Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Вооружены и очень запасливы"

Богатство Удмуртии — оборонка и нефть. Но чтобы стать здесь бизнес-лидером, недостаточно быть нефтяным или промышленным генералом. К этому нужно запастись мандатом депутата (а лучше двумя) и желательно создать собственную медиа-империю.«Черное золото» бюджета

Евгений Богомольный, генеральный директор АО «Удмуртнефть», успешной и любимой «дочки» НК СИДАНКО,— нефтяник во втором поколении. Его мать была одной из основательниц нефтяной отрасли на Украине, где во Львове в 1952 году и появился на свет Евгений Богомольный. Понятно, что при выборе профессии он особо не сомневался. В Удмуртию же попал по распределению, после окончания Московского института нефтехимической и газовой промышленности.
Нефтяной генерал на чужбине начинал с нуля — трудился оператором по добыче нефти. Кстати, это стало в «Удмуртнефти» традицией — выпускники вузов здесь прямиком отправляются на черновую работу. При этом на нефтяном факультете Удмуртского госуниверситета (факультет создан в том числе по инициативе Евгения Богомольного) существует немало привилегий: именные стипендии отличникам, социальная поддержка студентов. Однако, повторим, для каждого выпускника приготовлена для начала «персональная» скважина.
В 1997 году «Удмуртнефть» вошла в пятерку лучших предприятий топливно-энергетического комплекса России. Такой вердикт вынесли Торгово-промышленная палата, Союз промышленников и предпринимателей и журнал «Эксперт». Знать бы тогда, что уже через два года для Евгения Богомольного настанут черные дни. В начале 1999 года «Удмуртнефть» стояла на краю гибели из-за снижения мировых цен на нефть до $9—10 за баррель.
Тогда желающих оттеснить ослабшую «Удмуртнефть» от удмуртских нефтяных месторождений было немало — главным выступила Тюменская нефтяная компания, положившая глаз на дочерние предприятия СИДАНКО.
Кредиторская задолженность предприятия достигла к тому времени 900 млн. рублей. Впервые за 25-летнюю историю его сотрудники получали зарплату с задержкой на полгода. И тогда некая московская фирма «Хнут» инициировала иск о несостоятельности «Удмуртнефти». К ТНК фирма «Хнут» формально не имела никакого отношения. Просто ей «Удмуртнефть» должна была незначительную сумму, размер которой все же позволял обратиться с требованием о банкротстве компании. По идее потом та же ТНК могла принять участие в конкурсе по продаже «Удмуртнефти».
Евгений Богомольный постарался парировать атаку конкурентов. На следующий день после появления иска в Арбитражном суде Удмуртии он лично выступил по телевидению и объявил о начале процедуры банкротства «Удмуртнефти». При этом заверил, что постарается сделать все от него зависящее, чтобы банкротства не произошло.
В первую очередь он сосредоточил кредиторскую задолженность предприятия под контролем дружественных фирм (Сарапульский коммерческий банк и компания «СИМКО»). В итоге было заключено мировое соглашение, по которому «Удмуртнефть» обязалась расплатиться по всем долгам до 1 февраля 2000 года. Потом Евгений Богомольный выстроил новую систему расчетов за поставляемую нефть: экспортные контракты «Удмуртнефти», составляющие 30% от общего объема годовой добычи, пошли по предоплате. Общий долг размером 469 млн. рублей плюс пени и штрафы были погашены на три месяца раньше условий мирового соглашения.
Сегодня платежи АО «Удмуртнефть» превышают 40% доходов республиканского бюджета — это абсолютный рекорд среди всех крупных налогоплательщиков Удмуртии. И наоборот, доля республики в управлении «Удмуртнефтью» близка к нулю (около 0,14%, доля же СИДАНКО — более 80%, остальное в собственности трудового коллектива, в том числе у самого Богомольного несколько процентов акций).
«Удмуртнефть» спонсирует все крупные проекты республиканских властей. В частности, реконструкцию взлетно-посадочной полосы ижевского аэропорта, восстановление в Ижевске собора Александра Невского, строительство музейного комплекса знаменитого конструктора Михаила Калашникова, ижевского цирка.
Поэтому неудивительно, что удмуртская большая политика делается при прямом участии Богомольного. Депутат республиканского парламента и Городской думы Ижевска, «двухмандатник» Богомольный редко выступает на сессиях. Однако известно, что все значимые для Удмуртии законы и правительственные постановления не принимаются без его теневого участия. К тому же в кабинете министров Удмуртии, обновленном весной 1999 года, Евгений Богомольный добился создания Министерства топлива и энергетики. Возглавил это ведомство Виктор Савельев, человек Богомольного, замдиректора подведомственного ему института УдмуртНИПИнефть.
Все сказанное свидетельствует о том, что в лояльности местных властей нефтяной генерал не нуждается: за свои деньги он сам власть.
Уважение простых нефтяников тоже требует вложений. Поэтому Евгений Богомольный для своих 10 тысяч рабочих денег не жалеет. В августе 1999 года оклады выросли в полтора раза, и теперь средняя зарплата рабочих-нефтяников составляет в «Удмуртнефти» более 4 тысяч рублей в месяц — цифра невероятная для прочих предприятий республики (обычно там просто не платят ничего).
Богомольный выглядит респектабельно. Носит дорогие костюмы классического стиля (двубортные пиджаки преимущественно темного и серого цветов и одноцветные галстуки). Из сигарет предпочитает «Мальборо», из крепких напитков — хорошую водку. Причем обязательно местного производства — Сарапульского или Глазовского ликероводочного завода.
Жена нефтяного генерала работает в НГДУ «Ижевскнефть» начальником отдела. Живут они в одном из элитных домов Ижевска, построенном в основном на средства компании,— во дворе дома пробурена артезианская скважина, обеспечивающая водой только жителей этого дома.
Плохого слова о Богомольном не услышишь. Республиканская пресса к нему вслед за властями благоволит, а еще более улучшает образ нефтяного хозяина созданная им самим информационная империя с мудреным названием «Медиаграфсервис». Это полный набор: телекомпания «Новый регион» (контрольный пакет акций принадлежит АО «Удмуртнефть»), радиостанция «Адам» и газета «Перекресток».
Ездит Богомольный на двух «БМВ» — служебном (BMW-735) и личном (BMW-530). А своим главным богатством считает и впрямь отличную коллекцию марок, которые собирает сколько себя помнит.
НАТО — так НАТО

Юрий Шестаков, генеральный директор государственного унитарного предприятия «Ижевский электромеханический завод «Купол»,— человек в футляре. Пробиться на оборонное предприятие сложно, но еще сложнее поймать генерального, чтобы побеседовать с ним.
А зачем встречаться с журналистами, если мысли директора завода и руководителя депутатской фракции «Промышленники и предприниматели» в Государственном совете Удмуртии всегда донесет до кого надо собственная газета «Домино»?
Сегодня, чтобы устроиться на его завод хотя бы уборщицей, надо выждать очередь в несколько месяцев, а потом еще пройти строгий конкурсный отбор. Еще бы, зарплата на «Куполе» выплачивается регулярно.
Электромеханический не простой завод. Здесь делают оружие для ПВО страны. Но вот незадача: пока политики возмущаются продвижением НАТО на восток, никто иной, как Юрий Шестаков способствует увеличению военной мощи Североатлантического альянса. Он поставляет уникальные зенитно-ракетные комплексы ТОР-М1 в Грецию, где, как известно, все есть, кроме изделий удмуртских оборонщиков. Греческий контракт завода, оцениваемый в $500 млн.,— самый крупный экспортный проект удмуртской оборонки за последнее десятилетие.
Сегодня этот контракт вовсю используют в предвыборной борьбе. Два основных соперника за мандат депутата Госдумы от Удмуртии (бывший вице-премьер правительства России Юрий Маслюков и действующий депутат Думы Андрей Солуянов) наперебой присваивают себе лавры лоббиста этого греческого полумиллиардного чуда. Поэтому молчаливый Шестаков вынужден был заговорить: контракт — заслуга Маслюкова.
Но сегодня, накануне приватизации Ижевского электромеханического, Юрия Шестакова больше волнуют не греки, а распределение собственности предприятия. Позиция Шестакова такова: Удмуртия должна получить пакет акций. Чем больше, тем лучше. Республиканские власти, конечно, не против. Однако предприятие — федерального подчинения и сценарий приватизации пишется в Москве.
Три года назад, когда Шестаков пришел на завод, здесь царило конверсионное уныние. Прежний директор был изгнан за развал производства. Как следствие — хронические задержки зарплаты и неуплата налогов в бюджет.
Нового начальника удмуртские власти искали по всей России. Желающих среди известных производственников не было. В итоге Юрия Шестакова нашли «дома» — на ижевском «Нефтемаше», где он работал главным инженером.
Сегодня электромеханический завод входит в обязательную экскурсионную программу всех высокопоставленных лиц, приезжающих в Удмуртию. Здесь отличная столовая, ее непременный атрибут — живые букетики на столах. Не так давно белорусский лидер Александр Лукашенко, побывавший на такой «экскурсии», договорился с Шестаковым о модернизации зенитно-ракетных комплексов, находящихся на вооружении белорусской армии.
15-часовой рабочий день и двухнедельный отпуск раз в году — таков жизненный ритм Юрия Шестакова. На досуге он сидит у телевизора или, что бывает редко, с удочкой на берегу реки.
У Шестакова вкрадчивый голос, впрочем, когда приспичит, он может сказать все, что угодно, и сколь угодно громко.
Медведь к медведю

Президент ЗАО АСПЭК Виктор Хорошавцев из тех людей, что оказываются в нужное время в нужном месте. В начале 90-х годов Хорошавцев, комсомольский лидер Ижмаша, вместе с другими комсомольскими вожаками создал фонд «Возрождение». Цель — сбор денег под различные программы развития республиканской промышленности.
Говорят, при создании фонда не обошлось без руководящей руки КПСС и ее финансов. К тому времени позиции компартии начали ослабевать и партийным лидерам было необходимо пристроить где-то парткассу. Так в «Возрождении» появились, по некоторым оценкам, 3 млн. рублей, которые стали стартовым капиталом для Виктора Хорошавцева.
Сегодня у предприятий группы АСПЭК — десять видов деятельности. Нефтяная компания «Белкамнефть», созданная совместно с башкирами. Ижевский слесарно-столярный завод по производству мебели. Сарапульская кожевенная фабрика, оборудованная итальянской линией по производству всех видов обуви. Сеть аптек с высокими ценами, но с богатым ассортиментом. К этому нужно прибавить страховую и банковскую деятельность, производство, переработку и торговлю продуктами питания, туризм и охранную деятельность. Понятно, почему Виктора Хорошавцева нельзя удержать на месте хотя бы пять минут.
Его увлечение подстать характеру — мотоциклы. Хорошавцев на них разъезжает и даже их коллекционирует. В отпуск отправляется в горы. А там — горные и трассовые лыжи, горный велоспорт.
Энергия, исходящая от Хорошавцева, чувствуется за версту. Он вечно куда-то спешит. Непослушные вихры при этом развеваются по сторонам. Забота о собственной респектабельности — не для него. Правда, ездит герой в джипе «Мерседес G-500», обязательно с охранником.
Виктор Хорошавцев — тоже «двухмандатник», как и Богомольный. Живет в самом «депутатском», самом элитном доме Ижевска по ул. Карла Маркса — с подземным гаражом и хорошей инфраструктурой. Но не проживание в одном доме определяет близость Виктора Хорошавцева к руководству республики, а семейные узы.
В ежемесячном рейтинге ведущих политиков Удмуртии, публикуемом хорошавцевской газетой «День», хозяин неизменно находится на 4—5-м местах. Рядом с ним всегда первый зампредседателя правительства Юрий Питкевич — «по совместительству» сват Хорошавцева и член совета директоров компании Хорошавцева «Белкамнефть». Поженив детей несколько лет назад, Питкевич и Хорошавцев держатся вместе.
Свадьбу сыграли в самом престижном ресторане-клубе Ижевска «Медведь», принадлежащем тому же Виктору Хорошавцеву. Кстати, именно Виктор Хорошавцев возглавил в Удмуртии предвыборную кампанию еще одного «Медведя» — прокремлевского движения «Единство». Он демонстративно ушел от поддержки лужковского «Отечества», ставку на которое сделало политическое руководство Удмуртии.
У Виктора Хорошавцева крепкая память. В свое время депутаты парламента проверяли деятельность его нефтяной компании «Белкамнефть». Комиссию возглавлял основной конкурент Хорошавцева на республиканском рынке ГСМ Николай Сычев, директор АО «Удмуртнефтепродукт». Результаты проверки, кстати, до сих пор не обнародованы. Зато Сычев больше не директор «Удмуртнефтепродукта».
Хорошавцев использовал самые передовые методы устранения конкурента. Например, в подконтрольной Хорошавцеву газете «День» появилась информация о личном валютном счете Сычева. $170 тысяч в банке Credit Agricole Indosuez — это для Удмуртии скандал.
Между тем сам Хорошавцев к прессе относится спокойно: мол, пишите все, что хотите, потому что все, что бы вы обо мне ни написали, окажется неправдой.

Рейтинг бизнес-лидеров Удмуртской Республики

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийПриблизительный оборот всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Евгений Богомольный$350 млн.$300 млн.АО «Удмуртнефть», ЗАО «Удмуртнефтестрой», Евроазиатский банк экономического развития, Ижладабанк, АО «Редуктор» (производство нефтепромыслового оборудования), 4 совместных предприятия с американскими и канадскими фирмами по производству нефтяного оборудования, информационный холдинг «Медиаграфсервис» (телекомпания «Новый регион», газета «Перекресток», радиостанция «Адам»)
2Юрий Шестаковнет данных$100 млн.Государственное унитарное предприятие «Ижевский электромеханический завод — ИЭМЗ-«Купол» и его дочерние предприятия: завод «Метеор», завод «Старки»; газета «Домино»
3Виктор Хорошавцев$100 млн.$70 млн.ЗАО АСПЭК, ТД АСПЭК, Уральский трастовый банк, НК «Белкамнефть», Сарапульская обувная фабрика «САРКОО», Ижевский столярный завод, совхоз «Бабино», газета «День»

ЛАРИСА ЧИНЬКОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK