Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Все хорошо, но инвесторы не рады"

Недоверие ведет к падению фондового рынка, а это может затормозить экономический рост.Месяц назад, когда нависла угроза падения среднего значения индекса Доу-Джонса для промышленных компаний ниже 9000 пунктов, нервозность инвесторов была вполне ощутимой, но при этом она никак не сказывалась на экономических перспективах. Когда же 22 июля индекс опустился ниже отметки в 7800, возник вопрос: когда падение фондового рынка ударит по экономике?
Не ждите точных цифр. Под таким прогнозом не подпишется ни один экономист. Но устойчивое падение рынка в конечном итоге приведет к снижению благосостояния и ухудшению финансовой обстановки, когда семьи «заморозят» свои расходы, а компании не смогут финансировать свои операции. В результате мы получаем снижение потребительских расходов и рост накоплений, а компании пойдут по пути снижения издержек и сокращения штатов. Другими словами, в результате мы получаем рецессию.
Уже получили или еще нет? Скорее всего, нет. Но, хотя и есть основания для оптимизма, резкая перемена в психологии инвесторов представляет собой угрозу для экономики. Потребители и бизнес теряют уверенность в будущем. Сегодня держатели облигаций меньше доверяют корпорациям как заемщикам, чем в феврале прошлого года (см. график). Недоверие инвесторов усиливает неуверенность — смертельный яд для эффективно работающих рынков. К тому же сомнения в связи с финансовыми скандалами распространяются по миру, и падение не миновало и биржи других стран.
Почему фондовый рынок упрямо идет вниз наперекор положительным тенденциям в экономике? По определению, экономические показатели отражают то положительное, что принесли циклические изменения в экономике за последние полтора года. Но на этот раз изменения на фондовом рынке носят не экономический характер. Это психологические изменения. Экономические показатели не влияют на урон, нанесенный психике инвесторов и руководителей корпораций. Рост числа заказов и замедление инфляции не в состоянии справиться с ростом недоверия среди инвесторов. Тут-то и кроется самая серьезная угроза.
Изменения в настроениях на Уолл-стрите фактически начались еще два года назад, после того как лопнули «мыльные пузыри» 90-х годов в секторах высоких технологий и Интернет-бизнеса. Перед инвесторами, компаниями и потребителями встала новая реальность: ожидания уже были не такими большими, но возрастал риск. Сейчас преобладающее настроение среди инвесторов — всепоглощающие сомнения. И дело не в неверии в экономику, а в неверии в честность корпораций и государственных чинов. Оптимизм инвесторов упал сегодня ниже уровня после 11 сентября (см. график).
В результате инвесторы возлагают большие надежды на меры властей по оживлению рынка. Согласно данным недавнего опроса 1000 инвесторов, проведенного UBS Warburg и Gallup Poll, 64% считают, что новые требования Комиссии по ценным бумагам и биржам по аудиту и бухучету будут иметь «очень серьезное или достаточно серьезное» влияние на финансовые рынки. Федеральное руководство по этике корпоративного управления и длительные тюремные сроки для крупных менеджеров, признанных виновными в мошенничестве, тоже расцениваются многими как мощные потенциальные факторы влияния на рынок. Можно предположить, что быстрые и решительные действия способны оживить рынок, изменить общие настроения акционеров и снизить риск обвала экономики.
Если быстрой смены настроений инвесторов не произойдет, экономический рост по-прежнему будет в опасности. Потребители могут начать переводить существенную часть своего дохода в накопления, пытаясь компенсировать потери от акций, что вызовет снижение потребительских расходов. Слабый спрос в сочетании с дальнейшим ростом рисковых премий ударит по еще не до конца окрепшему корпоративному сектору. Стоит учесть, что весной этого года компании только-только начали «распечатывать» бюджеты своих капитальных затрат. И новая волна неуверенности и финансовых неурядиц может остановить едва начавшееся оздоровление этого сектора. Вместо этого компании могут почувствовать необходимость снижения издержек за счет увольнений. А это может снизить потребительские расходы.
Несмотря на все эти опасности, фондовый рынок еще не упал до уровня, за которым начинается новый экономический спад. Основанием для оптимизма, в частности, можно считать то, что за время спада 2001 года уже осуществлены полезные изменения. Компании сократили свои материально-производственные и товарные запасы и расходную часть своего бюджета. Сейчас они продолжают активно наращивать производство и, по большей части, избавились от излишков производственных мощностей. Озабоченные финансовыми скандалами du jour инвесторы не обращают внимания на то, что у многих компаний начали расти прибыли.
Вместе с тем основные показатели спроса остаются стабильными даже при свободном падении индекса Доу-Джонса. Уже три месяца подряд сокращается количество обращений за пособием по безработице, и это говорит о стабилизации рынка труда. Рост доходов на семью устойчиво опережает темпы инфляции. Рабочие места и доходы всегда являются более важными индикаторами будущих потребительских расходов, нежели тенденции фондового рынка.
Подешевевшие пакеты акций, конечно, заставляют потребителей серьезно задуматься о будущем. Однако благодаря снижению процентов по закладным — на 75 базовых пунктов по сравнению с мартом — и обнадеживающей демографической ситуации большой спрос на жилье подстегивает цены на дома, что отчасти компенсирует обесценивание акций.
Согласно правительственным данным, с момента мартовского (2000 года) пика на фондовом рынке из-за падения цен на акции в непосредственном владении и в фондах взаимных инвестиций семьи потеряли более $6 трлн. За тот же период стоимость всех домов, при меньших ставках, выросла на $1,2 трлн. Отметим, что хотя 24% компенсации — не так уж и много, но домовладельцев больше, чем владельцев акций, и, соответственно, рост стоимости жилья идет на пользу существенно большей части потребителей.
Столь же важно, что финансовая ситуация ухудшилась не настолько, насколько можно было ожидать, исходя из уровня падения фондового рынка. Федеральная резервная система намерена продолжать нынешнюю гибкую кредитно-денежную политику. А низкий уровень банковских коммерческих и промышленных кредитов отражает слабый спрос на них из-за снижения уровня материально-производственных запасов, а не нежелание банков выдавать кредиты.
Рынок облигаций все же реагирует на потребности корпораций в кредитах. С марта ставки кредитования выросли на 45 базовых пунктов (до 6,11%) для компаний с рейтингом ААА и на 50 пунктов (до 7,35%) для компаний с рейтингом ВВВ. Рисковые премии, которые корпорации должны платить сверх доходов по казначейским ценным бумагам, выросли, но остаются ниже уровня после событий 11 сентября.
Кроме того, 9-процентное снижение стоимости доллара в торговых операциях с начала февраля равносильно послаблениям в кредитно-денежной политике. Это позволяет производителям увеличить экспорт и конкурировать с импортом и, кроме того, увеличивает прибыльность международных операций.
Проблема в том, что экономические модели не учитывают скачки настроения, подобные тем, которым подвержен Уолл-стрит в последнее время. Поведение людей определяется настороженным отношением, даже при том, что они постоянно слышат хорошие новости о рабочих местах, производстве, инфляции и ставках кредитования. Именно нестыковка между недоверием на фондовом рынке и экономической реальностью угрожает нынешнему росту экономики.

Джеймс Купер (James C. Cooper) и Кэтлин Мэдиган (Kathleen Madigan). — Business Week.

Спрэд между 10-летними корпоративными облигациями категории BBB и 10-летними казначейскими ценными бумагами (%)

июль 20012,6%
август 20012,6%
сентябрь 20012,8%
октябрь 20013,1%
ноябрь 20013,0%
декабрь 20012,7%
январь 20022,6%
февраль 20022,7%
март 20022,5%
апрель 20022,4%
май 20022,5%
июнь 20022,6%
июль 20022,8%

Источник: Standard & Poor’s, DRI-WEFA. — Business Week.

Индекс оптимизма инвесторов

I кв. 2000180
II кв. 2000140
III кв. 2000160
IV кв. 2000130
I кв. 200180
II кв. 200190
III кв. 200150
IV кв. 200190
I кв. 2002120
II кв. 200250

Источник: Standard & Poor’s, DRI-WEFA. — Business Week.

Индекс: 1996 = 124.

Источник: UBS Warburg, The Gallup Organization. — Business Week.

Число обращений за пособиями (тыс.)*

октябрь 2001460
ноябрь 2001480
декабрь 2001440
январь 2002410
февраль 2002390
март 2002430
апрель 2002450
май 2002430
июнь 2002410
июль 2002400

Источник: Standard & Poor’s, DRI-WEFA. — Business Week.

Индекс: 1996 = 124.

Источник: UBS Warburg, The Gallup Organization. — Business Week.

* В среднем за 4 недели.

Источник: Labor Dept. — Business Week.

Базовые потребительские цены в Канаде*

II кв. 20001,2
III кв. 20001,1
IV кв. 20001,0
I кв. 20011,8
II кв. 20012,3
III кв. 20012,3
IV кв. 20011,8
I кв. 20022,2
II кв. 20022,1

Источник: Standard & Poor’s, DRI-WEFA. — Business Week.

Индекс: 1996 = 124.

Источник: UBS Warburg, The Gallup Organization. — Business Week.

* В среднем за 4 недели.

Источник: Labor Dept. — Business Week.

* Без учета 8 волатильных цен.

Изменения в процентах по сравнению с этим же периодом предыдущего года.

Источник: Bloomberg Financial Markets. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK