Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Вот приедет баррель…"

Решение увеличить добычу нефти, принятое представителями стран ОПЕК на завершившейся на днях встрече, существенно не повлияет на мировую цену «черного золота», «зашкалившую» на прошлой неделе за отметку $35 за баррель. В свою очередь, высокие цены на нефть не приведут к увеличению инвестиций в российскую нефтянку — считает профессор МГИМО, гендиректор Международного центра нефтегазового бизнеса Евгений ХАРТУКОВ.«Профиль»: Евгений Михайлович, как вы оцениваете последнее решение ОПЕК об увеличении добычи нефти на 800 тысяч баррелей в сутки?
Евгений Хартуков: Оцениваю однозначно: ничего неожиданного не произошло. Это решение лишь формализовало то фактическое превышение добычи, которое и так имело место в последние недели. Потолок суммарной нефтедобычи странами ОПЕК — 25,4 млн. баррелей в сутки. Реально добывали около 26,2 млн. Разница как раз и составляла те самые 800 тысяч баррелей. Именно поэтому рынок довольно вяло отреагировал на решение увеличить квоты.
«П.»: Значит ли это, что страны ОПЕК устраивает нынешний уровень цен и они не хотят, чтобы стоимость нефти упала?
Е.Х.: Когда цена на нефть превышает $30 за баррель, всем становится очевидно, что рынок перегрет. А это значит, что за подъемом неизбежно последует снижение. Это понимают все участники рынка, в том числе, естественно, и страны ОПЕК. В нынешней ситуации заметное влияние на цены могло бы оказать увеличение добычи еще на миллион баррелей в сутки. Однако внутри ОПЕК отношение к нынешним высоким ценам весьма неоднозначно. Большинство его членов, за исключением разве что Саудовской Аравии, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов, вполне устраивают расценки в верхней части установленного ОПЕК коридора ($22—28 за баррель). В свою очередь, такие «ястребы», как Ливия, ратуют за максимально высокие цены, достигнутые в начале сентября,— более $35 за баррель опековской нефти. Но реально увеличить поставки может лишь Саудовская Аравия — практически единственная страна ОПЕК, которая обладает серьезным ресурсом для наращивания добычи. От других членов ОПЕК мало что зависит: они и так работают на пределе своих возможностей.
«П.»: Но если Саудовская Аравия хочет понизить цены и может «остудить» рынок, увеличив собственную добычу, то почему этого не происходит?
Е.Х.: Все не так просто. Начнем с желания. Саудовская Аравия активно поддерживает Палестину. Переговоры же палестинцев с Израилем по поводу статуса Иерусалима, как известно, недавно зашли в тупик — в том числе из-за поддержки бескомпромиссной позиции Израиля Соединенными Штатами. Но когда США ратуют за снижение цен на нефть, они вынуждены обращаться с этой просьбой прежде всего к Саудовской Аравии, которая в ответ пытается заставить США отказаться от поддержки Израиля. Кроме того, саудовцы не заинтересованы в расколе ОПЕК, ссылки на коллективные решения которой зачастую используются ими для защиты собственных интересов.
Теперь о возможностях. Заметное понижение цены (скажем, до «нормальных» $25 за баррель) возможно при увеличении странами ОПЕК добычи приблизительно на 1 млн. баррелей в день. Имеющиеся в странах ОПЕК мощности (без учета Ирака, который не участвует в квотировании) составляют около 27,6 млн. баррелей в сутки. Сейчас 10 стран ОПЕК добывают немногим менее 26,2 млн. То есть свободные мощности составляют 1,4—1,5 млн. баррелей и практически целиком контролируются Саудовской Аравией. Иными словами, реальные возможности увеличения добычи находятся на пределе — что и является основной причиной сохранения высоких цен.
«П.»: Являются ли объемы добычи нефти странами ОПЕК единственным фактором, влияющим на мировые цены?
Е.Х.: Таких факторов предостаточно. В частности, сейчас в развитых странах — членах Международного энергетического агентства товарные запасы жидкого топлива находятся на критически низком уровне. Их хватит не более чем на 75 суток ожидаемого внутреннего потребления — в сравнении с обычными 85 сутками. Это значит, что при возникновении нештатных ситуаций (аварии на крупных нефтепромыслах и нефтеперерабатывающих заводах, разрывов экспортных нефтепроводов и т.п.) возможности погашения дефицита топлива за счет запасов также ограниченны. Поэтому риск возникновения дефицита возрастает. Это также способствует сохранению весьма высоких цен.
«П.»: Каков уровень «нормальных» цен на сырую нефть?
Е.Х.: Если рассматривать перспективу ближайших пяти лет, то оптимальной для мирового рынка можно считать среднюю цену в пределах $20—25 за баррель. Однако в относительно короткие периоды цена может превышать и $40, как это случилось в 1981 году, и опускаться ниже $10, как в 1986 и 1998 годах. Ведь рынок реагирует на массу даже самых незначительных и прежде всего спекулятивных факторов.
Сейчас цены явно выше оптимальных. Все понимают, что они не могут долго сохраняться на таком уровне, и ждут 12 ноября, когда запланировано следующее совещание ОПЕК.
«П.»: Могут ли российские компании увеличить поставки нефти на экспорт, и если да, то насколько?
Е.Х.: Сейчас — нет. То есть технически это возможно, но, как говорится, съесть-то он съест, да кто ж ему даст. Нефтепровод «Дружба» был рассчитан на большие, чем сейчас, объемы нефти. Но наши друзья из Восточной Европы, которые сидят на другом его конце, заметно сократили потребление и не позволяют увеличить объемы экспорта. Что касается морских портов, то терминалы в Новороссийске, Вентспилсе, Туапсе работают почти на пределе мощности. Речь об увеличении экспорта может идти после пуска каспийского и балтийского нефтепроводов. Но это будет не ранее чем через год. А пока, когда ОПЕК требует увеличить поставки нефти, Россия объявляет о сокращении экспорта в связи с обычными сезонными проблемами.
Между тем Россия является одним из крупнейших в мире экспортеров нефти и нефтепродуктов. То есть по сырой нефти мы далеко не на первом месте, но если брать совокупный объем нефти и нефтепродуктов, мы на втором месте в мире после Саудовской Аравии. В этом году мы продали за рубеж более 70 млн. тонн нефтепродуктов. И наше участие в мировой торговле нефтепродуктами никто не сбрасывает со счетов.
«П.»: Позволит ли нынешний уровень цен на нефть нашим компаниям вложить серьезные средства в освоение новых месторождений?
Е.Х.: Безусловно, при прочих равных условиях такие высокие цены заметно увеличивают размеры прибыли нефтяных компаний и, как следствие, возможности самостоятельного финансирования подобных нефтяных проектов. Однако такие возможности существовали и при менее высоких ценах.
После девальвации рубля в 1998 году крупные российские компании сумели снизить издержки добычи нефти до $1,5—2 на баррель. Конечно, есть и транспортная составляющая — тоже примерно $1,5—2 на баррель, есть и довольно негибкая налоговая система, которая практически не учитывает размеры прибыли и ориентируется в основном на объемы выручки. Одна только экспортная пошлина сегодня составляет $3,3 на баррель! Есть, в конце концов, и «откаты» на офф-шорные счета — скажем, долларов по 5—7 на баррель. Тем не менее уровень доходов компаний таков, что остающиеся средства можно было бы направить на разведку и освоение новых месторождений.
Другой вопрос — зачем? Во-первых, в условиях платежеспособной узости внутреннего рынка и существующих ограничений экспортной инфраструктуры наращивание мощностей по добыче нефти не является самой актуальной задачей. Во-вторых, значительно выгоднее вкладываться в покупку уже разведанных запасов нефти, скупая активы менее крупных компаний. Ведь это обходится всего в 10—30 центов на баррель, а самостоятельная разведка и подготовка запасов — в несколько раз дороже.
Кроме того, пора думать об акционерах и платить дивиденды. А также вкладывать свободные средства в другие прибыльные отрасли, например в цветную металлургию.
«П.»: Мировые цены на нефть — один из базисных факторов, на основании которых рассчитывается федеральный бюджет России. Правительство сейчас обвиняют в том, что оно намеренно занижает уровень доходов будущего года. Насколько реальна записанная в бюджете цена на нефть в размере $18?
Е.Х.: Перестраховка государства вполне понятна. Всем хочется получить дополнительные незапланированные доходы. Кроме того, ведь угадать, сколько будет стоить нефть в 2001 году, можно лишь случайно. Можно относительно аргументированно давать прогнозы на короткую перспективу — два-три месяца. Можно рассчитывать среднесрочную перспективу — на несколько лет. Однако год — это нечто среднее и хуже всего прогнозируемое. Так что цифра в $18 может оказаться как заниженной, так и завышенной.
«П.»: А каков краткосрочный прогноз?
Е.Х.: По ощущениям, цена должна в ближайшее время установиться на уровне $25 за баррель. Этого хотят США и Европа, этого желает и Саудовская Аравия. Этого ожидают трейдеры и биржевые спекулянты, которые строят свою игру на таких расчетах. Однако подобные ощущения могут поменяться уже через пару месяцев.

Динамика мировых цен на нефть ($ за баррель)

Январь*25,51
Февраль*27,82
Март*27,28
Апрель*22,71
Май*27,74
Июнь*29,66
Июль*28,50
Август*29,88
8 сентября36,50
13 сентября33,82

* Приведена среднемесячная цена

Крупнейшие экспортеры сырой нефти (млн. тонн в год)

Саудовская Аравия339
Норвегия143
Россия134
Иран120
Венесуэла107
ОАЭ103
Нигерия99
Мексика90
Великобритания79
Канада67

* Приведена среднемесячная цена

Крупнейшие экспортеры нефтепродуктов (млн. тонн в год)

Нидерланды60
Россия52
Сингапур46
США41
Саудовская Аравия42
Венесуэла38
Кувейт37
Корея30
Великобритания27
Италия21

* Приведена среднемесячная цена

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK