Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Временно проверенный"

Позиция «Единой России» по поводу отставки правительства Михаила Фрадкова чуть не стала тайной за семью печатями. Ведь против вотума недоверия проголосовали лишь 18 «единороссов» из 307. К счастью, среди них оказался и лидер партии Борис Грызлов. И все сразу прояснилось. То, что премьер Михаил Фрадков останется на своем посту, было понятно без всякого голосования. Интрига возникла лишь на самом думском заседании. Да и то лишь в тот момент, когда сосредоточенные парламентарии тщетно пытались уловить в велеречивом, но притом донельзя косном выступлении главы правительства хоть какой-нибудь смысл. На лицах депутатов легко читалась обида: «совсем за дураков держат!». Но они справились со своими эмоциями. И сделали это, надо признать, неплохо. Как только смысл (хоть какой-то!) был ими обнаружен, стало ясно, что Фрадков еще порулит. Хотя бы немножко. Возможно, всего два месяца (именно этот срок думское большинство отвело кабинету для исправления допущенных ошибок), может быть, полгода (именно столько отвел себе на исправление сам премьер). Но дело не в цифрах. В конце концов, судьба кабинета — в руках президента. А уж как он решит, так и будет. Но поможет ему в этом непростом деле — в этом нет никаких сомнений — именно думское большинство. Может быть, поэтому (чтобы оставить себе свободу рук на будущее) оно практически в полном составе — 91,5% депутатов фракции ЕР, — сидя в зале, отказалось принять участие в голосовании «по Фрадкову». Ведь голосовать за отставку им не позволяла партийная дисциплина, а против — совесть (как только не характеризуют монетизацию льгот проголосовавшие за нее депутаты — в кулуарах, разумеется). Но рано или поздно товарищам Бориса Грызлова все-таки придется взять пример с шефа и хоть как-то определяться. И уж тогда Фрадкову не поздоровится: ему припомнят все.

Им помогут коммунисты: они, похоже, намерены искушать «единороссов» до бесконечности. Коллеги Геннадия Зюганова планируют уже через два месяца вновь вынести вопрос о вотуме недоверия. И тогда депутатам из ЕР трудно будет вновь уклониться: ведь срок на исправление ситуации установили они сами. И зря. По большому счету, не их это компетенция.

Тем более что отныне есть на ком вымещать праведный гнев. Это глава Минсоцздрава Михаил Зурабов, который теперь (чуть ли не официально) считается главным мальчиком для битья. Даже Фрадков не пожалел подчиненного: с кривой усмешкой рассказал депутатам, как Зурабовде ходит по питерским аптекам и складам в поисках решения социальных проблем граждан (как будто проблемы только у питерских граждан!). О том, что он-де (Фрадков) не в курсе, где именно за пределами РФ отдыхали на новогодние праздники Зурабов и прочие ответственные за социально-экономическое положение министры. Ведь сам Фрадков отдыхал, понятное дело, в России.

Да и письма по поводу Зурабова идут нехорошие. Целых 24 депутата-«единоросса» настучали на министра самому президенту, выставив Зурабова чуть ли не «врачомубийцей» (на самом деле он пальцем никого не тронул). Ясно, что такие письма по своей инициативе не пишут (а если и пишут, то тут же сжигают в пепельнице): скорее, им кто-то подсказал. Не случайно письму так и не дали хода: такие бумаги обычно кладут под сукно. Вплоть до подходящего случая…

А жизнь как раз и состоит из случаев. Особенно — жизнь чиновника. Особенно — если он подчиняется непосредственно главе государства. Перед президентом ведь все равны: захочет — приблизит, захочет — отдалит. Примеров того, как это делается, великое множество. На минувшей неделе добавился еще один: президент внес-таки окончательную ясность в вопрос о том, кто — «питерские либералы» или «питерские силовики» — вызывает у него наибольшее доверие. Оказалось — силовики (либералы, видимо, думали иначе).

Сделано это было с изяществом. «Без комментариев!» — попросил президент главу Минфина Алексея Кудрина, который пытался что-то пояснить по поводу желания Путина «еще добавить» на социальную поддержку военнослужащих. После чего Кудрину было поручено доработать вопрос вместе с министром обороны Сергеем Ивановым. Впрочем, создалось впечатление, что отныне Кудрин будет работать не столько вместе, сколько под началом. Без всяких комментариев.

Единственным чиновником, которому все еще сохранено право комментировать все и вся, остается советник президента Андрей Илларионов. Лично он, например, считает, что компания «Юганскнефтегаз» рано или поздно будет «возвращена законным собственникам». «Это единственно правильное решение для страны, которая строит открытое экономическое общество», — подчеркнул он. По его словам, «есть общечеловеческие заповеди, к примеру не укради: не понимаю, как общество может не соблюдать базовые заповеди». Но при этом — не понимая таких элементарных вещей — все-таки берется советовать президенту. Загадка.

Впрочем, есть люди, которые в силу своих профессиональных обязанностей вынуждены все понимать. В том числе и то, «как общество может не соблюдать базовые заповеди». Речь, понятное дело, о подчиненных главы МВД Рашида Нургалиева — доблестных сотрудниках нашей не менее доблестной милиции. Недавние свершения этих граждан в башкирском городке Благовещенске стали предметом вдумчивого разбирательства на заседании Госсобрания Республики Башкортостан. Некоторые детали хорошо известны: в середине декабря прошлого года, после избиения в этом городе трех сотрудников милиции, силами республиканского ОМОНа была проведена спецоперация, в ходе которой пострадали, по разным оценкам, до 1000 человек. По свидетельствам башкирских правозащитников, несколько сотен человек были задержаны и избиты сотрудниками милиции.

Как подчеркивалось на заседании Госсобрания (в нем принимал участие лично президент РБ Муртаза Рахимов), меры были «не совсем адекватными в отношении применения силы». Но самое возмутительное, что после всех этих событий, как сказал один депутат, «в моськиных СМИ» на тему нарушений прав граждан началась «оголтелая, проплаченная кем-то кампания». И это при том, что, по словам и.о. прокурора республики некоего Михаила Залепукина, «не зафиксировано фактов изнасилования сотрудниками ОМОНа башкирских девушек». И более того, не зафиксировано «груд выбитых у доставленных в милицию людей зубов, о чем сообщалось в некоторых СМИ». Вот он — черный пиар в действии. Или, как интеллигентно выразился глава местной милиции, «масштабная информационная война против МВД республики».

А что прикажете делать с этими самыми гражданами? Ведь среди них вполне могут оказаться социально опасные персонажи. Например, хулиганы. Попадаются даже (правда, не часто) и международные террористы. А с ними надо держать ухо востро (особенно с теми, кто так неохотно попадается). Что своевременно и делается. Стоило главе Ичкерии Аслану Масхадову в очередной раз заикнуться о готовности вести переговоры с Кремлем, а боевику Шамилю Басаеву выйти в эфир британского телеканала, как председатель думского комитета по безопасности, экс-замглавы МВД Владимир Васильев тут же связал это с проявлением активности в «чеченском вопросе» со стороны политэмигранта, бывшего кремлевского фаворита Бориса Березовского. «Для меня это звенья одной цепи», — поделился Васильев. Ведь, по словам генерала, «о связях Березовского с Басаевым известно давно».

Жаль, не уточнил Васильев, с какого времени это стало известно. Наверняка ведь осенью 1999-го об этом никто и не догадывался! Иначе нападение Басаева на Дагестан, взрывы домов в Москве и политические последствия всех этих событий наверняка показались бы ему звеньями все той же зловещей цепи. Но не показались. Бывает.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK