Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Восхождение со сцены"

Четыре года назад Екатерине Лиепа, солистке балета Мариинского театра, супруге Андриса Лиепы, пришлось выбирать между семьей и карьерой. Она не задумываясь оставила сцену и стала матерью. О чем ни разу не пожалела.Ольга Казанская: Катя, нет ностальгии по сцене?
Екатерина Лиепа: Профессия артиста балета — очень эгоистичная, она не терпит измен. Мы с Андрисом мечтали о ребенке. Поэтому, когда мне пришлось выбирать между семьей и сценой, я предпочла первое. И знаете, совсем не жалею об этом. Жизнь открылась другими гранями, появились новые интересы.
О.К.: Очевидно, новые интересы появились и у вашего супруга, ведь его имя исчезло с афиш Большого театра. Хотя бывшая партнерша Андриса Нина Ананиашвили до сих пор танцует, гастролирует по всем миру. Почему Андрис так рано ушел из балета?
Е.Л.: Имя Андриса не исчезло с афиш, просто теперь он появляется на афишах не как танцовщик, а как режиссер-постановщик или художественный руководитель проектов. Моему мужу 39 лет. К этому возрасту редкие танцоры балета не уходят на пенсию. Самое страшное для артиста, когда в таком молодом возрасте заканчиваешь танцевать и не знаешь, чем заняться дальше. Этот сложный барьер не всем, увы, удается преодолеть успешно. Андрису не нужно начинать новую жизнь, потому что он уже нашел себя.
О.К.: Чем же он занимается сейчас?
Е.Л.: У мужа была серьезная травма, он перенес операцию. Пока выздоравливал, работал как педагог, балетмейстер. Репетировал с Андреем Баталовым, Игорем Зеленским, Андрианом Фадеевым, Ульяной Лопаткиной, Дианой Вишневой. Теперь он возглавляет Фонд Мариса Лиепы, как режиссер ставит спектакли. Его постановки идут на сценах Большого театра, Новой оперы, за рубежом.
Конечно, жаль, что он так рано расстался со сценой. То, что он создавал, забыть невозможно. Для танцовщика оскорбительно услышать после спектакля, к примеру, такие слова: «Он так хорошо прыгнул!» Или: «Она так хорошо исполнила фуэте!» В балете важно создать образ, чтобы зрители поверили, что Альбер действительно любил Жизель и, только когда она умерла, понял, насколько сильным было его чувство. Так вот Андрис — один из немногих танцовщиков, кто создавал и «держал» спектакль от начала и до конца. Зрители плакали и радовались вместе с его сценическими героями.
О.К.: В постановках Андриса танцуют звезды мирового балета. Это дань уважения к знаменитой фамилии Лиепа?
Е.Л.: Во многом. Карла Фраччи (итальянская прима-балерина, известная в мире так же, как Майя Плисецкая. — «Профиль») предлагала Андрису ставить спектакли в Римской опере. Однажды сама позвонила нам и сказала, что хочет станцевать в его концерте из уважения к его отцу, великому Марису Лиепе. В благотворительном концерте на сцене Большого театра, поставленном Андрисом, Карла Фраччи уже приняла участие.
О.К.: Катя, вы родились в Питере?
Е.Л.: Я москвичка. Моя мама, Татьяна Катковская, — заслуженная артистка России, солистка Московского балета на льду. Я выросла за его кулисами, но конькам предпочла пуанты. Маме посоветовали отдать меня в училище имени Вагановой. Я приехала в Ленинград, окончила училище и десять лет танцевала в Мариинском театре.
О.К.: А теперь стали домохозяйкой?
Е.Л.: Нет. Андрис предложил мне быть арт-директором в Фонде Мариса Лиепы. Я занимаюсь рекламой, PR-ом, помогаю подбирать костюмы, декорации для постановок Андриса, решаю все организационные вопросы, связанные с приездом в Россию звезд мирового балета или шоу-бизнеса. Для меня важно, в каких условиях артисты будут здесь находиться, ведь я сама была артисткой и знаю, что в этих вопросах нет мелочей. Важны все детали — встреча в аэропорту, гостиница, питание, гримерная и т.д.
О.К.: Я слышала, в прошлом году вы занимались и модельным бизнесом. Работали моделью или создавали свои коллекции?
Е.Л.: Я возглавляла московское представительство рижского Дома моды «Ательерс». Для него создают свои коллекции два талантливых русских дизайнера Владимир Середин и Сергей Васильев, которые живут и работают в Париже. У фирмы много клиентов, хотя изделия очень дорогие. Но сейчас все свои силы я отдаю исключительно фонду.
О.К.: Известная фамилия помогает вам?
Е.Л.: Разумеется. Когда звонишь куда-нибудь и называешь свое имя, даже незнакомые собеседники внимательно тебя выслушивают, стараются помочь. Такое уважение к фамилии приятно.
О.К.: Катя, у вас был с Андрисом служебный роман?
Е.Л.: Да. После того как Андрис вернулся из Соединенных Штатов, где работал в труппе Михаила Барышникова, его пригласили в Мариинский театр. Там мы и познакомились. Сначала просто дружили. Сейчас я вспоминаю с улыбкой те драматические обстоятельства и переживания, которые сопутствовали развитию нашего романа. Но тогда мне было совсем не смешно. Для девочки, которая пришла в знаменитый театр сразу после Вагановского училища, все казалось серьезно — любая роль, любые гастроли. Я впервые в жизни оказалась на гастролях в Париже и именно там мы с Андрисом «нашли» друг друга. Он начал за мной ухаживать, мы много времени проводили вместе, гуляли по городу. В следующую поездку меня не взяли: театр не прощает искренних чувств.
О.К.: За что вы полюбили Андриса?
Е.Л.: Андрис — моя настоящая вторая половинка. С детства я много читала. Мой отец, Борис Рацер, был писателем, в наш дом приходили интересные люди. Когда познакомилась с Андрисом, была приятно удивлена: с ним увлекательно разговаривать на любые темы, не только о балете. Этим он отличался от моих знакомых и коллег по театру.
О.К.: Для Андриса этот брак не первый. Он общается с бывшей супругой?
Е.Л.: Мы с Андрисом вместе уже десять лет. Оба верующие люди, поэтому сразу обвенчались в церкви. С тех пор для нас не существует понятия первый или второй брак. Мы считаем, что первый и единственный брак — это тот, который благословил господь Бог, который скреплен в храме.
Уже много позже, перед рождением дочки Ксюши, из-за пустых формальностей нам пришлось поставить штамп в паспорте и получить брачное свидетельство.
О.К.: У Андриса всегда было много поклонниц. Не ревновали мужа?
Е.Л.: Я выросла в театральной среде и знаю, что у талантливых, неординарных людей всегда много поклонников. Это составляющая профессии.
О.К.: Вашу дочь вы тоже отдадите в балет?
Е.Л.: Ксюша (ей сейчас четыре года) сама выберет, чему посвятить жизнь. Она красиво двигается, танцует. Детская пластика неподражаема. Балетмейстерам не стоит ничего выдумывать — им нужно чаще смотреть на детей.
О.К.: Сестра вашего мужа, Илзе Лиепа, рассказывала в интервью «Профилю», что Марис Лиепа был внимательным, мягким отцом. Андрис так же относится к дочери?
Е.Л.: Андрис и Ксюша обожают друг друга. Муж предан дочери, наверное, как и всякий отец, который воспитывает девочку, а не сына. От дочери исходит особое тепло.
О.К.: В семье Лиепа все знамениты. Наверное, и к невестке были особые требования. Вы легко вошли в эту семью?
Е.Л.: У меня это получилось.
О.К.: Вы с Андрисом производите впечатление спокойных, уравновешенных людей. Вы когда-нибудь ссоритесь?
Е.Л.: Как и во всякой семье, у нас и это бывает. Но в такие минуты вспоминаю слова, которые в свое время сказала русская императрица Александра Федоровна: «Никогда не ложитесь спать, если у вас на сердце ссора. Извинитесь, даже если вы правы».
О.К.: Вы по-прежнему соблюдаете строгую диету, как и все артисты балета?
Е.Л.: Сейчас наша диета еще более строгая, ведь мы не танцуем. Когда репетировали, выступали, гораздо чаще позволяли себе что-то вкусное, от чего полнеют. Мы стараемся соблюдать все православные посты, так что форму поддерживать удается. Какое-то время мы жили в Японии, где Андрис играл в драматическом театре. Там и привыкли к легкой и здоровой японской кухне.
О.К.: Вы живете в красивом доме в одном из арбатских переулков. Его дизайн — ваша идея?
Е.Л.: Мы с Андрисом выросли среди старинной мебели, в шутку называем себя заложниками антиквариата. Этот стиль стал близок и нам.
О.К.: Как вы отдыхаете?
Е.Л.: С дочкой и мамой иногда вырываюсь на море. А вот у Андриса давно не было отпуска: поставленные им спектакли требуют его постоянного присутствия в театре. Часто бываем в Риге по делам, но обязательно выкраиваем время, чтобы побродить по побережью Балтийского моря. Там чудесно.
В Москве стараемся почаще выбираться в уютный клуб «Петровка-спорт». Дочка занимается там в cпециальной группе English baby club английским языком, а я — спортом.
Я не ложусь спать, не прочитав на ночь хотя бы несколько страниц духовной литературы. Признаться, я совсем потеряла интерес к художественным произведениям. Художественные персонажи выдуманы, их поступки не правдивы.
О.К.: Как встретили Новый год?
Е.Л.: Разумеется, на нашем с Андрисом самом крупном проекте — новогоднем шоу в Гостином дворе «Венеция в Москве». Это красивая сказочная история, сыгранная артистами эстрады, Московского балета на льду и цирка. Специально на новогоднюю ночь из Монте-Карло приехал известный иллюзионист. В 2001 году у моей мамы был юбилей. Это феерическое новогоднее шоу стало в том числе и подарком ей.

ОЛЬГА КАЗАНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK