Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Все на продажу?"

Считается, что «Оскар» — это деньги и ничего, кроме денег. Что же на самом деле значат деньги для «Оскара»?
Улицы Лос-Анджелеса, запруженные «кадиллаками», непременная красная дорожка перед кинотеатром «Кодак», виденные-перевиденные «звезды» (пул голливудских красавиц за последние пять лет не сильно обновился), деланные восторги в зале, наигранные слезы на сцене, Вупи Голдберг, прости господи, в перьях… Это мероприятие вот уже черт знает сколько лет собирает аудиторию, сравнимую с финалом чемпионата мира по футболу, — причем, в отличие от последнего, ежегодно. За это время у любого шоу подобного рода (где, в общем-то, ничего, кроме вскрывания конвертов не происходит) есть все шансы выродиться в безжизненную декорацию и убить к себе всякий интерес. В чем до сих пор состоит сила и притягательность «Оскара» помимо волшебного слова «Голливуд» и праздного обывательского интереса к деньгам и славе?

Главный миф массового сознания относительно «Оскара» напрямую связывает его получение с сумасшедшими деньгами. Миф этот «двусоставный»: с одной стороны, считается, что получение «Оскара» способно принести фантастические дивиденды, а с другой — что само оно требует серьезных вложений (специальный пиар, промоушн и пр.). Как и с любым мифом, с этим на поверку оказывается все далеко не так просто.

Связка «Оскар»-прокат» далеко не однозначна. Нынешняя система проката выстроена так, что успех фильма определяется сборами в первый уик-энд: место, которое после этого он занимает в американо-канадском бокс-офисе, практически стопроцентно означает «попал/не попал». То есть к моменту объявления номинаций прокатная судьба фильма уже практически состоялась — если премия что-то корректирует, то не кардинально. При этом многие вполне успешные фильмы не попадают ни в одну из основных номинаций, как, например, «Крупная рыба» Тима Бертона, чуть не потеснившая в бокс-офисе «Властелина колец». Да и последний вплоть до третьей части не получал ни одной серьезной номинации, а нынешние рекордные 11 — скорее, «по совокупности заслуг». Противоположные же случаи чрезвычайно редки и становятся легендарными, как, например, история с «Бен-Гуром», в 1959 году получившим 11 «Оскаров» и с треском провалившимся в прокате. Конечно, существует так называемый вторичный прокат, и здесь «Оскар» вполне значим, как и магия слова «Оскар» за пределами Америки, — но это все-таки непринципиально. И со всей определенностью сказать, что такой-то фильм благодаря премии заработал столько-то денег, вряд ли возможно.

Не особенно влияет премия Американской киноакадемии и на судьбу режиссеров — будучи структурой иерархической и довольно консервативной, Голливуд, в принципе, не приветствует перепрыгивание через ступени: представить себе никому не известного дебютанта, вдруг получающего «Оскар» за режиссуру, практически невозможно (один из самых больших сюрпризов здесь — нынешняя номинация за режиссуру бразильцу Фернандо Мейреллесу за «Город бога»). Сначала нужно себя как-то показать, чтобы заслужить внимание киноакадемии. Сам, например, великий и ужасный Спилберг среди своих многочисленных «Оскаров» имеет только два действительно значительных — «Список Шиндлера» (лучший фильм, 1993) и «Спасти рядового Райана» (лучший режиссер, 1999).

Кому «Оскар» непосредственно приносит деньги, так это актерам: после его получения совершенно реально ожидать повышения гонорара за следующие роли на пару миллионов. У некоторых начинается прямо-таки головокружение от успехов: Халли Бери, первая чернокожая обладательница «Оскара» за главную роль («Бал монстров», 2001; как водится, не обошлось без политкорректности), тут же заломила такую сумму за один из следующих фильмов (около $20 млн.), что продюсеры просто потеряли дар речи.

Сомнительной оказывается также и вторая часть великого оскаровского мифа (которая особенно популярна, когда приходится объяснять неудачи): «Оскар» можно получить, только если вложить какие-то чрезвычайно внушительные суммы в специальный оскаровский пиар и промоушн. Во-первых, 25% бюджета любой американской картины составляют расходы на промоушн, и продвигают ее, чтобы сначала заработать деньги, а уж потом получить «Оскар» — именно в такой последовательности. Во-вторых, это может быть отчасти справедливо, скорее, по отношению к иностранным фильмам. Для них «Оскар» действительно много значит в прокате, потому как для большинства американцев любое, помимо собственного, кино совершенно неразличимо: что Феллини, что Пупкин — все едино. А «Оскар» все-таки что-то говорит их уму и сердцу. Что же касается попадания в оскаровский шорт-лист, то промоушном занимается компания-дистрибьютор — это уж ее забота, а не создателей фильма. Главное, чтобы не вышло как с «Кукушкой» Рогожкина: купивший ее «Мирамакс» предлагал именно этот фильм выдвинуть от России на «Оскар», берясь обеспечить ему солидную поддержку и продвижение. Наши же настояли на своем, выдвинули «Дом дураков» Кончаловского — и провалились. Конечно, при выборе лучшего иностранного фильма учитывается дюжина разных моментов — в том числе та же политкорректность. Но впарить американцам при каких угодно вложениях откровенную халтуру все-таки невозможно.

Так «Оскар» в итоге разделяет общую судьбу оплотов консерватизма в современном мире: с одной стороны, неизбежный декаданс, энтропия и деградация под влиянием вкусов толпы. А с другой — непоколебимое сопротивление всяческим новомодным штучкам и отстаивание вечных ценностей, пусть и по-голливудски: «кадиллаки», смокинги и роскошные красавицы в бриллиантах. Forever.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK