Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Вольт большого калибра"

Главное изменение в планах реформы РАО ЕЭС после смены правительства — не ее сроки и формы. Главное — что теперь в деле преобразования электроэнергетики резко возрастет роль государства.
Смена правительства поначалу встревожила всех игроков электроэнергетического сектора: что если реформа отрасли будет свернута? Однако выяснилось — в новой структуре кабинета остались все знаковые фигуры, отвечавшие за ход реформирования энергетики. Только теперь главным по реформе стал не глава МЭРТа Герман Греф, а министр промышленности и энергетики Виктор Христенко.

Большинство аналитиков ожидают, что до конца марта правительство и совет директоров РАО определятся с ключевым вопросом энергореформы — как и кому продавать оптовые и территориальные генерирующие компании (ОГК и ТГК).

В ответе на этот вопрос авторам концепции реформы из правительства еще с прошлого года противостоят представители ФПГ, владеющих крупными пакетами акций РАО ЕЭС и региональных энергокомпаний. Бизнесмены, по минимальным оценкам потратившие на скупку энергетических акций $1,8 млрд., хотят получить полный контроль над несколькими ТГК и крупные пакеты акций ОГК. Но обсуждаемая модель олигархам этого не гарантирует. Некоторые крупные инвесторы, устав дожидаться заработков на реформируемом рынке электроэнергетики, успели покинуть этот сектор. В частности, вместо ЮКОСа и Группы МДМ в борьбу за генерирующие энергоактивы вступил «Газпром».

Матрос олигарха не обидит?

Российские бизнес-магнаты ринулись в электроэнергетику после того, как в мае прошлого года была принята программа «5+5». Эта программа предполагала выделение из каждой региональной энергокомпании сетевых и генерирующих активов, которые потом должны снова собраться уже в другом составе в специализированные компании.

Государство намеревалось оставить контроль над гидрогенерирующими мощностями, магистральными сетями электропередач (Федеральная сетевая компания) и диспетчерскими управлениями (компания «Системный оператор»). А вот 6 ОГК, объединяющих тепловые ГРЭС, а также ТГК на базе бывших АО-энерго предполагалось продать.

Причем акционеры РАО «ЕЭС России» должны были получить приоритетное право при обмене акций РАО на долю в тепловых ОГК. Предполагалось проводить спецаукционы, на которых за долю в тепловой генерации можно было бы заплатить акциями РАО ЕЭС. Именно это решение спровоцировало отечественные ФПГ на агрессивную скупку акций энергетического монополиста. В результате среди крупных акционеров РАО появились Группа МДМ (Сергей Попов и Андрей Мельниченко), «Комплексные энергосистемы» (Виктор Вексельберг), «БазЭл» (Олег Дерипаска), «Интеррос» (Владимир Потанин), «ЕвразХолдинг» (Александр Абрамов) и ЕСН-энерго (Григорий Березкин), а капитализация РАО за год выросла с $3 млрд. до $12 млрд.

Параллельно большинство стратегических инвесторов собирали крупные пакеты в региональных энергокомпаниях (см. справку). Однако в их отношении между разработчиками реформы из команды Чубайса и стратегическими инвесторами согласия не было. Специалисты энергохолдинга предлагали создать на базе 72 АО-энерго 14 территориальных генерирующих компаний, которые потом будут продаваться. При этом получалось, что приглянувшиеся олигархам энергокомпании оказывались в разных ТГК.

В августе прошлого года Группа МДМ, собравшая более 8% акций РАО и блокпакеты примерно в 13 энергокомпаниях, выступила с альтернативным предложением. По версии Мельниченко, ТГК должны собираться по интересам крупных акционеров региональных энергокомпаний. Однако лоббисты из МДМ не смогли продавить свое предложение. Более того, в сентябре глава МЭРТа Герман Греф вдруг обнаружил, что если ОГК продавать только акционерам РАО «ЕЭС России», то в результате образуется энергетическая олигополия. Греф предложил продавать ОГК на аукционах не только за акции, но и за деньги. Акционеры РАО, изрядно истратившиеся на скупку энергетических бумаг, возмутились: что же это получается — поматросили и бросили?

Не смирившись с таким предложением, миноритарные акционеры РАО в октябре прошлого года снова решили поправить ход реформы. На этот раз они пожелали, чтобы ТГК создавались по методике соучреждения. Если РАО намеревалось сначала выделить из АО-энерго генерацию, а потом собрать генерирующие активы в нескольких ТГК, которые были бы 100% «дочками» энергохолдинга, то представители ФПГ настаивали на том, что региональные энергокомпании разделять не надо. АО-энерго, в версии миноритариев, должны войти в ТГК целиком, каждое вместе со своими акционерами. Ну и опять-таки — ТГК себе должны были выбирать акционеры АО-энерго.

И на этот раз у ФПГ ничего не получилось. В конце года консультанты энергохолдинга из Альфа-банка и Merrill Lynch придумали несколько схем проведения спецаукционов по продаже ОГК за акции РАО и деньги, но в декабре совет директоров ЕЭС России так и не определился, какую из них выбрать.

Не дождетесь!

В начале марта после отставки правительства начали бурно циркулировать слухи, что Анатолию Чубайсу тоже придется покинуть свой пост. Злые языки стали говорить, что во время предвыборной кампании СПС во многих регионах были заморожены энерготарифы, а остававшийся пару дней и.о. премьер-министра Виктор Христенко едва ли не первым делом предоставил Федеральной энергетической комиссии право отменять популистские тарифные решения Региональных энергокомиссий (РЭК).

Вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин в свою очередь сказал, что в угоду политическим интересам СПС в ряде регионов страны были приняты сомнительные решения о понижении энерготарифов. Появилась даже версия, что Чубайса заменят как раз на Пехтина, хотя сам парламентарий по этому поводу заметил, что Чубайс занимает государственную позицию и ему надо довести реформы до конца.

По данным «Профиля», за пиар-кампанией по поводу отставки Чубайса мог стоять давний оппонент главного энергетика Олег Дерипаска. С этим предпринимателем с переменным успехом Чубайс сражается уже несколько лет. Из последних сводок с поля боя — безуспешная попытка Дерипаски отобрать у РАО Саяно-Шушенскую ГЭС через судебное оспаривание приватизации, а также благополучное размывание доли РАО в акционерном капитале Красноярской ГЭС.

На прошлой неделе член команды Дерипаски — глава подкомитета Госдумы по экономической политике Владимир Эренбург (бывший руководитель «Евросибэнерго» — энергетической компании «БазЭла») — внес законопроект о внесении поправок в закон «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период». В частности, документ предлагает вообще запретить создание ОГК и сохранить нынешние АО-энерго. Таким образом, Олег Дерипаска смог бы создать на базе «Иркутскэнерго», Красноярской и Богучанской ГЭС единую генерирующую компанию.

Один из аналитиков сказал «Профилю», что нападки Дерипаски на РАО преследовали несколько задач: если и не добиться отставки оппонента накануне президентских выборов, то хотя бы заработать на вызванном этим известием падении курса акций РАО. Похоже, такое предположение имеет под собой основания: 1 марта акция РАО стоила 32,5 цента, а 3 марта — 31,5.

Член правления РАО Андрей Трапезников так прокомментировал наш вопрос относительно роли Дерипаски в запуске слухов об отставке Чубайса: «Слухи об отставке — лучшее свидетельство того, что в компании все нормально. В условиях российских реалий отставки происходят мгновенно, а не сопровождаются слухами. Если слухи запускались для игры на рынке, то это некорректная игра».

По мнению же начальника аналитического департамента банка «Зенит» Сергея Суверова, Дерипаска весьма успешно пользуется своим пакетом акций РАО, хотя вряд ли будет претендовать на долю в ОГК: «Приобретение акций энергохолдинга для Дерипаски — политическая покупка. Бизнесмен успешно лоббировал установление льготных энерготарифов для «РусАла», зафиксированных до 2012 года. Теперь он хочет добиться разрешения слить свои региональные энергетические активы, а в целом электроэнергетика ему неинтересна. Эта отрасль не предусматривает получения высокой маржи, а стратегия Дерипаски — приобретать только высокорентабельный бизнес».

Государство возвращается

Сергей Суверов полагает, что основными конкурентами в борьбе за активы ОГК станут Виктор Вексельберг и его компания «Комплексные энергосистемы», «Интеррос» и Григорий Березкин (ЕСН-энерго), возможно, все также в альянсе с итальянской Enel (эта пара недавно выиграла тендер на управление Северо-Западной ТЭЦ). Из борьбы, судя по всему, выпадают Группа МДМ и ЮКОС — обе, похоже, по политическим причинам.

Большинство аналитиков считают, что, играя на энергетическом рынке, МДМ оперировала в том числе и деньгами экс-премьер-министра Михаила Касьянова. После того как «семейные» в бизнесе начали замещаться «питерскими», ослабленные позиции МДМ уже не позволили компании играть в таком политизированном секторе, как электроэнергетика. Большинство аналитиков сходятся во мнении, что Андрей Мельниченко сохранил ту часть пакетов региональных энергокомпаний, которые обеспечивает углем его компания СУЭК. А остальное, судя по всему, продал «Газпрому», вернее, Газпромбанку.

Компания ЮКОС, у которой были блокпакеты в четырех энергокомпаниях, решила расстаться с тремя из них. Доли в «Кубань-«, «Тамбов-» и «Белгородэнерго» предположительно выкупает украинский партнер Анатолия Чубайса, глава «Энергетического стандарта» Константин Григоришин. А долю в уставном капитале самого РАО ЮКОС, судя по всему, тоже уже продал.

Появление «Газпрома» на месте ЮКОСа и МДМ аналитики оценивают довольно критично. Хармут Якоб из «Ренессанс Капитала» считает, что Алексей Миллер просто хочет заработать дополнительную маржу за счет продажи энергоактивов. При этом Якоб отмечает: «Это и бизнес, и политика. Надеюсь, «Газпром» делает краткосрочные вложения в электроэнергетику. У них полно дел в газовой отрасли, пусть там сначала разберутся».

Очевидно, что определяющим фактором поведения «Газпрома» стала политика. Если концерн получит под контроль одну из ОГК, государство сможет больше контролировать процесс реформирования.

Гендиректор ИК Prosperity Capital Management Александр Бранис солидарен с коллегой: «Они («Газпром») не навели порядок в основном бизнесе. Кроме того, есть риск, что некие генерирующие активы перетекут от одной госмонополии к другой. Не исключено, что «Газпром» возьмет себе генерацию, в которой преобладают газовые станции».

Пока Алексей Миллер участие «Газпрома» в капитале РАО и «Мосэнерго» не афиширует и в ход энергореформы не вмешивается. А Виктор Вексельберг в конце прошлого года говорил о том, что при любом раскладе его компании будут участвовать в конкурсе по продаже ОГК и ТГК.

По мнению Браниса, Вексельберг согласен платить за ОГК деньгами, а не акциями, потому что выступает с позиции держателя небольшого количества акций и большого количества денег. Не исключено, что на денежные аукционы согласятся и другие стратегические миноритарии РАО, ведь затянувшаяся реформа — это потраченные, пока без отдачи, $1,8 млрд. Жалко все-таки.

Валентин ЗАВАДНИКОВ, председатель комитета Совета Федерации по промышленной политике, член совета директоров РАО «ЕЭС России»: Решение о формах реализации активов РАО будет принято до июня.

«Профиль»: У вас нет ощущения, что новое правительство завернет реформу энергетики?

Валентин Завадников: Такое ощущение могло возникнуть две недели назад, сейчас — нет. Все, что было сделано в реформировании отрасли в течение последнего года, шло благодаря решениям комиссии по реформе энергетики под руководством Виктора Христенко. И для отрасли очень хорошо, что темой энергетики в новом правительстве заниматься будет именно он. Другое дело, что провести реформу можно было бы, с моей точки зрения, и за полтора года.

«П.»: Вы думаете, утвержденный сценарий реформы при новом правительстве изменится?

В.З.: Базовый вариант реформы «пять плюс пять» — очень долгий и невыгодный. Он, конечно, позволяет заработать портфельным инвесторам на многоступенчатом переделе активов, но на этом теряется и время (как минимум 2 года), и деньги. Стратегические инвесторы предлагают создавать ТГК сразу, а уже потом путем справедливой оценки считать, у кого какие доли получились. На сегодняшний день у большинства людей, имеющих отношение к принятию решений, есть понимание того, что такие схемы возможны.

Думаю, до июньского собрания акционеров совет директоров РАО ЕЭС вместе с государством примет решение о создании ТГК путем соучреждения — что, собственно, и нужно российским стратегическим инвесторам.

«П.»: Кстати, о стратегических инвесторах. Говорят, МДМ вышел из акционерного капитала РАО. Вместе с ЮКОСом получается, что уже двумя стратегическими инвесторами меньше?

В.З.: МДМ не вышел — просто сократил пакет. Он уже добился, чего хотел, большим присутствием — решения о ТГК. Имеющегося сейчас пакета Группе МДМ хватит, скорее всего, на реализацию конечной цели — сделают несколько проектов соучреждения ТГК, и базовые акционеры РАО будут в числе владельцев этих активов.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK