Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Враги без границ"

В последние годы сентябрь стал самым террористическим месяцем в году. Именно в сентябре 1999 года, с 4-го по 16-е, взрывались дома в Буйнакске, Москве и Волгодонске. Что произошло в США 11 сентября 2001 года, напоминать не надо, — как ни странно, американская дата запечатлелась в массовом сознании лучше наших собственных. Терроризм и борьба с ним стали «хитом» многих сезонов подряд и в нашей стране, и во всем мире. Между тем и политики, и общество еще не очень четко понимают, с каким врагом столкнулись и как отвечать на его вызов.Явление это уходит вглубь тысячелетий, первые террористы появились еще в античном мире. В новой и новейшей истории их было более чем достаточно, но нынешний всплеск терроризма почему-то воспринимается как нечто новое и доселе невиданное. Возможно, раньше, в середине ХХ века, терроризм рассматривался как часть, причем далеко не основная, «холодной войны», а главной угрозой казалась возможность ядерной катастрофы. Может быть, дело в том, что нынешние теракты очень масштабные. Раньше убивали в целом не меньше, но понемногу, а теперь сразу целыми домами, даже небоскребами.
То, что терроризм представляет серьезнейшую угрозу для человечества, особых сомнений не вызывает. Человечество, однако, несмотря на многовековой опыт, не может даже определить, что такое терроризм и где его истоки. Ситуация весьма странная, тем более что она чрезвычайно затрудняет борьбу с данной угрозой. Если нет четких критериев, по которым можно определить явление, то и противодействовать ему тяжело.
Казалось бы, чего уж проще — считать терроризмом любое целенаправленное применение вооруженного насилия против мирного населения с политическими целями. Вроде бы вполне очевидно, что такие действия не могут быть оправданы ничем и ни при каких обстоятельствах, а лица и организации, применяющие подобные методы, должны быть однозначно поставлены вне закона во всем мире и беспощадно подавляться. Но даже на это человечество оказалось не способно. И уж совершенно удивительно, что террористов часто поддерживают государственные власти, которые сами же от терроризма страдают, и разного рода интеллигенты-«гуманисты», провозглашающие человеческую жизнь высшей ценностью.
В годы «холодной войны» сверхдержавы в борьбе друг с другом создали по всему миру множество террористических движений. Теперь бумеранг вернулся. Советские спецслужбы холили и лелеяли палестинских террористов, сегодня их методы широко используют чеченские боевики против мирных российских граждан. Американцы вооружали афганских моджахедов, затем вполне благосклонно отнеслись к приходу к власти в этой стране талибов, а Саудовская Аравия и Пакистан, для которых поддержка террористов является способом существования, до сих пор числятся в стратегических союзниках Вашингтона.
Теперь, конечно, кое-что и в Кремле, и в Белом доме поняли, но рецидивы «холодной войны» и характерных для нее двойных стандартов проявляются до сих пор. Из Америки уже довольно редко, а из Европы все еще очень часто доносятся призывы к России решать чеченскую проблему «политическими методами», то есть путем переговоров с бандитами. Со своей стороны, Москва после любого преступления палестинских террористов призывает Израиль к «сдержанности» и, вы будете смеяться, к решению палестинской проблемы «политическими методами». Более того, Россия продолжает голосовать в ООН за антиизраильские резолюции времен «холодной войны». Когда даже страны, больше всех страдающие от террористов, настолько не способны договориться между собой, когда бандитов продолжают по инерции, а то и вполне сознательно делить на «плохих» террористов и «хороших» борцов за свободу, перспективы борьбы с терроризмом радужными не кажутся.
Бедным не до террора

Впрочем, есть нечто худшее, чем глупость и двойные стандарты государственных лидеров. Самая большая проблема в том, что адвокатами и идеологами терроризма становятся представители интеллигенции (западной, российской, ближневосточной), имеющие огромное влияние на формирование общественного мнения. Без их идейной и информационной поддержки терроризм утратил бы смысл, поскольку главная цель любого теракта — психологический эффект. Без романтизации бандитов типа Басаева или Че Гевары пополнение рядов террористов было бы сильно затруднено.
Левая интеллигенция породила миф о том, что источником терроризма является бедность, следовательно, бороться с терроризмом богатые страны и богатые граждане могут исключительно путем постоянного, безропотного кормления бедных стран и бедных граждан. В основе мифа лежит характерное для левых всех мастей (коммунистов, социалистов, антиглобалистов, пацифистов, «зеленых», «голубых» и т.д. и т.п.) представление о человеке как о безмозглом, безвольном, завистливом существе, не способном устроить собственную судьбу. Мировой опыт уже бесчисленное число раз демонстрировал, что кормление бедных богатыми внутри одной страны ведет лишь к разрастанию слоя паразитов и деградации экономики, а когда богатые страны кормят бедные страны, то не менее 90% средств, направляемых на это кормление, попадает в карманы очень небедной элиты бедных стран. Впрочем, порочно не только средство лечения, предлагаемое левыми, но и болезнь определена неправильно. Разного рода научные учреждения, очень серьезные и авторитетные, регулярно исследуют проблему терроризма и неизменно обнаруживают, что никакой связи между терроризмом и бедностью не существует. Точнее, связь есть, но прямо противоположная. Не только организаторы, но и исполнители терактов в подавляющем большинстве случаев имеют более высокий уровень жизни и образования, чем их соотечественники. Это относится и к исламскому, и к европейскому политическому терроризму. Вспомним хоть наших народовольцев, хоть пилотов «боингов», таранивших башни ВТЦ, — граждан богатейшей Саудовской Аравии. Та же тенденция наблюдается и в отношении к терроризму в обществе: чем выше уровень обеспеченности и образования, тем, как правило, выше уровень одобрения терактов. Результаты подобных исследований, однако, подвергаются жестокой цензуре. «Гуманистов» они не устраивают потому, что противоречат их замечательным теориям, а лидеров развивающихся стран — потому что грозят потерей кормушки. Хорошим примером служит исследование, проведенное в прошлом году учеными Принстонского университета для ежегодной конференции Всемирного банка. Исследование в очередной раз выявило грубые и никому не нужные факты (связь между бедностью и терроризмом — не прямая, а обратная), поэтому было благополучно похоронено с согласия заинтересованных сторон. В результате миф не только не умирает, но растет и крепнет.
Вслед за этим мифом идет миф о «конфликте цивилизаций». При этом полностью игнорируется тот факт, что большая часть терактов совершается внутри одной цивилизации (в первую очередь — европейской), при этом многие цивилизации (например, восточно-азиатская) никакого терроризма не порождают. Глобальный вывод делается на том основании, что значительная часть современных террористов выступает под исламскими лозунгами. Однако и этот вывод серьезных подтверждений не имеет. Коран — книга достаточно жесткая, но проповеди терроризма там нет. Есть нечто обратное: «И не препирайтесь с обладателями книги, иначе как чем-нибудь лучшим, кроме тех из них, которые несправедливы, и говорите: «Мы уверовали в то, что ниспослано нам и ниспослано вам. И наш Бог, и ваш Бог един, и мы ему предаемся» (сура 29, аят 45). Обладатели книги — это иудеи или христиане, книга — Тора или Евангелие, абсолютная истинность которых в Коране подтверждается многократно. Фетвы, вынесенные нынешними богословами, на которые ссылаются террористы, — это, говоря словами Библии, «от человеков», точно так же, как терроризм, например, коммунистический или откровенно криминальный, как в Колумбии. Тем более что ислам вообще чрезвычайно многолик и сложен, его лишь очень условно можно считать единой цивилизацией.
Самоопределение вплоть до деградации

Миф о войне цивилизаций нужен левой интеллигенции потому, что он очень тесно смыкается с еще одним мифом, оправдывающим терроризм, — о «национально-освободительных» движениях. Над этим мифом славно поработал и советский агитпроп. А Советский Союз успел создать столько этих движений, что надорвался, пытаясь их прокормить. С этим мифом бороться сложнее всего, поскольку под него подведено юридическое обоснование — право наций на самоопределение, освященное решением ООН. При этом та же организация освятила и прямо противоречащий данному праву принцип нерушимости государственных границ. Данное противоречие создает замечательную основу для любых манипуляций, для игнорирования всех прав и для идейного обоснования применения политики двойных стандартов.
Реализация нациями права на самоопределение привела во второй половине ХХ века к крушению системы колониализма, которое завершилось распадом Советского Союза. В результате на свет появилось почти 200 новых государств, подавляющее большинство которых оказалось абсолютно недееспособным. Основными чертами этих новообразований стала деградация экономики, высочайший уровень коррупции, постоянные военные перевороты либо тирания, причем даже не средневековая, а первобытная. Примеры всего этого мы можем наблюдать сейчас неподалеку — в Грузии, Туркмении, Таджикистане. Африка почти целиком состоит из таких государств, да и в Европе они встречаются, например Албания или Молдавия. Однако любой самый дикий режим положено уважать, поскольку теперь он попал под принцип нерушимости границ. Хотя и о нерушимости часто говорить бессмысленно, множество государств существует лишь как рисунок на карте и флажок перед штаб-квартирой ООН. Это и Сомали, и Либерия, и Сьерра-Леоне, и Ливан — до оккупации сирийскими войсками, и Афганистан — независимо ни от каких оккупантов либо их отсутствия. Собственно, Чечня ведь тоже была «национально освободившейся» и «самоопределившейся», причем дважды — в 1991-м и 1996-м. Результаты комментариев не требуют. Естественно, что в таких черных дырах может вольготно существовать что угодно и кто угодно.
Впрочем, некоторые вроде бы вполне состоявшиеся и очень влиятельные государства тоже становятся вдохновителями и организаторами терроризма. То, что Саудовская Аравия финансирует и духовно окормляет всех исламских террористов от Боснии до Филиппин, — факт достаточно общеизвестный. Ссылки саудовского руководства на то, что террористов поддерживают независимые общественные организации, абсолютно несерьезны, поскольку эта страна представляет собой жестокую тоталитарную диктатуру. Поддержка террористов за рубежом там невозможна как минимум без молчаливого одобрения, а скорее всего — прямого приказа королевской семьи. Сейчас, правда, бумеранг начал возвращаться и к саудовцам, даже ваххабитское руководство этой страны кажется слишком умеренным для террористов, которых оно само же и вырастило. Поэтому взрывы начали греметь и в саудовских городах.
Левые адвокаты террора начинают рассказывать о том, что несостоятельность большинства развивающихся стран — результат эксплуатации со стороны стран развитых. Однако и тут есть примеры стран, которые состоялись, несмотря ни на какую эксплуатацию. Огромная Индия и микроскопический Сингапур, исламская Малайзия, иудейский Израиль и буддистско-христианская Южная Корея смогли стать вполне развитыми, очень уважаемыми и самостоятельными государствами. Надо только, чтобы народ побольше работал, а власть поменьше воровала. Рецепт незатейливый, но очень действенный в тех редких случаях, когда он применяется на практике. Для левых, впрочем, такая постановка вопроса принципиально неприемлема.
Попытки навести порядок в несостоявшихся странах путем внешнего вмешательства почти всегда оказываются неудачными, поскольку вызывают протест как населения спасаемых стран, так и мирового сообщества. В 70-е годы прошлого века ультракоммунистический режим Пол Пота организовал в Кампучии такой геноцид собственного населения, что даже Ленин и Сталин могли бы позавидовать. А когда вьетнамская армия свергла этот режим, демократический Запад взял красных людоедов под свое покровительство, оставив за ними даже место в ООН, а в Кампучии началась партизанская война против вьетнамцев, продолжавшаяся более 10 лет. Потом уже США попытались спасти от голода и гражданской войны Сомали, но были оттуда изгнаны местным населением. Реакция подавляющего большинства стран мира, а также населения самого Ирака на свержение американцами диктатуры Хусейна хорошо известна. Причем освобожденный Ирак быстро превращается в гигантское «гуляй-поле», то есть в лучшую питательную среду для террористов.
В итоге процесс самоопределения наций создал гораздо больше проблем, чем решил, но необратимость этого процесса очевидна. Бывшие метрополии или глобальные и региональные сверхдержавы имеют весьма ограниченные возможности контроля над недееспособными экс-колониями. Да и желания осуществлять такой контроль у них обычно нет: слишком дорого он обходится и слишком неблагодарным делом оказывается. Хотя большинство гнезд терроризма образуется как раз на неподконтрольных нормальным странам территориях.
Заставь дурака Богу молиться

В России борьба с терроризмом уже несколько лет провозглашается чуть ли не основной политической и военной задачей, причем в соответствии с национальной традицией доводится до абсурда. Когда Тихоокеанский флот проводит учения, по легенде которых главной задачей оказывается ликвидация группы террористов на суше, то нельзя не вспомнить пословицу: «Заставь дурака богу молиться — он и лоб расшибет». С другой стороны, бороться с терроризмом нам очень сложно по причинам психологического характера. Как уже говорилось, советский режим создал массу «национально-освободительных движений», и нашей все еще советской элите очень трудно перестроиться и увидеть в своих порождениях обычных бандитов. Миф о бедности как причине терроризма в России чрезвычайно популярен, поскольку ненависть к богатству у нас целенаправленно и агрессивно культивировалась десятилетиями. Адвокатов терроризма у нас более чем достаточно: как известно, большинство лиц, называющих себя правозащитниками, полностью и безоговорочно одобрили действия банды Бараева по захвату «Норд-Оста». Ну и, наконец, как можно бороться с терроризмом в стране, где множество улиц и площадей, да и целых населенных пунктов по-прежнему носят имена бандитов и террористов, истуканы их главаря стоят в центре подавляющего большинства городов, а его труп лежит на Красной площади?
Большевики были образцом террористов — варварами, не имеющими никаких моральных принципов и ограничений и под красивыми лозунгами стремящимися к абсолютной власти. Суть терроризма — борьба варварства против цивилизации. Поскольку никакое просвещение и никакая религия искоренить варварское начало в человеке явно не способны, борьба эта будет продолжаться всегда. Залогом победы, видимо, является сплоченность сил цивилизации и наличие желания бороться. Цивилизация пока держится, но ситуация ухудшается. Процесс глобализации и совершенствование средств уничтожения резко увеличивают возможности террористов, позволяют расширить географию своей деятельности и увеличить ее разрушительную мощь и информационное обеспечение. Число интеллигентных адвокатов террора лишь увеличивается, а глупость и мелкое политиканство государственных вождей не уменьшаются.
Впрочем, человечество не раз, дойдя до края пропасти, находило в себе силы не упасть в нее.

АЛЕКСАНДР ХРАМЧИХИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK