Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Вперед, Медведев!"

Президент уволил министра финансов исключительно по дисциплинарным мотивам, хотя широкой публике в это трудно поверить.   Вечером 26 сентября граждане телезрители вглядывались в лицо Алексея Кудрина в тщетных попытках разгадать значение его кривой усмешки — виданное ли дело, чтобы центральным телеканалам позволили показать, как глава государства увольняет члена кабинета министров. Казалось бы, трудно чем-то еще удивить почтенную публику после субботнего шоу из «Лужников». Но нет, оказывается, можно.
   Правда ли, что Дмитрий Анатольевич Медведев испытывает «такую сильную личную неприязнь» к Алексею Леонидовичу Кудрину, или это постановочное шоу? О чем хочет рассказать нам «монализатическая» улыбка Кудрина? На самом деле — ничего личного. Это просто политика.
   Российская публика замечает эмоции и не умеет ценить мысль, легко расписывает любой политический расклад через интересы друзей и родственников и не видит в упор идеологические траектории в решениях начальства. Если кому-то рассказать, что президент РФ отправил в отставку зампреда правительства по политическим мотивам, никто же не поверит. Будут искать ту самую личную неприязнь или происки какой-нибудь закулисы. Все что угодно, лишь бы не политика! Так что если эмоциональная реакция президента на американскую провокацию Кудрина не была подлинной, ее нужно было сыграть. Иначе, вероятно, и сам Кудрин бы не поверил. А встать в позу Станиславского у Кудрина имелись основания. В свою грядущую отставку «лучший министр финансов» мог не верить и тогда, когда зарубал на корню финансирование модернизационных проектов президента, даже таких вполне безобидных, как «Наша новая школа». Отказывал в финансировании тоже ведь, наверное, не из личной неприязни — монетаристская идеология той экономтеории, которую разделяет Кудрин, не разрешала тратить деньги. Но вот на оборонных расходах он почему-то сломался…
   В двухдневном публичном противостоянии Кудрина и Медведева оформилось то же самое противоречие, которое завело в тупик президентство Барака Обамы. Умеренный социальный реформизм последнего натолкнулся на неприятие консервативного большинства. Но в отличие от Америки «политический кризис» в России не продлился и минуты. В нашем случае большинство оказалось на стороне президента. Вернее, партия этого большинства — «Единая Россия», первый номер в списке которой передал Дмитрию Медведеву ее лидер. А у нее к министру Кудрину имеются свои счеты. Минфин неоднократно умерял аппетит правящей партии, сокращая расходы на ее проекты.
   На съезде «Единой России» было недвусмысленно заявлено, что в случае победы на парламентских выборах и завоевания квалифицированного большинства в Думе она получит дополнительный приятный бонус — сможет самостоятельно сформировать правительство.
   Институт партийного правительства ассоциируется в российской политологии с парламентской республикой. Наша же политическая система считается президентской или даже суперпрезидентской с весьма высоким уровнем полномочий исполнительной власти и невысоким уровнем контроля со стороны парламента. Тем не менее даже эта часто критикуемая специалистами политсистема обнаруживает скрытые резервы. Оказывается, иногда можно обойтись без редизайна, используя имеющиеся внутри самой системы политические инструменты. Пока неясно, насколько удачным выйдет эксперимент по «эмуляции» парламентаризма, но получить уже сейчас определенные гарантии единства политического курса власти представительной и исполнительной было бы заманчиво.
   Во всяком случае и далее длить ненормальную ситуацию, когда именем партии большинства правительственные менеджеры прикрывают непопулярные реформы, попросту опасно. И прежде всего для самой партии власти, рискующей уже далеко не только своим рейтингом. Задача Медведева состоит в том, чтобы вернуть политическую ответственность в «технический» кабинет министров, а в пестрое сборище унылых кнопкодавов, именуемое Думой, вернуть дух подлинного парламентаризма. И на этом пути президент явно не рассчитывает на компромисс.
   Если имя Путина ассоциируется с реконструкцией территориального суверенитета, то у Медведева есть шанс, двигаясь вперед, создать «отраслевую вертикаль» — первое по-настоящему политически ответственное правительство.
   Может быть, именно об этом громко молчала кривая улыбка министра Кудрина, получившего за два дня неоценимый политический опыт.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK