Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Вместо нас"

Каждый год поездка на дачу наглядней, чем московская наша текучая реальность, обозначает социальные перемены.    Каждый год поездка на дачу наглядней, чем московская наша текучая реальность, обозначает социальные перемены. Для меня девяностые начались не тогда, когда стали продавать в киосках спирт Royal, а когда сосед напротив, до того — скромный технарь, отгрохал себе трехэтажный каменный дом. Потом в доме поселился чиновник, приезжавший с мигалкой.
   В этот раз меня поразило количество людей восточной национальности, останавливающихся перед калитками: «Работа есть?»
   Работа есть. Подмосковные дачи населены гастарбайтерами (сам позвал одного добровольца скосить пол-участка). В одних местах они строят — работают в кооперативах, реставрирующих старые дома, в других — сами, без кооперативов, возводят баньки и беседки, в третьих — обрабатывают участки. На даче ведь, чтобы держать ее в приличном виде, надо жить, а большинство дачников работают в Москве. Те, кто может не работать, давно построили дачи на Лазурном берегу и там, по вольтеровским заветам, возделывают свой сад.
   По дороге домой останавливаемся в придорожном кафе: его держат грузинские гости, а работают на них — узбекские. На въезде в Москву заезжаем на автомойку — радиатор моим «Жигулям» прочищает еще один узбекский гость, а командует им опять-таки грузинский. К тому, что на московских стройках работают в основном гастарбайтеры и на рынках торгуют они же, мы давно привыкли. Но под Москвой, в радиусе трехсот километров, не осталось, кажется, работников, кроме них. Как мы еще справляемся с выполнением супружеских обязанностей? Не удивлюсь, если скоро мужья будут элементарно нанимать их. И жены тоже, а то у них голова болит. У гастарбайтеров никогда не болит голова. В наших спальнях будут совокупляться они, и непонятно будет одно — что здесь вообще делаем мы?
   Не стоит пугать себя парижскими перспективами — мол, понаедут и устроят нам бунт ракалий. Ситуация принципиально иная: в Париже хулиганили бездельники, живущие на социальные пособия. В Москве бездельничают совсем другие люди — они же в основном и хулиганят, отмечая победу любимой команды или иной патриотический праздник. Безобразия по случаю красных дней разных родов войск устраивают опять же не гастарбайтеры. Ракальи — это те, кому делать нечего. Сильно подозреваю, что сегодня на эту нишу могут скорей претендовать сытые молодые представители коренной национальности. Смешно выслушивать разговоры о том, что гастарбайтеры устраивают демпинг, что диаспоры контролируют все и вся, оттесняют коренное население от рабочих мест, заполонили все рынки и строительные площадки: если бы не было гастарбайтеров, не было бы вообще ничего. Поймите: нету нигде этих легендарных оттесненных безработных, этих пенсионеров, жаждущих торговать на рынке, этих строителей и газонокосильщиков. Пришлые есть, потому что востребованы. Я почти убежден, что фанатичные борцы с ними вроде активистов ДПНИ по десять раз на дню пользуются их услугами. Я не удивлюсь, увидев их в нашей армии. Был же у Шекли рассказ о том, как на последнюю битву при Армагеддоне люди выставили вместо себя роботов. Роботы победили силы зла и были взяты ангелами в царствие небесное. А люди остались на выжженной земле.
   И актуальным спектаклем в сегодняшней Москве могла бы стать не какая-нибудь новодрамская чернуха, так и не вылезшая из своих вечных девяностых, а «Ромео и Джульетта» в исполнении гастарбайтеров. Двое молодых веронцев полюбили друг друга, но ему лень лазать на балкон, а ей как-то стремно закалываться в финале. Да и Тибальду не больно надо гибнуть в уличной драке — вон гастарбайтер, он все в лучшем виде исполнит… И артистам тоже лень играть, они сидят в ложе, лениво аплодируя. А разыгрывают всю эту историю на сцене гастарбайтеры: с русским языком неважно, но содержание все знают и так. И в зале одни гастарбайтеры: прежняя публика смотрит по домам шоу «Две звезды» — в нем заняты как раз представители коренного населения. Это теперь наш исполнительский и зрительский потолок.
   Ничего себе фантастический романчик можно написать, но как-то лень — алло, вы не знаете кооператива литературных таджиков? Литературные негры уже в прошлом.
   Пишу это не затем, чтобы активизировать националистические настроения: хуже и тупее национализма нет на свете ничего. И не затем, чтобы ограничить доступ гастарбайтеров в Россию: работать в ней в таком случае станет элементарно некому. Я о том, что гастарбайтерам надо создать максимум льгот и по возможности встроить их в культуру — чтобы люди, работающие за нас, работали не только на стройках, огородах и рынках. Так было в СССР, и это был единственно правильный путь: интегрировать — так по всему спектру. Если нам не нужна социальная напряженность — процент этих людей на телевидении, в вузах, в прессе, в консерватории и на сцене должен быть таким же, как и на производстве. Русские националисты обожают подсчитывать процент евреев в науке либо в Останкино. Но если они подсчитают процент русского населения, занятого реальным делом, а не его имитацией, и спроецируют этот процент на власть, окажется, что русским сегодня стоит доверить в лучшем случае два министерства из двадцати. А какой национальности должны быть мэр Москвы и губернатор Подмосковья, остается только гадать.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK