Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Волшебник из страны коз"

Любовь к братьям и сестрам нашим меньшим порой носит удивительный характер и превосходит по силе чувств любовь к людям. Моего соседа по даче всегда обходили стороной, вспоминая, как он гонялся с топором за собственной тещей. До тех пор, пока он не залился искренними слезами, когда ему потребовалось все тем же топором обезглавить курицу.Вы слыхали, как поют дрозды? А как громко умеет топать по паркету еж, как шумно доедает обои морская свинка? Ну это еще что — это все тихие звери по сравнению даже с самой мелкой обезьянкой, способной часа за три полностью уничтожить все признаки длившегося полгода евроремонта. В наших квартирах живут леопарды, пингвины, карликовые лошадки, свинки и боа-констрикторы: где те времена, когда ни о ком, кроме собак, кошек и волнистых попугайчиков, население и не помышляло? Хотя, с другой стороны, что тут плохого? Если тот, кто у вас есть, не слишком ядовит, зубаст или голосист, — так и на здоровье. При условии, конечно, что вы в состоянии обеспечить вашему экзотическому питомцу счастливую жизнь.
На свете есть не много мест, где на обыкновенную козу смотрели бы как на экзотическое животное. По-моему, козы водятся абсолютно везде и везде составляют неотъемлемую часть деревенского пейзажа. Коза же в большом городе производит несколько странное впечатление, поэтому, когда я в первый раз увидела в своем дворе прилично одетую даму старшего среднего возраста с козой на собачьем поводке, я была немного удивлена. Впрочем, люди быстро ко всему привыкают: не прошло и двух недель, как дама с козой стали не более чем привычной деталью нашего двора. Мало того, многие из нас, в том числе и я, охотно собирали для козы засохший хлеб, капустные кочерыжки, арбузные корки и прочие деликатесы. Все-таки газоны в Москве состоят не столько из травы, сколько из свинца или стронция. А козе этого нельзя.
В процессе кормления козы произошло и мое знакомство с обстоятельствами жизни ее хозяйки, Веры Матвеевны, дамы сугубо городской, которую однажды занесло в деревню, в гости к подруге, решившей на склоне лет стать сельской жительницей и вести натуральное хозяйство. А у подруги, в смысле у ее козы, как раз недавно родились козлята. Козлята были так прелестны, так трогательны, а деревенская подруга так убедительно рассказывала, насколько козы умны, дружелюбны, удобны в быту и неприхотливы… Словом, в Москву Вера Матвеевна вернулась с юной козочкой Козеттой (по-моему, она считала, что именно так звали козу Эсмеральды).
Козетта была прелестна и мало похожа на нормальных деревенских коз с их грязной свалявшейся шерстью и особым козьим запахом, Козетточка всегда была чиста и аккуратна, шерсть ее была шелковой и идеально расчесанной, на шее всегда была отутюженная красная ленточка — хоть сейчас на сцену мюзикла «Нотр-Дам де Пари». Гуляла Козетта на поводке так воспитанно, как не каждая собака: не тянула, не рвалась с привязи, не бросалась на кошек и прохожих, деликатно отбирала у детей печенье и мороженое и вообще была очаровательнейшим из всех домашних животных на свете. Все окрестные дети перестали просить у родителей собаку — теперь им непременно нужна была такая вот коза.
Одна из мамаш даже подкатила к Вере Матвеевне с просьбой: а не может ли та продать немного козьего молока? Вера Матвеевна густо покраснела и сообщила, что Козетта — девица и таковой намерена оставаться всегда. Надо сказать, что связь между наличием козла и появлением молока для нас поначалу показалась неочевидной. Но, как следует подумав, даже городские женщины способны понять, что тут к чему.
Конечно, вокруг нашлась парочка ненавистников всего живого, которые при виде любого существа начинают орать: «Вот, развели, ступить некуда, людям жрать нечего, а они собак (коз, крокодилов — не важно кого) кормят!» Все остальные козу Веры Матвеевны любили как родную — даже непосредственные соседи снизу: теоретически им мог бы мешать топот козьих копытец, но тактичная Вера Матвеевна сшила для Козетты мягкие тапочки, и по дому коза передвигалась бесшумно как привидение.
С собаками Козетта тоже сосуществовала вполне мирно — среди них у нее даже были друзья. Поэтому ничто не предвещало беды, когда в наш двор забежала посторонняя бездомная дворняжка. Дворняжка увидеть козу явно не ожидала: на секунду оцепенев, она с жутким лаем бросилась к этому невиданному существу — уж не знаю, кусать ли она хотела Козетту или просто познакомиться поближе. Шокированная и напуганная коза рванулась убегать, выдрала поводок из рук Веры Матвеевны и в поисках убежища ломанулась в щель между двумя кирпичными гаражами. Щель эта годилась разве что для для прохода кошки, да и то не всякой, а худой. Естественно, сытая Козетта намертво там застряла. Тем временем дворняжка, устроившая всю эту заварушку, смылась, и Вера Матвеевна осталась один на один со своей и Козеттиной бедой.
Сначала Вера Матвеевна пыталась выманить козу из ловушки словами. «Козетточка, — причитала она, — кисонька, иди же к мамочке!» Кисонька отвечала хозяйке жалобным блеянием (или у коз это называется как-то иначе?): ей очень хотелось к мамочке, но, увы, застряла коза капитально и не могла двинуться ни назад, ни вперед.
Причитания Веры Матвеевны постепенно перешли в панические вопли; собралась толпа из сочувственно настроенных соседей, но разумных мыслей насчет вызволения козы из плена не было ни у кого. Смекалку проявила только моя любимая соседка Лилька — как человек, всегда готовый отразить ужасы окружающей действительности, телефон службы спасения она знала наизусть. И она эти спасительные цифры уже набрала.
Служба спасения приехать-то приехала, но толку от нее как-то не получилось. Да, по ее требованию все мы принесли во двор все наши запасы подсолнечного, кукурузного и оливкового масла. После чего бравые юноши-спасатели залезли на крышу гаражей и оттуда поливали Козетту всеми этими ароматными смазочными материалами. Тщетно: Козетта, вся в масле, кричала нечеловеческим голосом, но из щели вылезти не могла. Несчастная Вера Матвеевна билась в истерике. Рыдали дети, умолявшие взрослых выручить их любимую козу и сделать вообще хоть что-нибудь. Выли собаки и сдержанно матерились спасатели.
А Козетта, очевидно, сильно перенервничав, на глазах начала слабеть. Она уже почти не кричала, а только закатывала глаза. Наблюдая за мучениями козочки, дети взвыли с утроенной силой:
— Мама, мама, Козетта умирает!
На самом интересном месте позволю себе отступление. Год назад в наш дом въехал новый жилец, которого все жильцы раз и навсегда осудили. За неприятное выражение лица, за перстни на толстых волосатых пальцах, за гигантский черный джип, всегда припаркованный так, что остальным нельзя ни пройти и ни проехать, за очевидное хамство. И вот в тот трагический для Козетты момент знаменитый черный джип въехал во двор и из него грузно выпрыгнул этот неприятный гражданин. Гражданин заинтересовался происходящим во дворе крикливым собранием и приблизился к нам. Постояв немного за нашими спинами и уяснив суть происходящего, он решительно растолкал толпу и лаконично заявил хорошо промасленным спасателям:
— Гараж ломать надо!
Между прочим, эти два крепких кирпичных гаража были совершенно непонятно чьими — просто однажды они вдруг сами собой появились у нас во дворе, и все. Наверное, принадлежность можно было бы как-то выяснить, но на это требовалось время. Козетта же была совсем плоха.
Тогда неприятный жилец, послушав рыдания несчастной Веры Матвеевны, поглядев на поникшую масляную Козетту и полюбовавшись на многочисленные детские истерики, сказал спасателям:
— Мужики, ломайте, я с хозяином потом договорюсь!
Спасатели завели песню про то, что это незаконно и без согласия хозяина они просто не имеют права, — и тогда бывший неприятный жилец, внезапно оказавшийся человеком приятным во всех отношениях, махнул на них рукой и стал кому-то звонить. Не прошло и четверти часа, как к нам во двор въехало еще несколько джипов, откуда вышли еще несколько приятнейших молодых людей с различными инструментами. И, напутствуемые добрыми словами нашего жильца: «Вы мне, смотрите, козу не зашибите!» — они быстро и ловко выломали дверь гаража (оказавшегося пустым) и аккуратно разобрали стенку, пленившую Козетту. Причем как им это удалось, совершенно непонятно: ломали-то они изнутри и по всем законам мироздания обломки должны были падать наружу, то есть как раз на козу. Но почему-то все падало внутрь гаража, на самих спасателей.
Бывший неприятный жилец подхватил Козетту (напомню, крупную и очень сильно политую маслом козу) и понес ее в подъезд. Следом семенила Вера Матвеевна с нечеткими, но очень страстными словами благодарности и какими-то заверениями и клятвами. Бывший неприятный жилец снисходительно усмехнулся:
— Ну что, мамаш, молочком-то козьим угостишь?
— Да она у меня еще девушка, — застеснялась Вера Матвеевна.
И теперь, когда Вера Матвеевна прогуливается с оправившейся от потрясения Козеттой и на их пути попадается спаситель, он каждый раз приветливо спрашивает:
— Что, мать, твоя коза еще девушка?
Вера Матвеевна каждый раз заливается девичьим румянцем — видимо, за Козетту. Та, может, тоже краснеет, но только под шерстью этого не видно.
А тот неприятный жилец, кстати, недавно женился на миловидной девушке и даже позвал на свадьбу в дорогой ресторан всех жильцов подъезда. Все жильцы в один голос говорили невесте, что такого гуманного и изобретательного молодого человека надо еще поискать.
.

ЛЕНА ЗАЕЦ, рисунки ЛЮБЫ ДЕНИСОВОЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK