написано про демократизацию, но при этом вы не настаиваете на возврате губернаторских выборов. Почему?
   — Есть много шаблонов мышления. Один из них: избирать губернаторов — это демократично, а не избирать — недемократично. Мне кажется, такая постановка вопроса неправильная. Если говорить о региональной составляющей нашей программы, то мы предлагаем ликвидировать институт полпредства как выполнивший свою задачу. Это раз. Второе: губернаторов мы предлагаем оставить не выбираемыми, а назначаемыми, сделав так, чтобы они управляли всеми федеральными функциями на данной территории. И в-третьих, мы выступаем за то, чтобы всю основную экономическую жизнь передать в города и местному самоуправлению: чтобы у местного самоуправления были реальные деньги и реальные рычаги управления. Нужно изменение межбюджетных отношений, частичное изменение налоговой системы. Это позволит эффективно развивать страну. Сейчас же у губернатора любого дотационного региона просто нет стимулов, чтобы создавать новые предприятия. Если он построит новый завод, у него начинает расти налогооблагаемая база, и на эту сумму уменьшается размер трансферта из центра. А так — пять дней позора в Минфине, трансферт получил, и все хорошо. И поэтому многие хитрые губернаторы, получая деньги, занимаются благоустройством территории — строят стадионы, парки, развивают социальную сферу. Как вы понимаете, это путь в сторону увеличения трансфертов. Качество жизни в регионе, конечно, растет, но этот рост абсолютно не связан с темпами развития территории. Именно поэтому нужно менять систему, а выборы или назначение губернаторов — это частный вопрос.
   — Люди, которые посадили Ходорковского, должны за это отвечать?
   — Я отвечу вам так. Когда говорит просто гражданин, он может эмоционально озвучивать свою позицию по данному вопросу. У лидера же политической партии, каковым я теперь являюсь, может быть только одна шкала: сегодня приговор вступил в силу, и мы должны его уважать. Да, есть много вопросов к процессу принятия такого решения, но оно вступило в силу, и его нужно выполнять. Это одна сторона вопроса. Но есть и другая сторона; сегодня идет грубая подтасовка, цель которой — не допустить условно-досрочного освобождения Ходорковского и Лебедева: чай попили не там, еще что-то нарушили. Лично я не вижу оснований, почему Ходорковский и Лебедев не могут воспользоваться правом на УДО. А ведь это — прецедентная вещь: если можно кому-то наверху вытворять такое с человеком уровня Ходорковского, то внизу любой лейтенант чувствует себя вправе так же вести себя с владельцем торговой палатки.
   — По-вашему, их преследуют по политическим мотивам или же из-за тех налоговых преступлений, которые им инкриминировали?
   — Здесь, наверное, есть элемент и того, и другого. Но вопрос заключается в том, что, если бы Михаил Борисович в свое время, как и я, оставил бизнес, возглавил политическую партию и сказал, что идет на выборы с той или иной программой, все сложилось бы по-другому.
{PAGE}
   

   БИОГРАФИЯ
   Михаил ПРОХОРОВ родился 3 мая 1965 года в Москве. В 1989 году окончил факультет международных экономических отношений Московского финансового института. В 1993-2000 годах — председатель правления, затем — президент ОНЭКСИМ Банка. В 2000-2001 годах — президент АКБ «Росбанк». В 2001-2008 годах — гендиректор, предправления ГМК «Норильский никель». В 2006-2011 годах — председатель совета директоров, затем — гендиректор ОАО «Полюс Золото». С мая 2007-го — президент частного инвестфонда ООО «Группа ОНЭКСИМ». С октября 2008-го — президент Союза биатлонистов России. С 25 июня 2011 года — лидер партии «Правое дело». По состоянию на декабрь 2010 года Михаилу Прохорову принадлежат крупные пакеты акций в сырьевых компаниях «Российский алюминий», «Полюс Золото», «Интергео», энергетической компании «Квадра», инвестиционной компании «Ренессанс Капитал», страховой компании «Согласие», а также в ряде инновационных проектов (строительство завода «Оптоган» по выпуску светодиодных ламп, проект по выпуску гибридного Ё-мобиля и др.), ему принадлежат издательская группа «Живи!» (выпускает журнал «Сноб») и медиагруппа «РБК», кроме того, он владелец контрольного пакета американского баскетбольного клуба New Jersey Nets. Холост.

   

   ИЗ МАНИФЕСТА «ПРАВОГО ДЕЛА»
   «Сегодняшняя власть вынуждена опираться на личную преданность безответственной бюрократии, набивающей карманы».
   «Нам нужны не два компетентных руководителя, решающих между собой, как жить стране и кто будет следующим первым консулом, а многие тысячи ответственных и полномочных руководителей, регулярно сменяемых на своих постах».
   «Бедность в такой богатой стране, как наша, имеет единственное происхождение — целенаправленную, хотя и не объявленную, политику власти. Бедными управлять просто — достаточно пообещать им немного денег к празднику».

   

   Из стихотворения Дмитрия Быкова «Дядя Степа — миллиардер»
   …Он гремел на всю Европу —
   Амстердам, Париж и Канн.
   Но внезапно вызвал Степу
   Самый главный великан.
   Он сказал: «Послушай, Степа!
   Воплоти мечтанья в явь!
   Предлагаю не для стеба —
   «Дело правое» возглавь.
   Без скандалов, без протеста,
   Без особенных страстей —
   И займи второе место
   После партии властей!»
   
   — Есть! — воскликнул дядя Степа,
   Не боясь великих дел,
   И поднялся из окопа,
   Где до этого сидел.
   <…>
   
   Все без шума и без пыли
   За достойное лаве
   В эту партию вступили
   С дядей Степой во главе.
   И она легко и честно,
   Без особенных идей,
   Заняла второе место
   По количеству б… б…
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK