Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Вот в чем соль"

Мужская взаимовыручка — вещь для женщин непонятная, а иногда и вредная. Но она была, есть и будет, пока в этом мире живы хотя бы две особи мужского пола.Незадолго до своего 50-летия Николай Михайлович (для друзей просто Михалыч) впервые надумал жениться. Не то чтобы он был сильно разборчив, но как-то не везло ему с женщинами. Бывали на его жизненном пути те, кому он был благодарен за прекрасные минуты и даже двоих внебрачных детей, но встретить ту, с которой он мог бы делить свои будни, удалось только сейчас.
Любовь свалилась на него, бизнесмена средней руки с особнячком на Новой Риге, квартирой в центре Москвы, и солидным счетом в банке, как-то вдруг. Именно свалилась. Наступила на ногу в супермаркете, где Михалыч покупал спиртное на традиционную субботнюю встречу друзей. Молодая женщина так долго просила прощения, что даже прелестная слезинка скатилась из ее глаза. Михалыч растрогался до глубины души: ни одна женщина из-за него еще не плакала (мама при родах не в счет, он этого не помнил) — разве что ругали и проклинали, когда он сообщал им о необходимости расстаться или урезал содержание на внебрачных детей. А тут…
Слово за слово… — — — Через десять минут все было кончено. Вместо традиционного виски для друзей наш герой взял три бутылки самого дорогого шампанского, так как прекрасная незнакомка согласилась в качестве извинения отужинать с ним у него дома.
Звали ее Маргарита (), было ей лет тридцать, и жила она с мамой где-то на окраине Москвы. Куда, естественно, уехала только утром и куда окрыленный чувствами Михалыч уже через неделю ехал знакомиться с мамой.
Алиса Степановна была из бывших партийных. Об этом говорили многочисленные фото и предметы роскоши социалистического быта: чешские люстры, мебель из карельской березы, а главное — многочисленные воспоминания о том, как славно жилось, когда ее .
Михалыча Алиса Степановна приняла как родного, подробно расспросив о его жизни, делах, планах на будущее и отношении к Маргоше. .
И Михалыч, обласканный приемом, решил: Марго своего спутника жизни нашла. Так же как и Алиса Степановна — сыновнюю защиту и опору в его лице на старости лет.
Он купил золотое колечко с бриллиантом, заказал на вечер столик в одном из самых дорогих московских ресторанов и пригласил Марго и ее маму под каким-то незначительным предлогом составить ему компанию. Причем таким торжественно-взволнованным голосом, что обе все поняли.
И вот Михалыча с двумя дамами по бокам провожают к столику, церемонно усаживают, им несут меню, делается заказ — и наступает некая напряженная пауза. Дамы оглядываются по сторонам, а Николай Михалыч мучается в раздумьях: Он потеет, паникует и вдруг замечает странную картину: из-за тяжелых занавесок напротив человек в белой одежде, похожий на повара, делает ему какие-то странные знаки.
Михалыч сначала оглянулся — вдруг не ему? — потом напрягся, пытаясь прочитать по губам, что ему хочет сказать незнакомец, потом махнул рукой: надо будет — подойдет и скажет.
В раздумьях были съедены холодные закуски, выпито первое вино: . Марго была, видимо, несколько разочарована, маман занервничала — но еще не вечер.
Принесли горячее. Михалыч, ковыряя вилкой рыбу и развлекая дам разговором, вдруг заметил, что лицо Алисы Степановны как-то скривилось. Дама сначала стеснялась, но потом призналась:
Михалыч поманил пальчиком официанта: Вышколенный официант с извинениями унес тарелку, потом вернулся: . Довольная Алиса Степановна поддела кусочек произведения шеф-повара вилкой, отправила в рот и… опять скривилась: Михалыч напрягся и вторично поманил официанта пальчиком, давая понять выражением лица, что у ресторана сейчас будут проблемы. Пока официант шел к их столику, Михалыч, вежливо извинившись перед будущей тещей, зацепил вилкой содержимое ее тарелки и сморщился — Алиса Степановна была права! Есть это было невозможно. Марго успокаивала маму, мама успокаивала Марго, и обе успокаивали Михалыча:
— отрубил Михалыч. И елейным голосом обратился к подошедшему чуть ли не на полусогнутых ногах официанту: Тот метнулся в сторону кухни и через минуту вернулся с озадаченным лицом и шепнул Михалычу на ухо: .
В позолоченно-зеркальном туалете уже ждал мужчина огромного роста, в белой одежде и с бейджиком шеф-повара на лацкане. Это был тот самый тип, что делал Михалычу таинственные знаки из-за занавесок.
— Ну? — грозно начал Михалыч.
— Я сейчас все-все объясню, — зачастил шеф-повар. — Женщина рядом с вами — это Алиса?
— Да, ее зовут Алиса Степановна.
— А с другой стороны — Маргарита?
— Да, ее так и зовут. Но откуда… каким образом?
И мужик ошарашил Михалыча:
— Я — бывший муж Марго и бывший зять Алисы. Вместе жили два года. Поэтому я и решился на такой шаг. Вы не волнуйтесь, я вам компенсирую убытки, но я специально все это делал!
— Повар, ты дурак? — начал было Михалыч. Но повар отмахнулся:
— Я дурак был, когда с ними жил. А теперь как увидел, что они еще одного хорошего человека сожрут, решил: не допущу! И пусть меня уволят — с моей квалификацией я не пропаду. Короче, объяснять больше ничего не буду. Предлагаю на спор: если ты, мужик, и через час будешь готов жениться — с меня ящик хорошего коньяка и полная оплата счета. Если нет — просто скажешь . Только ничего им не говори, а смотри, что будет. Согласен?
Михалыч от такой наглости опешил, но потом подумал: . И согласился.
Вернувшись к столику, он увидел, что официант опять притащил какую-то еду, хохотнул: и предложил наполнить бокалы. Увидев радостное ожидание на лицах дам, он произнес тост: Алиса Степановна поперхнулась, Марго нахмурилась, а Михалыч даже с каким-то азартом стал ждать, когда же Алиса опять ковырнет горячее.
И она — ковырнула. Отправила в рот. Потом обернулась к официанту, поманила пальчиком. И когда тот подошел, будущая теща разразилась речью:
— Я тебе, паскуда, что, прошмандовка вокзальная? Или у меня на лбу написано: ? Да я тебе, засранцу, сейчас это горячее в штаны вывалю, чтобы у тебя там яичница пересоленная пожарилась! Да я тебе сейчас твою идиотскую башку оторву и в унитаз спущу, мать твою! Да лет тридцать назад всю вашу шоблу поганую давно бы менты накрыли, почки поотбивали и научили бы, как с приличными людьми вам, рвани, разговаривать!>
Михалыч, сначала ошалевший от такого натиска, даже почувствовал гордость за будущую тещу, но она накинулась на него:
— А ты, зятек будущий, что хлебало разинул? Быстро встал и показал им всем, что значит людей уважать! Давай-давай, пошел быстро к начальству, стребовал с них в тройном размере! Что сидишь? А ну-ка встал!
Михалыч попытался возразить:
— Алиса Степановна, да не горячитесь вы, сейчас все уладим, — но в дело вмешалась молчавшая до этого момента Маргарита:
— Николай, ты слышал, что мама сказала? Или тебе плевать, что нас тут оскорбляют? Ну, знаешь! Или ты идешь и разбираешься с руководством, или я… или ты… или…
— Или — что? — уточнил Николай Михайлович. Он уже все для себя решил. Из-за занавески на этот спектакль с любопытством смотрел его новый знакомый, и Михалыч подозвал официанта: — Парень, передай: я ему должен!

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK