Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ВОТТЕБЕЛЬ"

«Оттепель» — это сладкое слово носится в воздухе. Серьезные аналитики переспрашивают друг друга: вправду или почудилось?    Приметы перемен налицо, даром что перемены эти впол-не косметические. Общество до такой степени истосковалось по ним, что готово видеть начало нового курса даже в том, что Кремль зачистил под себя Москву. На самом деле это симптом ужесточения, и уход смертельно надоевшего большинству россиян лужковского клана означает лишь ликвидацию последних островков самостоятельности, последних не-подконтрольных мастодонтов. Но и это воспринимается как неслыханное послабление. Даром что Сергей Со-бянин меньше всего похож на либерала-освободителя. Более того: уже в первых своих заявлениях он выглядит откровенным популистом, доказывая, что Москва должна в первую очередь обеспечивать работой москвичей. Возникает вопрос: что делает здесь сам Собянин? Фигассе оттепель, по-русски говоря.
   «Стали прислушиваться к общественным организаци-ям!» — радостно лепечут особо оптимистичные правозащитники, глядя на Химкинский лес, судьба которого до сих пор не решена. Правда, одного активиста выпустили. Дело не прекратили, но активист на свободе. Внушает ли это основания для оптимизма? Да, очень осторожного. Очень половинчатого. Очень временного, сказал бы я. Потому что другой суд длится, и другие подсудимые ни на шаг не приблизились к свободе, хотя именно перемены в их судьбе могли бы ознаменовать хоть какую-то новизну. Короче, налицо типичное wishful thinking, выдача желаемого за действительное: внутри тоталитарного режима — мягкого, гниловатого, но несомненно тоталитарного — существуют свои лакуны разрешенной свободы и капсулы ворованного воздуха. Существуют периоды перемен, вполне регулируемых, государственно разре-шенных: ведь и бериевский приход к власти воспринимался как оттепель. А брежневский переворот 1964 года? Тоже казалось: ушел волюнтарист, самодур… Очень радовались. Ожида-ли оттепели. От Брежнева.
   Любой, кто работает на телевидении или в официальной, осторожно направляемой прессе, любой, кто отслеживает информационные вбросы, кто внимательно вслушивается в телеинтонации, отлично понимает: перед на-ми ужесточение под маской смягчения. Механический ад-министратор Собянин еще меньше Лужкова склонен прислушиваться к народно-му мнению; разрешение вслух упоминать некоторые наиболее очевидные проблемы нисколько не приближает к их решению — словом, все это лицемерие может скорее скомпрометировать свободу, нежели сделать ее привлекательной в глазах миллионов. И все-таки ситуация имеет то несомненное отличие от советских квазипослаблений, что сегодня сделать оттепель полномасштабной можем только мы с вами. В 1985 году так оно и получилось: они там наверху думали напечатать Гумилева, максимум Платонова, а оно вон что вышло.
   Это у нас в руках сегодня главные рычаги: чуть больше дозволенного сказать на телевидении, чуть резче привычного напечатать в газете, чуть дольше подумать, чуть понятнее сформулировать. Высказаться вслух, публично, а не на кухне. Вогнать клинья в обозначившиеся щели. Назвать своими именами то, о чем предлагалось стыдливо умалчивать. Почувствовать их слабость, растерянность, неготовность к новым вызовам — и предложить собственную повестку дня: они ее подхватят, больше им опираться не на что. Сегодня российская интеллигенция — и, шире, весь российский социум — проверяются ровно на одно: готовы они к этим преобразованиям, нуждаются в них — или вполне удовле-творяются последними ос-татками комфортного рабства, которое вместе с докризисными госзапасами разлетается в прах. В 1985 году интеллигенция сумела превратить оттепель в полноценную революцию — другой вопрос, что не сумела удержаться у ее руля и сдала площадку криминалу; но сегодня, кажется, оттепель и впрямь никому не нужна. Все привыкли.
   А между тем именно эта оттепель и есть последний шанс избежать массового пришествия партизан — уже далеко не только приморских. Но, кажется, большинство мыслящих россиян сегодня так ненавидит эту власть и все с нею связанное, что готово скорее погибнуть вместе с ней, нежели ради ее спасения шевельнуть хоть пальцем.
   Так что это не оттепель. Это воттебель. Последняя остановка в пути на Дно.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK