Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2012 года: "«Власти ждут, чтобы все мы подохли»"

Геннадий Зюганов обещает бороться с фальсификациями на выборах в судах и на митингах КПРФ, но поддерживать протестующих либералов он не намерен.    Геннадий Зюганов вновь, как и в 1996 году, близок к тому, чтобы выйти во второй тур президентских выборов, но сам, похоже, не слишком рассчитывает на победу. Лидер КПРФ по-прежнему отказывается огласить состав своего будущего правительства и не готов говорить о возможном уголовном преследовании нынешних руководителей страны.
   

Геннадий Зюганов обещает бороться с фальсификациями на выборах в судах и на митингах КПРФ, но поддерживать протестующих либералов он не намерен.    Геннадий Зюганов вновь, как и в 1996 году, близок к тому, чтобы выйти во второй тур президентских выборов, но сам, похоже, не слишком рассчитывает на победу. Лидер КПРФ по-прежнему отказывается огласить состав своего будущего правительства и не готов говорить о возможном уголовном преследовании нынешних руководителей страны.
   
   ПРОФИЛЬ: Мы сегодня беседуем в кабинете главного редактора газеты "Правда", а кому сегодня принадлежит издание — КПРФ или какому-то стороннему собственнику?
   Зюганов: "Правда" — наша главная партийная газета. Она имеет уникальную историю. В этом году ей 100 лет. Более именитой газеты нет. Она прошла со страной все невзгоды, все походы, все стройки. И сейчас она хотя и не принадлежит КПРФ, мы работаем вместе. Мы выиграли 16 судов, когда ее пытались у нас отнять, и отвоевали газету, вернули ее партии.
   ПРОФИЛЬ: Недавно Борис Березовский призвал всех оппозиционных кандидатов в президенты снять свои кандидатуры с президентских выборов, чтобы сорвать избрание Владимира Путина в марте этого года. Вы согласны снять свою кандидатуру?
   Зюганов: Вот видите, насколько Березовский оторвался от России. Он даже не понимает, что здесь происходит. Вот вообразите, что было бы, если бы все оппозиционные фракции ушли из Госдумы, следуя аналогичному совету, — осталась бы одна "Единая Россия", у которой большинство в парламенте. Приняла бы она тогда более справедливые поправки в избирательное законодательство? Нет. Это означает, что ни у кого из оппозиционных политиков не было бы возможности отреагировать на новую волну кризиса, поправить законы или предложить целый ряд новых идей.
   Меня поражает другое — почему Березовский не вносил это предложение, когда его подручные рвали страну на части? Ни разу за 20 лет не было честных выборов, но тогда он со всем соглашался и был кошельком "семьи", а сегодня он предлагает вариант, который полностью парализует все управление в стране и приведет нас к новым трагедиям.
   ПРОФИЛЬ: Вы рассчитываете на то, что предстоящие выборы окажутся честнее предыдущих?
   Зюганов: Я не наивный человек. Никогда главарь "малины" не будет бороться со своей "малиной". Мы боремся с ней путем внесения законопроектов, ремонтирующих избирательную систему. И мы собираемся продолжать борьбу в первую очередь за счет эффективного контроля на выборах. Участков в России — 99 тыс., и мы уже посылали на контроль за выборами почти 300 тыс. наблюдателей. Сейчас для того, чтобы выборы стали более честными, нужно, чтобы на участках было полмиллиона наблюдателей, а также появились политические дебаты. Второе — необходимо, чтобы в территориальных избирательных комиссиях были в одинаковом количестве представлены наблюдатели всех политических партий. Тем же, кто переписывает протоколы, должно грозить 10-15 лет тюрьмы и конфискация имущества, как за совершение государственного преступления. Сейчас я предложил хотя бы проверить результаты думских выборов в Тамбовской и Саратовской областях, а также в Республике Мордовия, где у партии власти 92% голосов. Если на это Путин пойдет, можно будет поверить, что выборы станут честнее.
   ПРОФИЛЬ: Тогда насколько бескомпромиссно вы будете готовы действовать, если на предстоящих выборах столкнетесь со столь же массовыми фальсификациями итогов голосования?
   Зюганов: Из судов мы не вылезаем уже сейчас. Наша борьба довольно жесткая. Мы в течение года провели два десятка крупных акций протеста. Одна из самых крупных из них прошла на Манежной площади. Я за такое отстаивание голосов. Но есть одно большое "но". Мы посылали своих людей и на Болотную площадь, и на проспект Сахарова. Они готовились выступить, но им даже не дали слова. С другой стороны, если орать, шуметь и выступать для того, чтобы под прикрытием честных выборов притащить к власти людей типа Немцова, Касьянова или Кудрина, — в таких акциях протеста смысла нет.
   ПРОФИЛЬ: Но, быть может, если бы на митинги пришли лично вы, вам бы дали слово? 4 февраля вы, кстати, на митинг-шествие пойдете?
   Зюганов: Может быть, но тогда возникает вопрос: почему они должны меня пускать или не пускать на свои митинги или на трибуну? Обычно работает оргкомитет, и все его участники высказываются и выдвигают свои условия. Что же касается 4 февраля, у меня график расписан по часам, но мы еще посмотрим. Мы должны знать: если они проводят митинг для того, чтобы завтра Кудрин стал премьер-министром Прохорова, я категорически против.
   ПРОФИЛЬ: Недавно вы заключили коалиционное соглашение с "Левым фронтом". Почему же тогда вы не пригласили Сергея Удальцова в свой список еще на выборах в Госдуму? Вам запретили привлечь несистемного оппозиционера в Кремле?
   Зюганов: Никто нам ничего не запрещал. Мы всем сказали, что это не ваше дело. У нас был самый профессиональный список в Госдуму. С Удальцовым мы подписали соглашение только после того, как "Левый фронт" прислал мне письмо, в котором четко заявил, что требуется ремонт политической системы, и перечислил свои требования. С большинством из них мы согласились. Кроме тех, в которых предлагалось распустить Госдуму уже в марте этого года. Я не мог на это пойти. Я ответственный человек и считаю, что мы ограничились бы одним моим президентским сроком, в течение которого я бы записал в законе, что никто из граждан России не может занимать президентское кресло больше двух сроков по 5 лет за всю свою жизнь. Кроме того, пока он сидел в тюрьме, только мы его вытаскивали оттуда. Это я на встрече с Медведевым спросил его, зачем он держит в тюрьме Алексея Навального и Сергея Удальцова. А Анастасии, его жене, я четко сказал, чтобы она отговорила мужа от голодовки. Ведь власти только и ждут, чтобы все мы подохли.
   ПРОФИЛЬ: Но если между вами так много общего, что помешало вам включить его в предвыборный список на выборах в Госдуму?
   Зюганов: До выборов в Госдуму он никаких союзов мне не предлагал.
   ПРОФИЛЬ: На сегодняшний день и Сергей Миронов, и Михаил Прохоров уже объявили список людей, которые войдут в их будущее правительство в случае их избрания на президентский пост. Почему вы этого не сделали до сих пор?
   Зюганов: Я посмотрел список Миронова и задался вопросом: согласовал ли он свое предложение с теми, кого в нем называет? Он в него всех записал, кроме Рейгана, наверно. Что же касается состава моего правительства, то достаточно посмотреть, кто у нас в Думе возглавил ведущие комитеты, и вы увидите среди них и Ивана Мельникова, и Владимира Кашина, и Николая Харитонова, и Сергея Собко, и Владимира Комоедова. Все они руководили крупными подразделениями. С некоторыми другими людьми мы ведем переговоры, но все они попросили до завершения выборов их фамилии не объявлять. Так как в этом случае их уже завтра начнут травить по всей стране. Поэтому называть конкретные фамилии министров, которые могут перейти из нынешнего правительства в мой кабинет, я пока не стану.
   ПРОФИЛЬ: В случае вашей победы на президентских выборах вы намерены провести национализацию собственности. Говорят, что вы не станете трогать добросовестных собственников, законно приобретших свои активы. А где будет грань между добросовестными и недобросовестными собственниками?
   Зюганов: Тут надо понимать одно: чтобы отремонтировать страну, чтобы остановить ее вымирание, ликвидировать жуткую бедность и социальное расслоение, нужны огромные ресурсы. Их нужно взять у олигархов. Прежде всего, это минерально-сырьевая база. Ведь нашу страну тысячу лет осваивали, защищали, боролись, чтобы все ее ресурсы работали на каждого человека. Для этого нужна национализация, но провести ее нужно так, чтобы от этого выиграли практически все, кроме олигархов. Те же, кто добросовестно трудится и приумножает свое состояние, пусть не волнуются: поддержим, поможем. Все, что связано с вашей личной собственностью, с вашими машинами, квартирами, домами, приусадебными участками, все, что связано с легкой текстильной, обувной, кожевенной промышленностью, с поддержкой малого и среднего бизнеса, — мы не только поддержим, но и создадим условия, при которых вам будет выгодно приумножать свой капитал. Для этого и свет, и бензин, и солярка должны стоить гораздо дешевле, так же как и аренда помещений.
   ПРОФИЛЬ: Новым спикером Госдумы шестого созыва стал Сергей Нарышкин. Как вы его оцениваете — он лучше или хуже Бориса Грызлова?
   Зюганов: Я не буду их сопоставлять. Они все вынуждены прово-дить общую линию Вла-димира Путина. Она проходит по глубокой, пьяной, вороватой ельцинской колее. Мне ка-залось, что Путин вылезет из этой колеи. Под первым его посланием я бы подписался. Он предлагал создать сильное государство — с социальной полити-кой, с хорошим и доступным образовани-ем. Но потом все загло-хло. В любом случае, и Нарышкин, и Грызлов — члены одной команды. Они проводят вместе с ней курс, который разрушает страну.
   ПРОФИЛЬ: А как вы оцениваете замену Владислава Суркова на Вячеслава Володина? Чего вы ждете от этой политической рокировки?
   Зюганов: Я не являюсь поклонником ни одного, ни другого. Я считаю, они оба сделали все, чтобы прошедшие выборы были настолько грязными. Это они подвели страну к той черте, которая неизбежно приведет к массовым беспорядкам. И насколько я информирован, якобы им по-ручено сделать все, чтобы обеспечить результат Путина в первом туре. Но при всем том Сурков знал политический про-цесс и был склонен к диалогу, а Во-лодин, как мне кажется, скорее приверженец выколачивания результата любым путем.
   ПРОФИЛЬ: Поход представителя КПРФ Леонида Калашникова в посольство США на встречу с новым послом Майклом Макфолом получил неоднозначную оценку ваших думских коллег. Вы одобряете поступок Калашникова, оказавшегося там в одной компании с теми, кого вы считаете "оранжевыми" революционерами?
   Зюганов: Что касается Леонида Калашникова, он — первый заместитель председателя международного комитета. И его пригласили на встречу не с послом США, а с первым заместителем госсекретаря США Уильямом Бернсом. И Калашников заявил ему, что мы недовольны тем, что на нас как каток наваливается НАТО, и тем, что на западных рубежах появляются военные базы США, а также тем, что производство наркотиков в Афганистане увеличилось в сотни раз и их большая часть приходит к нам. Он также подчеркнул, что подтасовки на выборах — результат их работы. В 1996 году они давали огромные деньги Ельцину для того, чтобы состоялись эти нечестные выборы. Поэтому весь этот свист и крик ничем, кроме как попыткой уйти от ответственности за воровские, мерзкие, грязные декабрьские выборы и попыткой протащить в первом туре своего лидера, я объяснить не могу.
   ПРОФИЛЬ: Вы уже заявили, что в случае вашего избрания президентом вы намерены освободить Михаила Ходорковского. То есть вы его простили и теперь российскому олигархату тоже не стоит опасаться за свою свободу?
   Зюганов: Вы неверно истолковали мою точку зрения. Приватизация 90-х была бандитской и воровской. Все тогда завладели собственностью незаконно. Ходорковс-кий отсидел много лет, но если спрашивать с него, тогда нужно спросить и с остальных — почему они сегодня уходят от ответственности? По-чему они свои средства хранят в зарубежных бан-ках? Я не юрист и не занимался делом Ходор-ковского, но мне не нра-вится, что те, кто вместе с ним разворовывал и растаскивал эту страну, сейчас на воле и сидят в правительственных структурах. Давайте при-ведем их всех в чувство и заявим, что никому больше воровать не дадим и им пора исправляться.
   ПРОФИЛЬ: А в отношении Дмитрия Медведева и Владимира Путина вы будете заводить уголовные дела и расследовать их деятельность на протяжении последних лет?
   Зюганов: Такая постановка вопроса неправильна. Первое, что нужно будет сделать в случае моего избрания, — провести инвентаризацию всего, что есть. Мы должны знать, какими ресурсами мы располагаем, а уж затем принимать какие-либо решения. Но я не за то, чтобы сводить счеты. Я за то, чтобы объединять страну и нацию для решения очень важных проблем.
   ПРОФИЛЬ: То есть вы не станете отменять закон, обеспечивающий неприкосновенность бывших президентов?
   Зюганов: Я бы этот закон отменил, чтобы, уйдя с поста президента, помнить, что, если где-то наследил, с тебя все равно спросят.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK