Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Война и пир"

Какие действия должна совершить Россия, чтобы извлечь из сложившейся ситуации политические или экономические дивиденды?Военный эксперт в звании генерала, пожелавший сохранить инкогнито: «В ходе югославского конфликта российские системы вооружений получили дополнительную рекламу. Думаю, их популярность и, соответственно, объемы продаж существенно возрастут. И это касается не только зенитных ракетных комплексов, но и авиации, которая показывает себя с самой лучшей стороны. В частности, знаменитый американский «стелс» был сбит российским «МиГом». Согласитесь, лучшую рекламу придумать сложно.
Есть и еще один очень важный урок, который мы извлекли из Косова. Я имею в виду крах еще недавно очень популярного тезиса, что врагов у нас нет. А потому никаких новых вооружений нам не нужно. Но вся наша передовая наука, хотя это и неправильно, сосредоточена вокруг ВПК. Конверсии нормальной у нас не было и нет, есть только обычное сокращение исследований. Так вот, теперь ясно, что без передовой науки нам не выжить в сегодняшнем мире. И сейчас в науку могут пойти деньги».
Андрей Козырев, экс-министр иностранных дел, депутат Государственной думы: «У России в контексте балканского конфликта есть большие возможности для укрепления внешнеполитического авторитета и влияния. Для этого нужно сейчас обратиться к Милошевичу с предложением подписать пакет мирных соглашений. При этом гарантировать ему в случае их подписания политическую поддержку. В случае же неподписания таких договоренностей в предельно сжатые сроки Россия должна прекратить всяческие контакты с Милошевичем и отказать Сербии в поддержке.
Что касается экономических дивидендов, то они мне представляются маловероятными. Рост цен на нефть, по-моему, напрямую с конфликтом не связан. Заработать на продаже оружия сербам категорически нельзя. Им сейчас нельзя ничего продавать, потому что они просто не смогут за это заплатить.
Вообще, продавать оружие третьим странам нам сейчас неинтересно: у них нет «живых» денег. Единственный рынок, за который действительно нужно бороться всеми силами,— это рынок стран НАТО. И вот если бы мы приложили все возможные политические усилия, чтобы на этот рынок внедриться, тогда можно было бы говорить действительно о серьезном качественном скачке в получении доходов от ВПК. На этот рынок влезть трудно, но можно. По крайней мере, совершенно реально добиться права участия в тендерах на вооружение армий стран — членов НАТО. Ведь наше вооружение пока очень конкурентоспособно — и по ценам, и по качеству.
В этом контексте понятно: чтобы получить какие-то дивиденды, позиция России должна быть очень сдержанной и направленной не на конфронтацию с НАТО, а на сближение с этим блоком».
Ефим Островский, руководитель группы политического консалтинга ГОСТ: «Если обсуждать выгоды, которые Россия могла бы извлечь из того, что сейчас происходит в Косове, то я предпочел бы говорить о вытеснении на волне нынешнего подъема патриотизма части западных товаров. Это не утопия. При грамотной организации такой акции вполне возможно добиться импортозамещения по целому ряду товарных позиций. Главное — чтобы подобного рода компания проходила под лозунгом «Быть русским — покупать русское», а не под девизом «Не покупать западное».
Антиамериканские и антинатовские настроения сейчас появляются и в Европе, и даже в США. Поэтому серьезного влияния на экономические отношения с прямыми инвесторами такая кампания не окажет. Они есть сейчас и, по всей видимости, будут и дальше. А именно от прямых инвестиций и зависит реальное развитие экономики. Могут, правда, возникнуть проблемы, например, с МВФ в вопросе о дальнейших кредитах. Но ведь эти проблемы есть и сейчас, и их политическая составляющая не так велика».
Владимир Лукин, председатель комитета Госдумы по международным делам: «Чтобы повысить или сохранить свой авторитет на внешнеполитической арене, мы должны прежде всего не делать заявлений, которым не можем следовать. А если и позволяем какие-то высказывания, то нужно их выполнять.
Мы можем помогать Милошевичу добровольцами. Но это не государственная проблема. Если человек хочет повоевать — пускай едет и воюет. Мы можем помочь стрелковым оружием. И если такие возможность и необходимость есть, нужно помогать. Но не кричать об этом очень громко, а просто помочь. Правда, денег за это мы, естественно, не получим. Ничем другим мы помочь не можем. Более крупное оружие поставлять нельзя в принципе. Ни по суше, ни по морю нам никто провезти серьезное вооружение просто не даст».
Каха Бендукидзе, председатель правления АО «Уральские машиностроительные заводы»: «Есть люди, у которых в стране все хорошо настолько, что они стремятся решать и чужие проблемы. Они себе это могут позволить. Если бы мы жили настолько же хорошо, как страны НАТО, тогда и могли бы вмешиваться в проблемы других стран. А у нас и без того хватает внутренних проблем. Мы не знаем, что делать со своими проблемами, не говоря уже о Югославии. Нужно сначала разобраться, что у нас происходит, как мы живем, почему так живем, что делать, чтобы ситуацию хоть как-то улучшить. В этом и есть патриотизм: думать о своей стране. Русские должны думать о русских, сербы о сербах, американцы об американцах. А если русские будут думать о сербах, сербы об армянах, армяне еще о ком-то, тогда будет полный бардак.
Если война в Югославии продлится долго, она будет иметь для нас негативные последствия. Если не очень долго — последствия будут не столь трагические. Я думаю, что она продлится не очень долго.
А если говорить о том, какие выгоды можно извлечь из этого конфликта, то война — такая вещь, что использовать ее во благо вообще кощунственно».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK