Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ВОЙНА С СЕВЕРОМ И ЮГОМ"

За пять лет своего правления президент Бакиев сумел восстановить против себя всех. Он перенес в Киргизию все худшее, что есть у современных среднеазиатских режимов.    Всякую перемену власти Бишкек встречает разбитыми витринами магазинов. Так уже было пять лет назад, когда на волне «революции тюльпанов» власть поделили президент Курманбек Бакиев и премьер Феликс Кулов. Так произошло и сейчас, когда президентский дворец на площади Ала-Тоо в центре Бишкека захватили представители оппозиции, а сам президент Бакиев скрылся то ли в Казахстане, то ли на родном ему юге.
   Жителям Киргизии не привыкать грабить свою столицу. Причем, как и прежде, провинциалы из Оша, Джалал-Абада, Баткента тащат, в ос-новном, еду и водку из продуктовых магазинов, тогда как продвинутые бишкекцы «отрабатывают» заранее другие цели — салоны дорогих товаров и банки. По сообщениям блоггеров, самый навороченный ноутбук, как и пять лет назад, продают с рук за $20. Но на этом общее между двумя революциями заканчивается, начинаются различия.
   Прежде всего, Бакиев и его МВД вошли в гораздо более жесткое противодействие с оппозицией, чем когда-то Аскар Акаев. Первый президент страны, возможно, сам того не желая, поступил очень мудро и остался в истории Киргизии как лидер, не отдавший приказа стрелять. Если в 2005-м силовая фаза революции длилась не более суток, то на этот раз волнения не затихают уже почти неделю, и сообщения наподобие «министра убили, вице-премьеру выбили глаз» перестали казаться дикими.
   «Мы предполагали, что что-то случится в ближайшее время, но представить себе, что все будет так резко и жестоко, не могли», — признался «Профилю» замдиректора Инстиута стран СНГ Владимир Жарихин. По его мнению, Курманбек Бакиев, обвинивший «внешние силы», то есть Россию, в провоцировании событий, сам сделал все, чтобы события пошли по жесткому сценарию. После революции 2005 года президент-южанин быстро отодвинул от реальной власти представителя севера премьера Феликса Кулова, остальные кланы севера не получили вообще ничего. Но в убытке оказался и го-рой стоявший тогда за Бакиева юг: перераспределение власти и собственности шло в пользу слишком узкого круга родственников и друзей президента. Так, сын Бакиева Максим при поддержке отца подмял под себя все более-менее значимые финансовые потоки в небогатой стране. «Он явно хотел воспроизвести в Киргизии систему туркменского типа, планировал назначить сына своим преемником», — говорит Владимир Жарихин.
   Поводом к перевороту и вспышке насилия стали события 6 апреля в Таласе, где чиновниками Бакиева был запрещен собранный оппозицией народный курултай, а также арест лидеров оппозиции. Недовольство элит и общества было связано как со старыми претензиями к власти, так и с новыми — резким повышением тарифов на услуги ЖКХ и сотовую связь. «Население возмущено, все обвиняют президента, оппозиция это использует, — говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — В такой ситуации нормальный политик садится за стол переговоров, создает коалицию, правительство национального примирения, а Бакиев приказал арестовать лидеров оппозиции». Недовольство трансформировалось во вспышку насилия, и уже 7 апреля оппозиция захватила в Бишкеке телевидение, здание парламента и прорвалась к Дому правительства. Получив доступ к ТВ, оппозиционеры спровоцировали выступления во всех крупных населенных пунктах как промышленного севера, так и отсталого сельского юга Киргизии.
   В этой ситуации президенту могли бы помочь внешние силы, Россия или США. Например, выступив в качестве посредников между властью и оппозицией. Однако, как уточняет Алексей Макаркин, «Бакиеву удалось невозможное»: своими странными маневрами вокруг американской базы в аэропорту «Манас», которую он то грозился закрыть, то продлевал соглашение, то переименовывал, президент оттолкнул от себя и Россию, и США, которые сочли его ненадежным партнером, интересующимся только деньгами.
   Поэтому неудивительно, что Бакиева никто защищать не стал. Телефонный разговор российского премьера Владимира Путина с Розой Отунбаевой, взявшей на себя функции главы временного правительства, де-факто означает признание Москвой новой власти. Как подчеркнул пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков, Путин говорил с Отунбаевой, «как с главой правительства национального доверия». В ответ Курманбек Бакиев распространил через сайт местного информационного агентства заявление, в котором напомнил о своей легитимности и заявил, что не откажется от власти. То, что он готов пролить за нее чужую кровь, события уже подтвердили.
   «Думаю, у Бакиева нет ресурсов, чтобы переломить ситуацию в свою пользу»,- полагает Владимир Жарихин. Но и Отунбаева не останется главой правительства, говорит он. А Алексей Макаркин считает, что в ближайшее время оппозиция предложит провести выборы (бакиевский парламент разогнан), чтобы дать новому парламенту, куда войдут представители всех влиятельных кланов как юга, так и севера, часть президентских полномочий. Что касается внешней политики, то здесь политологи не ожидают кардинальных изменений — любое руководство Киргизии обречено лавировать между интересами России и НАТО в регионе.
   

   КОНТЕКСТ
   Треть пятимиллионного населения Киргизии живет за чертой бедности. Средняя месячная зарплата составляет $130 долларов, ВВП — $4,7 млрд. Экономика Кирги-зии сильно пострадала от резкого падения денежного потока от гастарбайтеров из России (в 2008 году он составлял 30% ВВП страны). Ежегодно до 800 тыс. человек покидают Киргизию, направляясь в Россию и Казахстан в поис-ках работы.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK