Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Война тутси"

В Конго начался новый виток гражданской войны, которая не прекращается в этой стране на протяжении последних десяти лет. Войска мятежного генерала Лорана Нкунды, возглавляющего Национальный конгресс в защиту народа, перешли в наступление в восточной провинции Северное Киву, обратив в бегство подразделения регулярной армии.Вслед за отступающими войсками отправились десятки тысяч беженцев. К 29 октября солдаты Нкунды подошли к крупному городу Гома, однако пока не решились его штурмовать. Многие эксперты опасаются повторения «африканской мировой войны» — конголезского конфликта 1998—2003 годов, в результате которого погибли более 3 млн человек. Главной причиной столкновений в Восточном Конго считают борьбу за землю и минеральные ресурсы. Здесь находятся большие запасы золота, алмазов, а также оловянной руды и колтана — минералов, используемых для производства большинства электронных приборов, таких как мобильные телефоны и музыкальные центры. «В последнее время все вооруженные конфликты в Африке объясняются борьбой за ресурсы, — говорит Патрик Аллей, директор неправительственной организации Global Witness. — Чтобы остановить кровопролитие на континенте, необходимо прекратить торговлю с группировками, которые спонсируют военные действия. Только отказавшись от «кровавых алмазов», мир сможет предотвратить катастрофу в Африке южнее Сахары». Как утверждает профессор Колумбийского университета Северин Отессер, «ситуация в Конго напоминает замкнутый круг: доступ к ресурсам означает возможность покупать оружие, содержать войско и сражаться за политическую власть, а политическая власть, в свою очередь, гарантирует доступ к земле и ресурсам».
   Борьба за землю в Восточном Конго обострилась после Первой мировой войны, когда бельгийская колониальная администрация переселила 85 тыс. человек из густонаселенной Руанды в конголезскую провинцию Киву. Местное население восприняло это решение в штыки и так никогда и не смирилось с присутствием чужаков на своей земле. Даже те выходцы из Руанды, которые живут на территории Конго без малого столетие, по-прежнему считаются эмигрантами. Что уж говорить о недавних переселенцах, вынужденных бежать из страны в результате столкновений между враждующими племенами тутси и хуту. Однако, несмотря на противостояние туземных племен, которые создали вооруженную группировку «Майи-майи» для борьбы с инородцами, выходцы из Руанды оказывают решающее влияние на расклад сил в Восточном Конго и являются главным действующим лицом в восстаниях и войнах, охвативших Экваториальную Африку в последнее десятилетие.
   Сейчас конфликт тутси и хуту распространился далеко за пределы Руанды и приобрел общеафриканский характер. Начался он еще в XVI веке, когда высокорослые кочевники-скотоводы тутси захватили земледельческое государство хуту и стали им управлять. В колониальное время они прекрасно ладили с европейцами, однако после провозглашения независимости их позиции пошатнулись. Хуту захватили власть и организовали ряд погромов, от которых тутси спасались на территории соседних государств: Конго, Уганды и Бурунди. В 1994 году ненависть к аристократии тутси вылилась в геноцид, в ходе которого за несколько дней деревянными мачете и мотыгами было убито около миллиона человек. В том же году Руандийский патриотический фронт — эмигрантская военная организация, базирующаяся в Уганде, — восстановил власть тутси в стране. И спасаться бегством пришлось уже хуту, ответственным за проведение этнических чисток. Начался массовый исход, в результате которого число представителей этой народности в Восточном Конго перевалило за миллион.
   В Заире (такое название носила тогда конголезская республика) выходцы из Руанды заручились поддержкой диктатора Сесе Мобуту, который даже ввел в правительство несколько человек руандийского происхождения. Таким образом он надеялся обезопасить свой режим и умиротворить беспокойные восточные провинции. Однако замысел его не удался: проживавшие в Конго лидеры племени тутси в 1996 году организовали восстание, окончившееся падением диктатора. Восставшим помогали войска Руанды, Бурунди, Анголы и Уганды, которые вторглись на территорию Конго и привели к власти отца нынешнего президента страны Лорана Кабилу. Любопытно, что в его победе огромную роль сыграл будущий мятежный генерал тутси Лоран Нкунда.
   Кабила довольно быстро отрекся от своих союзников и уже в 1998 году заявил, что высылает из страны всех иностранных военных и гражданских чиновников и расформировывает подразделения национальной армии, укомплектованные лицами неконголезского происхождения, которых он обвинил в намерении «восстановить средневековую империю тутси». Кроме того, Кабила начал поддерживать «Демократические силы за освобождение Руанды» — организацию, созданную боевиками хуту. В ответ правительства Руанды, Бурунди и Уганды вновь ввели войска на территорию Конго, чтобы поддержать недовольных действиями Кабилы тутси. Однако на этот раз конголезцам удалось привлечь на свою сторону власти Анголы и Зимбабве, пообещав им предоставить права на медные рудники и алмазные копи на юге страны. В результате начался затяжной конфликт, в котором принимали участие шесть африканских стран. Согласно мирному договору 2003 года, иностранные государства вывели свои войска из Конго, однако Руанда продолжала оказывать финансовую и военную поддержку мятежникам тутси.
   До 2006 года, несмотря на старинную вражду, хуту и тутси совместно боролись с туземными племенами за власть и влияние в Восточном Конго. Когда же правительство предоставило хуту право на земельную собственность и политическое представительство, тактический союз распался. Тутси оказались единственным этносом, не имеющим права участвовать в выборах, и это привело к их дальнейшей радикализации. Неудивительно, что сейчас они вновь возвращаются к излюбленной тактике вооруженного мятежа. Тем более что в их руках опытная армия генерала Нкунды, сражавшаяся с правительством во время Второй конголезской войны. Нкунда так и не выполнил условий соглашения с властями, по которому он должен был разоружить свои подразделения и включить их в состав национальной армии. «Это стало просто невозможно, — утверждает он, — после того как правительство вновь заключило союз с «Демократическими силами за освобождение Руанды», где всем заправляют люди, ответственные за развязывание геноцида 1994 года». Со своей стороны конголезское правительство обвиняет мятежного генерала в связях с властями Руанды, которые якобы поставляли ему оружие и даже предоставили два батальона для ведения боевых действий. В Руанде эти обвинения отрицают, однако настаивают, что президент Жозеф Кабила не способен урегулировать ситуацию в Восточном Конго. По словам военных экспертов, в случае эскалации конфликта обученная британцами и американцами армия Руанды спокойно может дойти до столицы Конго Киншасы, не встретив на своем пути серьезных препятствий. Однако, как утверждают дипломаты, пока рано говорить о вмешательстве Руанды, поскольку у генерала Нкунды своя повестка дня (Его отношения с Кигали сравнивают с отношениями боснийских сербов с Белградом).
   Кроме того, существует надежда, что если главные доноры Руанды — США и Великобритания — пригрозят лишить ее материальной поддержки, власти страны не будут ввязываться в рискованные авантюры в соседнем Конго. Но готовы ли западные страны поставить вопрос ребром? Многих политологов смущает позиция Соединенных Штатов, которые слишком рьяно отстаивают интересы Руанды, не желая выслушать аргументы противоположной стороны.
   Несмотря на то, что в Конго размещен самый многочисленный миротворческий контингент ООН, возможности голубых касок здесь весьма ограниченны. 17-тысячный корпус МОНУК (Миссии ООН в Уганде и Конго) не смог противостоять мятежникам тутси, переложив эту задачу на плечи национальной армии. А ведь еще совсем недавно европейцы, которые составляют основу миротворческого контингента, рассуждали об эффективной «военно-гуманитарной операции на Черном континенте», неоколониализме, который спасет «несостоятельные африканские государства». Утверждалось, что ЕС собирается укрепить свои позиции в богатой природными ресурсами Африке, пока американцы «увязли» в ближневосточном урегулировании. Именно здесь предполагалось проводить «обкатку» в боевых условиях создаваемых в Европе сил быстрого реагирования. В африканской политике ЕС главную роль традиционно играла пара Франция—Британия. Не случайно именно британский министр иностранных дел Дэвид Миллибэнд и его французский коллега Бернар Кушнер прибыли в Конго сразу после начала военных действий, чтобы провести переговоры со всеми сторонами, участвующими в конфликте.
   Наступление генерала Нкунды совершенно не вписывается в схемы, построенные западными политиками, которые были убеждены, что ситуация в Конго постепенно нормализуется, и считали национальные выборы наиболее эффективным способом восстановления государственных механизмов. Однако в действительности все это время в стране продолжалась гражданская война, а выборы, прошедшие в 2006 году, лишь обострили старинную вражду, поскольку кандидаты играли на межплеменных противоречиях и даже призывали к этническим чисткам. И если теперь эти чистки начнутся, Запад вновь
   не сможет им препятствовать, как это было во время геноцида в Руанде и двух конголезских войн.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK