Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Воспитание чувств"

С любимой женщиной председателя правления Пробизнесбанка Александра Железняка, Ольгой, «Профиль» встретился в пятницу вечером. На следующий день у них была назначена свадьба.Наталья Щербаненко: Честно говоря, впервые беру интервью у девушки, которая завтра замуж выходит. Как вы себе чувствуете?
Ольга Железняк: Последнюю неделю ничего не могу ни есть, ни пить. Сижу на лекциях, а сама «летаю». Знаю, что мы поедем в свадебное путешествие, а куда — понятия не имею, это Сашин сюрприз. Думаю: как вообще все в субботу сложится? Успокаиваю себя, что рядом с Сашей все точно будет хорошо.
Н.Щ.: И давно у вас такое чувство уверенности появилось?
О.Ж.: Мы познакомились, когда мне было 12 лет. Мой папа работал в службе личной охраны Железняка, у них были дружеские отношения. Саша приезжал к нам в гости на праздники, обязательно привозил мне подарки — сладости, игрушки.
Н.Щ.: При появлении Александра сердце маленькой девочки начинало учащенно биться?
О.Ж.: Да я и подумать не могла, что у нас могут быть какие-то отношения. Мне было 16 лет, когда мы поехали отдыхать вместе: Саша со своими друзьями и я с родителями. Вот тогда-то я и поняла, что когда я рядом с ним, то вообще ни о чем могу не думать. Со мной рядом был взрослый мужчина, а не подростки-одноклассники, у которых все ухаживание заключается в том, чтобы за волосы дернуть. Я, правда, совершенно не понимала, что ему за интерес со мной общаться. Я взрослому занятому человеку рассказывала свои проблемы — партнер в танце не так повел и т.д. И он к ним всерьез относился.
Н.Щ.: А как вы, кстати, в танцевальной студии оказались?
О.Ж.: С 5 до 10 лет я занималась гимнастикой в ЦСКА. Погрузилась в это с головой — школьные уроки иногда делала в общественном транспорте, возвращаясь с тренировок. Потом возник выбор: спортивный интернат или школа. Мой старший брат, биатлонист, прошел через интернат и сказал, что ни за что не пустит меня туда. Родители хотели, чтобы спорт был частью моей жизни, но не всей жизнью. Тогда я занялась танцами и влюбилась в них. Мама шила мне платья, расшивала их камушками, покупала перья. Мне очень все это нравилось: яркие наряды, макияж, накладные ногти и ресницы.
Н.Щ.: А танцы разве не могут быть всей жизнью?
О.Ж.: Я учусь в Московской академии экономики и права, а практически все свободное время посвящаю танцам. Послушалась Сашу — он очень тактично, совершенно не давя, дал мне понять, что танцы — это не навсегда.
Н.Щ.: Может быть, Александр просто не хочет, чтобы его жена с другими мужчинами танцевала?
О.Ж.: Да что вы, Саша к моим танцам с большим уважением относится. Он знает, как трудно найти хорошего партнера. Сейчас, например, оплачивает одному мальчику из Омска и жилье в Москве, и занятия, потому что знает, что мы с ним гармоничная пара. Почему все думают, что танцоры непременно в каких-то «таких» отношениях друг с другом? Танцы — это не развлечение, а работа, такая же, как любая другая.
Н.Щ.: Вернемся к вашим отношениям. Разница в возрасте с Александром вас не смущала?
О.Ж.: Он старше меня на 15 лет. Но когда я начинала с тревогой думать о возрасте, невольно сравнивала его с ровесниками. И сравнение было явно не в их пользу: ну в чем у них любовь выражается — в кино сходить, пиво попить, а потом похвастаться друг перед другом, какую девчонку охомутали!
Н.Щ.: Вы не смущались появляться во взрослых компаниях?
О.Ж.: Смущалась, конечно. Во-первых, не понимала, как можно весь вечер поддерживать разговор, боялась открыть рот и какую-то глупость сморозить. Во-вторых, думала, как на меня посмотрят окружающие. Саша всегда говорил, что меня никто не обидит, давал понять, что я не какая-то девчонка на вечер, а любимая женщина. К счастью, мы общаемся с деликатными людьми и я не чувствую на себе косых взглядов.
Н.Щ.: А как он вас представлял?
А.Ж.: Иногда — Ольга, иногда — супруга.
Н.Щ.: Как он вам предложение сделал?
О.Ж.: Пару лет назад, когда мы начали жить вместе, Саша спросил, не хочу ли я стать его женой. Так вот я тогда ответила, что пока не готова к семейной жизни. Мне было сложно к нему окончательно переехать, родителей рядом не хватало. Да и потом, какое там «замуж» в 16 лет! Саша терпеливо ждал, когда я дозрею до семейной жизни. Он пригласил моих родителей домой, и пока я кофе готовила, попросил моей руки у них. Для меня слово «да» оказалось очень серьезным. Честно признаться, я так и не могла поверить, что наши отношения закончатся браком.
На днях из Израиля приехали Сашины родственники и привезли в подарок два одинаковых крестика. Когда нам их дарили, я чуть с ума не сошла, так много всего одновременно чувствовала: и огромное счастье, что нас воспринимают как единое целое, и огромную ответственность, ведь венчание — это на всю жизнь.
Н.Щ.: Вот вы говорите, что не верили в ваши отношения. Почему?
О.Ж.: Когда я еще была маленькой, Саша приходил к нам в гости со своими невестами. Разумеется, я не могла не думать о том, что завтра и на моем месте окажется другая девушка.
Н.Щ.: Ваши подружки с Сашей знакомы?
О.Ж.: За две недели до свадьбы Саша организовал для нас девичник. Снял на выходные дни номера в доме отдыха Ватутинки, продумал развлекательную программу, даже с юношами-танцорами из одного ночного клуба договорился. Закупил для девчонок все, даже сигареты, чтобы мы могли развлекаться в свое удовольствие, не думая вообще ни о чем.
Н.Щ.: Можно себе представить, как оценили подружки такого кавалера.
О.Ж.: Разумеется, мне завидуют. И я этого очень боюсь. Боюсь, чтобы зависть не разрушила наш очаг. Я же слышу, какие разговоры ведут у меня за спиной: и про разницу в возрасте, и про то, что мне все слишком легко досталось, и про то, что богатенький банкир завел себе молоденькую девчонку. Подружки, по-моему, до сих пор не верят, что у нас все-таки все сложится. Наверное, не успокоятся, пока штамп в паспорте не увидят.
Н.Щ.: Вы вообще с подружками в доверительных отношениях?
О.Ж.: Еще в школе я поняла, что лучшая подруга — это мама. Подруги — они до поры до времени, до тех пор, пока у них все хорошо. Мама единственный человек, который действительно хочет, чтобы ты была счастливой.
Н.Щ.: А как родители отнеслись к вашим отношениям?
О.Ж.: Поначалу боялись нас вдвоем оставлять. До тех пор пока не поняли, что Саша со мной надолго и это серьезно. Сейчас родители его боготворят. Он ведь сделал их дочь счастливой.
Н.Щ.: Вы когда-нибудь просили у богатого влюбленного мужчины подарки?
О.Ж.: Нет. Но Саша дарил мне именно то, о чем я мечтала: нежные украшения, красивые вещи, — и всегда угадывал размер. В прошлом году, в день моего восемнадцатилетия, во дворе дома — во вспышках фейерверка — меня ждал синий RAV-4. Для меня до сих пор загадка, как он угадал, что я мечтала именно об этой марке и об этом цвете.
Н.Щ.: А вы как выбираете Александру подарки?
О.Ж.: Ко дню его рождению готовлюсь за полгода. Мне хочется подарить то, что нельзя купить. Я сделала альбом с семейными фотографиями, все разложила по порядку: вот Саша сидит на горшочке, вот в школу пошел. Когда я вручила ему этот альбом, он даже прослезился. Знаете, как я была счастлива!
Н.Щ.: Вы подрастали на глазах у Саши, и можно предположить, что он знает про вас если не все, то почти все. А что вы знаете о том, как складывалась его жизнь?
О.Ж.: Специально ни о чем не расспрашиваю. Но мне достаточно знать несколько вещей: как Саша обожает родителей и хранит память о них (его мама с папой, к сожалению, ушли из жизни), как он относится к любым просьбам родственников и знакомых. Он ходячая палочка-выручалочка. Знаете, как говорят: «Я сделаю все, что смогу». Так вот Саша может сделать — и делает — все! Я знаю, что бизнес Саша начинал с нуля. Он работал адвокатом, а первые деньги заработал на продаже каких-то покрышек.
Н.Щ.: А вы Сашу к работе не ревнуете?
О.Ж.: Немножечко. У них в банке есть правило: корпоративные вечеринки отмечаются без «вторых половин». Помню, в прошлом году я вся просто извелась, когда на весь день Саша уехал один, а в этом году уже ничего, привыкла.
Н.Щ.: Как вы отдыхаете?
О.Ж.: Вместе выбираем, куда поедем. А всем остальным: билетами, визами, отелями, а главное, культурной программой — занимается Саша. Я априори уверена: скучно не будет. Автомобили, катера, скутеры, горные лыжи — одинаковое удовольствие для нас обоих. Саша, правда, любит еще летать на парашюте, а я боюсь.
Н.Щ.: Вы, вообще, покорная девушка, во всем с супругом соглашаетесь?
О.Ж.: Да, потому что Саша все равно оказывается прав. Я, конечно, могу иногда взбрыкнуть, но ссора длится несколько минут, и я уже иду мириться.
Н.Щ.: По какому поводу взбрыкиваете?
О.Ж.: На кухне, например. Саша говорит, что я неправильно картошку жарю.
Н.Щ.: Обычно правила на кухне женщина устанавливает.
О.Ж.: Он гениально готовит! В обыкновенные котлеты столько души вкладывает, что они получаются необыкновенными. Так что я сейчас учусь у него готовить.
Н.Щ.: В крайнем случае, помощница по хозяйству приготовит. Вы никогда не думали, что парниковые условия могут сказаться на вас не лучшим образом?
О.Ж.: Конечно, я понимаю: сначала родители принимали решения, прикрывали меня, потом Саша. Именно поэтому я точно знаю, что чего-то в жизни должна добиться сама. Дома сидеть не хочу и не буду. Первые шаги уже сделала — открыла международную спортивную танцевальную студию Free Dance. Мы даже книгу выпускаем — эксклюзивный альбом с ведущими танцевальными парами мира, безумные по красоте фотографии. Презентацию хотим провести во время Кубка Кремля. Не хочу быть при муже, хочу быть рядом. Кстати, и сам Саша говорит, что он хочет все сделать для меня, но ничего — за меня.
Н.Щ.: Как решаете материальные вопросы?
О.Ж.: Саша выдает мне некоторую сумму, но я перед любой даже маленькой покупкой звоню и спрашиваю, можно ли мне ее сделать. На что он всегда отвечает: покупай все, что хочешь!
Н.Щ.: Что, и насчет лака для ногтей, например, тоже разрешения спрашиваете?
О.Ж.: Про лак, пожалуй, не спрашиваю. Но вечером обязательно рассказываю, что купила. Саша знает, что я человек не расточительный. Вот, например, свадебное платье он выбирал вместе со мной. Принес домой кучу каталогов. Я сначала думала, что он не доверяет моему вкусу, а потом поняла — он просто боится, что я решу сэкономить. Так что платье мы выбрали роскошное, из последней коллекции.
Н.Щ.: А какой у вас танец любимый?
О.Ж.: Румба. Это танец любви.
Н.Щ.: Александр танцевать умеет?
О.Ж.: Сейчас я учу его вальс танцевать. А обычно мы просто танцуем, как все пары. Кстати, раньше я постоянно вытаскивала Сашу из-за стола танцевать, а теперь он не дает мне передохнуть.
Н.Щ.: А что еще с вашим появлением изменилось в Александре?
О.Ж.: Мне кажется, он стал более домашним. Раньше зарабатывал деньги и тратил их всюду. А теперь он приходит к себе домой, где его с нетерпением и любовью ждут. Нежности в нем прибавилось. Потом, он начал спортом заниматься, похудел заметно. Стал вести здоровый образ жизни. Раньше, например, любил выпить. Теперь — все. Мне, говорит, и так очень хорошо и весело с тобой.
Н.Щ.: Александр, как из подростка у вас на глазах Ольга превратилась в любимую женщину?
Александр Железняк: Все началось, когда Ольге было 17—18 лет. Постепенно стало приходить ощущение, что она становится частью меня, как воздух. День без нее — и я места себе не находил, нервничал по пустякам. Теперь Ольга — моя аура. Уверен, что на всю жизнь.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK