Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Вредные советы"

Общественные советы при органах власти оказались неэффективными. К такому выводу пришла Общественная палата РФ.   В начале октября министр внутренних дел Рашид Нургалиев утвердил новый состав Общественного совета при Министерство Внутренних Дел, в котором вместо прежних шестидесяти членов оказалось всего тридцать восемь, из них семеро — музыканты, артисты и скульпторы, еще трое — ректоры вузов, люди явно далекие от проблем право-охранительных органов. Правозащитники и адвокаты уверены, что таким образом МВД старается минимизировать роль совета в своей работе. История с советом при МВД не единственная, но, пожалуй, самая показательная.
   
НЕНУЖНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ  
Общественная палата проанализировала эффективность участия институтов гражданского общества в проведении антикоррупционной политики за последние несколько лет и опубликовала проект доклада на своем сайте. В документе, который в ближайшее время ляжет на стол президента, отмечается, что работа общественных советов при ведомствах недостаточно эффективна. Одна из главных причин — принцип их формирования. Представителей общественности или культуры приглашает в совет руководство соответствующего министерства или ведомства. Как правило, чиновники выбирают наиболее «удобных», с их точки зрения, людей, констатируется в докладе.
   Другая причина общественного фиаско — контроль над деятельностью ведомств со стороны советов осуществляется зачастую лишь на бумаге. Ведь все рекомендации общественников не обязательны к исполнению. «В результате судебная и право-охранительная система превращается в замкнутую корпорацию, негативно настроенную к общественному контролю, а критика со стороны представителей общественности зачастую воспринимается как попытка дискредитировать власть», — отмечается в докладе Общественной палаты. О наличии проблем давно говорят и сами члены совета при МВД. Один из них — советник президента Ассоциации предпринимателей «Новое дело» Павел Пятницкий — в апреле этого года даже обратился с открытым письмом к Дмитрию Медведеву, где потребовал реформировать совет, а также изменить схему выбора его членов. «Общественные советы и Общественная палата создавались президентом России для взаимодействия гражданского общества, законодателей и профильных министерств и ведомств. Но такого взаимодействия я лично не вижу. Кто-то пришел в такие советы за удостоверением, кто-то для галочки, а на тех, кто реально что-то хочет делать, смотрят, мягко скажем, как на людей с нарушенной психикой», — возмущался Пятницкий в своем письме. По его словам, многие из представителей шоу-бизнеса либо вообще не появлялись на заседаниях Общественного совета, либо просто отсиживали свое время, не интересуясь ни реформой МВД, ни переаттестацией полицейских, и уж тем более ни разу не зашли в отделение и не поинтересовались судьбой задержанных.
   Да и само руководство МВД, рассказал «Профилю» Павел Пятницкий, старалось не идти на контакт с общественниками. Члены совета, за исключением Анатолия Кучерены, возглавляющего профильную комиссию в Общественной палате, не принимали участия в переаттестационных комиссиях МВД, а их предложения к законопроекту «О полиции» не были учтены в итоговой редакции документа. «В частности, я предлагал, чтобы сотрудники полиции имели полисы обязательного медицинского страхования (сейчас они их не имеют), чтобы Общественный совет контролировал предоставление жилья тем, кто долгие годы безупречно служил, — отмечает Пятницкий. — Я также требовал, чтобы у всех сотрудников полиции на груди была нашивка (шеврон) с указанием фамилии и звания сотрудника, так как многие граждане не разбираются в званиях, а нерадивые сотрудники полиции отказываются представиться». Но ни одно из этих предложений, говорит общественник, так не было учтено.
   Да и на местах, по его словам, сотрудники МВД то и дело игнорировали членов совета. Например, после того как Пятницкий обнаружил в ОВД «Китай-город» нарушения прав задержанных, на его замечания никто не отреагировал, а пресс-служба МВД, по его словам, вообще указала члену совета на то, что он имел право только посетить отдел милиции, а не проверять его работу. В результате в новый состав совета Нургалиев Пятницкого не включил, а вот заслуженную артистку Татьяну Овсиенко, практически не появлявшуюся на заседаниях совета, почему-то оставил. Кроме нее в новый совет при МВД также включили художника Александра Шилова, солиста оперной труппы Мариинского театра Марию Максакову-Игенбергс (она теперь баллотируется в Думу) и артистку Анастасию Мельникову, ставшую звездой телеэфира благодаря милицейским сериалам «Менты» и «Опера».
   
АКТЕРСКИЙ ДЕБЮТ 
 Та же история произошла и с наиболее эффективным из всех региональных советов — советом при ГУВД Москвы. Если раньше в его состав входили главный редактор «РИА Новости» Светлана Миронюк, правозащитники Мара Полякова, Валерий Борщев и Людмила Алексеева, то уже в этом году никто из них свою фамилию в списке совета при ГУВД Москвы не обнаружил. Правда, Алексеева и Миронюк впоследствии были приглашены в состав совета при МВД, а вот наиболее активные правозащитники — Борщев и Полякова — МВД и ГУВД оказались не нужны. Вместо них в состав совета вошли народный артист России Владимир Винокур, певец Станислав Михайлов, актеры Михаил Пореченков и Всеволод Шиловский.
   Член Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев уверен: исключение их из совета при ГУВД Москвы связано с теми расследованиями, которые они проводили. Речь идет об избиении людей на митингах в защиту Конституции 31-го числа, расследование покушения на Олега Кашина и причин смерти юриста Сергея Магнитского. «Дело в том, что мы занимались расследованием конкретных нарушений — например, инцидента с журналистом интернет-издания «Газета.ру» Александром Артемьевым, которому в ходе разгона митинга оппозиции 31 мая на Триумфальной площади сломали руку. В результате мы, в сущности, даже добились того, что 31-го числа были разрешены митинги оппозиции», — рассказывает Борщев. Однако последней точкой стало расследование членами совета дела юриста Магнитского. «Итоги нашего расследования коснулись и многих сотрудников МВД. Так, в нашем докладе мы поставили вопрос о произволе со стороны правоохранительных органов, что, естественно, не понравилось милицейскому руководству. Мы вышли со своим докладом на президента — это и стало главной причиной того, почему нас вывели из этого совета. В реальной работе и реальном расследовании МВД и ГУВД не нуждаются», — уверяет Борщев.
   Еще одним ударом по больному месту руководства ГУВД Москвы, по словам правозащитников, стало расследование советом дела о задержании 31 декабря прошлого года оппозиционеров Ильи Яшина и Бориса Немцова. «По требованию совета была создана специальная комиссия, в рамках которой мы потребовали, чтобы нам предоставили видеозапись задержания оппозиционеров. Мы смогли доказать, что милиционеры на суде давали ложные показания о том, что Яшин якобы сам набросился на них с оскорблениями, — рассказала «Профилю» глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. — Но на записи было видно, что Яшин не сопротивлялся и никаких нецензурных слов не произносил. И это было неприятно для милицейского начальства, так как их уличили в лжесвидетельствах на судебном заседании». В результате, отмечает она, наиболее активные правозащитники были либо переведены в министерский совет, либо вообще выведены из его состава. «Большое количество звезд и представителей СМИ в составе советов МВД и ГУВД объясняется тем, что руководство правоохранительных органов больше волнует собственный имидж, чем повседневная работа и качественные расследования», — уверяет Алексеева.
   {PAGE}
НЕВОСТРЕБОВАННЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ  
По мнению правозащитницы, с таким составом министерского совета сделать его работу эффективной не помогут даже президентские нововведения, значительно расширяющие полномочия общественников. Так, в соответствии с майским указом Дмитрия Медведева члены общественного совета МВД наконец-то получили доступ к внутренней документации МВД, право посещать без специального разрешения отделения внутренних дел, а также места принудительного содержания подозреваемых и обвиняемых, возможность знакомиться с обращениями граждан о нарушении их прав сотрудниками полиции, а также ходатайствовать о проведении проверок соблюдения полицейскими норм профессиональной этики. Однако Валерий Борщев считает, что ни музыканты, ни певцы, ни даже телеведущие не будут заниматься проблемами подозреваемых и обходить СИЗО изо дня в день. Единственный, кто считает иначе, — это адвокат, председатель комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью и реформированием правоохранительных органов и судебно-правовой системы Анатолий Кучерена. «Я могу сказать на моем примере: у меня ведется широкая переписка с руководителями правоохранительных органов на территории всей страны. И те обращения, которые поступают ко мне, как правило, находят понимание. Мы видим, что шторки в кабинетах чиновников приоткрываются, а многие факты становятся достоянием общества», — утверждает Кучерена. И хотя, по его словам, многие деятели культуры и представители СМИ действительно не принимают активного участия в работе комиссий, они то и дело звонят ему и спрашивают, как все было на самом деле. «Для того чтобы быть неравнодушным человеком, совсем необязательно быть юристом. Достаточно иметь гражданскую позицию», — говорит адвокат.
   Однако автор доклада Общественной палаты о проблемах коррупции, член совета при МВД Владислав Гриб считает, что общественные советы станут по-настоящему эффективными только тогда, когда состав их будет формироваться не руководством МВД или ГУВД, а, например, Общественной палатой. «В состав таких советов должны попадать те, кого это интересует по долгу службы, у кого есть определенный опыт и знания в этой сфере, и те, у кого есть время этим заниматься. А в результате члены совета должны персонально отчитываться о своей работе», — полагает Гриб. Только так, по его словам, можно будет добиться того, чтобы в общественные структуры известные люди шли не ради корочек и мигалок, а для решения проблем реформирования ведомства и защиты прав граждан.
   

   РАСЧЕТЫ ПОКАЗАЛИ…
   По данным октябрьского опроса ВЦИОМ, 61% россиян положительно относится к полиции и 24% — негативно. Еще 39% опрошенных заявили, что уверены в защищенности своих личных и имущественных интересов, а 54% в этом не уверены. 44% опрошенных оценивают МВД как одну из наиболее эффективных структур по защите интересов граждан от преступных посягательств. При этом надеются на реальную помощь полиции всего 34% участников опроса.
   Среди наиболее удовлетворенных работой полиции оказались те, кто пострадал от террористических актов, экстремизма (56%) и покушения на убийство (50%). Ниже (около 40%) показатели удовлетворенности среди жертв карманных краж, угонов транспорта и вымогательства. Минимальный уровень удовлетворенности работой МВД отметили жертвы преступных посягательств, совершенных с помощью компьютерных технологий (25%), принуждения к взятке (32%), мошенничества, изнасилования и кражи вещей (по 33%).
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK