Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИЙ СИНДРОМ"

Не успела Европа прийти в себя от скандала с Грецией, как наметившееся спокойствие взорвала Венгрия, напомнив о грехах остальных новичков Евросоюза.    Еще в 2007-м, за год до начала мировой рецессии, ряд бизнесменов, в том числе и в России, рассматривали возможности скупки по дешевке активов в некоторых восточноевропейских странах, испытывающих долговые проблемы. Оставалось лишь дождаться суверенных дефолтов, в результате которых обрушится стоимость заводов и недвижимости в новой Европе. Потом, правда, стало не до того: проблемы Болгарии, Венгрии, Румынии и Латвии как-то стушевались на фоне глобальных катаклизмов. Да и дефолтов до сих пор не было благодаря стабилизационным кредитам МВФ. Однако законсервированные проблемы сейчас дали о себе знать, недавний поток новостей показал всю остроту этих проблем и их системность.    НЕВЕСЕЛЫЙ ЧАРДАШ   Сначала демонстранты вышли на улицы румынских городов. В ответ на меры по борьбе с бюджетным дефицитом акцию протеста провели госчиновники, преподаватели, врачи и другие работники бюджетной сферы. Правительство объявило о предстоящем увольнении 320 тыс. госслужащих, урезании зарплат на 20%, пенсий — на 15%.    Всего через несколько дней венгерские газеты процитировали зампредседателя правоцентристской партии Fidesz Лайоша Косу, который заявил следующее: «Бюджет Венгрии находится в гораздо более плачевном состоянии, чем считалось ранее». Премьер-министр Виктор Орбан это подтвердил, произнеся слово «дефолт». Правительство объявило, что дефицит вдвое больше предполагавшегося ранее и составляет 7,5% ВВП. Сразу после этого курс форинта рухнул по отношению к евро на 5,6%, а евро упал до отметки $1,197 на опасениях, что Венгрия не вернет долги Евросоюзу. В эти же дни глава Госконтроля Латвии Ингуна Судраба сравнила ситуацию с финансами в стране с последней стадией наркомании. За последние два года многие латвийские предприятия обанкротились, а официальная безработица достигла 20%. Выходит, Восточная Европа сейчас — это пороховая бочка под боком Евросоюза. Насколько велика угроза?    Ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Александр Апокин полагает, что отчасти в падении курса евро после венгерских известий виноват так называемый эффект заражения. Дело в том, что существенные объемы имеющихся на сегодня активов Германии, Франции и Австрии сосредоточены на развивающихся рынках Старого Света. Поэтому реакция инвесторов на извес-тия о проблемах из Будапешта была достаточно резкой. Кроме того, вся финансовая система Венгрии прочно привязана к финансовым инст-рументам зоны евро.   При этом для настроений инвесторов важнее не столько информация об имеющихся на текущий момент долгах того или иного государства, сколько макроэкономические прогнозы. Так вот в отношении венгерской экономики эти прогнозы неу-тешительны. Считается, что в этой стране не будет быстрого восстановления после кризиса: сжатие ВВП в прошлом году составило 4%, а в этом году прогнозируется нулевой рост экономики. Поэтому Европейская комиссия считает, что Венгрия заметно отстает от других, более крепких экономик Восточной Европы. Подтверждением этого тезиса служит пример Польши, которая имеет большой госдолг, но это не нервирует инвесторов, поскольку считается, что у поляков сегодня очень хорошие перспективы восстановления.   Правда, основной причиной падения курса евро после венгерских новостей Александр Апокин считает все-таки чисто спекулятивный фактор, когда рынок одну за другой отрабатывает слабые точки, поскольку это позволяет им каждый раз неплохо зарабатывать. Научный руководитель ГУ-ВШЭ, директор Экспертного института Евгений Ясин напоминает, что поскольку Венгрия уже активно готовилась к вступлению в еврозону, то и форинты менялись по фиксированному курсу к евро. Это отчасти объясняет, почему спекулянты бурно отреагировали на венгерские новости. Александр Апокин считает, что нет никаких фундаментальных факторов падения курса евро до сегодняшних значений. Ведь, по большому счету, влияние Венгрии на еврозону довольно слабое.    ВСЕ УМРУТ, А Я ОСТАНУСЬ?    Были ли эти спекуляции срежиссированы кем-либо из влиятельных игроков? На первый взгляд в выиг-рыше оказались крупней-шие эконоки Евросоюза. Только за последние полгода евро подешевел к доллару более чем на 10%, отмечает Александр Апокин, что дало фору европейским производителям перед американскими и китайскими компаниями, поскольку показатель цена-качество заметно повысился. Так, статистика за май говорит, что объем заказов компании Mercedes только в этом месяце вырос более чем на 15%. А общее положительное сальдо Германии стабильно растет из месяца в месяц. Хороший прирост был уже в первом квартале этого года, а весной показатели еще заметно улучшились.   Однако председатель правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков считает, что выигрыш европейских производителей — всего лишь побочный эффект. Он обращает внимание на то, что примерно так же отыгрывали новости валютные спекулянты во главе с Джорджем Соросом в начале 1990-х годов, когда поочередно было девальвировано восемь европейских валют во главе с английским фунтом, итальянской лирой и датской кроной. В выигрыше были США, резко ослабившие экономику Европы и обеспечившие приток капиталов в свою экономику.    В 1997 году по такому же сценарию развивался кризис в Азии, когда после объявления о мощном усилении потенциала региона в результате готовящейся кооперации в рамках АСЕАН спекулянты методично начали обваливать малайзийскую, южнокорейскую и другие валюты региона одну за другой. В результате экономики с очень хорошими перспективами резко просели на совершенно искусственных проблемах. Следствием этих событий стали финансовые проблемы в Латинской Америке и дефолт в России. Правда, пробежав по планете, кризис тогда достиг и Соединенных Штатов. Однако на фоне резко ослабленных региональных игроков Америка продолжала выглядеть очень хорошо. Реализовалась старая биржевая тактика: всем плохо, но я добьюсь, чтобы конкуренты умерли сегодня, тогда я доживу до завтра, полагает Андрей Кобяков. {PAGE}   «Проседание» региональных валют, в том числе евро, резко усиливает приток средств на покупку американских казначейских бумаг. Мир вынужден финансировать бюджетный и внешнеторговый дефицит Америки. Без этих денег дела у США, чей госдолг превысил $13 трлн, были бы намного хуже. То, что доллар растет при таких показателях, то, что растет иена при очень плохом соотношении госдолга к ВВП и отсутствии источников дальнейшего роста экономики, свидетельствует об искусственности спекулятивной игры против евро, считает эксперт.   Негативные известия из Венгрии, безусловно, окажут сдерживающий эффект на планы по расширению еврозоны, считает главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. Поскольку в той или иной степени груз проблем новых членов ложится на бюджеты крупнейших экономик ЕС — Германии и Франции, а их возможности не беспредельны. Германия сама только что приняла жесткий план по экономии в целях снижения бюджетного дефицита. Правда, идущие полным ходом переговоры о вступлении в еврозону Эстонии уже с 2011 года пока не прекращаются.    К ЕДИНОМУ БЮДЖЕТУ    Андрей Кобяков уверен, что Евросоюз не даст утонуть проблемным странам, тем более что Восточная Европа уже поделена на зоны интересов немецкого и французского капитала. Евгений Ясин считает, правда, что уже в истории с Грецией Германия четко показала, что просто так кормить и спасать никого не будет. На спасение восточноевропейских эконо-мик нужно около 1 трлн евро, эти средства будут выделяться только на возвратной основе. Как полагает Александр Апокин, небольшие экономики могут легко стабилизировать капитальные потоки за счет займов.    «Пока я не замечаю в Европе латиноамериканского варианта, когда в прошлый кризис 1997-1998 годов в этом регионе сыпалась одна экономика за другой, поскольку в Латинской Америке, набирая новые кредиты, правительства не заботились о снижении растущих дефицитов госбюджетов. В Европе всякая выдача нового займа или объявление проблем сопровождаются жесткими мера-ми правительства по урезанию расходов», — резюмирует Александр Апокин. Так, МВФ выдает займы только под четкую программу реформ, включающую в себя консолидацию бюджета. Как правило, консолидация осуществляется за счет одновременного увеличения налогов и снижения госрасходов, но может предусматривать и дополнительные меры, в том числе продажу госсобственности.   Наталья Орлова настроена более пессимистично. Она считает, что сбалансировать бюджеты, учитывая огромные объемы накопленного долга, будет стоить колоссальных усилий. «Латвия, Румыния и Венгрия начали активно управлять дефицитами своих бюджетов, однако все равно остаются плохие ощущения», — добавляет эксперт.   Даже если поверить в оптимистичные прогнозы, они не должны успокаивать, считает Евгений Ясин. И в Южной, и в Восточной Европе так много стран с дефицитом бюджета, что мы сегодня стоим перед вопросом: а будет ли дальше существовать европейская валютная система в том виде, в каком она создавалась? «На мой взгляд, система, в которой работают единые деньги, но существуют разные бюджеты, себя изжила», — говорит эксперт. Пример Венгрии, как и Греции, говорит, что откладывать решение этого вопроса нельзя. Если европейцы хотят, чтобы еврозона работала хотя бы в 27 странах, которые вошли в Евросоюз, то надо действовать не откладывая. На сегодня сам факт вхождения страны в еврозону снимает ответственность с нее за собственные финансы. Это неправильно. Либо надо входить в систему очень же-сткой индивидуальной ответственности страны за низкую финансовую дисциплину, либо надо делать единый бюджет еврозоны. «Других вариантов выхода из данной ситуации не вижу», — заключает Евгений Ясин.   

   Правительство Венгрии объявило, что дефицит бюджета вдвое больше предполагавшегося ранее и составляет 7,5% ВВП.
   Глава Госконтроля Латвии Ингуна Судраба признала, что страна села на кредитную иглу, сравнив ситуацию с финансами в стране с последней стадией наркомании.
   Правительство Румынии объявило об увольнении 320 тыс. госслужащих, урезании зарплат на 20%, пенсий — на 15%. Закрываются больницы, приостанавливаются социальные программы.

   

   НЕГОДНЫЕ РЕЦЕПТЫ
   ЭКСПЕРТ
   ЕГЕНИЙ ЯСИН,
   научный руководитель ГУ-ВШЭ:
   «Весьма показателен спор МВФ и Германии о бюджетной политике. Недавно Германия приняла собственную программу резкого снижения бюджетного дефицита, и специалисты МВФ критиковали эти меры, считая, что они приведут к снижению темпов экономического роста. Однако пора понять, что рецепт в виде учетной ставки на уровне менее 1%, испытанный в последние годы, неприемлем. Ни Греция, ни Россия, ни Германия не смогут развиваться без катаклизмов при учетной ставке 0,5%. Норматив эффективности для экономик сегодня — это учетная ставка на уровне 5-6%. При этом развитие экономик, как в эпоху индустриализации, за счет втягивания в оборот все большего количества природных ресурсов невозможно. Прирост сегодня может происходить только за счет науки, инноваций, принципиально новых производств. Это уровень Германии, Скандинавии, Франции. Даже часть Италии, известной своими изобретателями и учеными, южнее Рима фактически живет и работает в средневековье.
   В Восточной Европе есть две сильные экономики: Словения и Чехия. Более или менее работает Словакия. Остальные слабы, хотя Польша и выделяется своими размерами. Всем остальным надо жестко пересматривать свои траты. Экономика — штука очень жесткая, и то, что в эпоху дешевых денег многие привыкли к легкой жизни взаймы, — это болезнь, от которой надо избавляться. Возьмите Латвию: они брали кредиты, развели огромную армию чиновников, которым платили приличные оклады. Но оказалось, что это жизнь не по средствам, столько чиновников они прокормить не могут.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK