Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "«Всё обман»"

После 23 лет диктатуры освобожденный Тунис встает на трудный путь демократии. Преодоление прошлого требует времени.   У Тауфика Будербалы нет ничего — ни компьютеров, ни четко сформулированного задания. Зато есть высокая задача: установить справедливость в своей стране. Будербала, невысокий 68-летний мужчина с усами, возглавляет «Комиссию по установлению фактов преступных деяний» режима Зина эль-Абидина Бен Али — диктатора, свергнутого тунисцами 14 января.
   В коридорах здания, где предстоит работать комиссии, Будербалу со всех сторон обступают просители, рассказывают истории — о побоях, нанесенных им сотрудниками госбезопасности, о том, как охранники бывшего президента бросались на них с ножами.
   Будербала бранится, добродушно гонит их прочь, потом поясняет: «У этих людей нет никаких доказательств, ничего — и приходят требовать денег. Просто непостижимо!» И с этими словами скрывается за дверью кабинета.
   Комиссия Будербалы — одна из трех, созданных после падения режима. Все они призваны помочь стране начать новую жизнь: одна отвечает за политические реформы, другая — за раскрытие коррупционных преступлений правившей клики. Третья, которую возглавляет Будербала, расследует, как режим в последние недели своего существования подавлял демонстрации.
   Ей предстоит найти виновных в насилии, выплатить компенсации раненым и семьям погибших.
   Комиссия как бы объединяет в себе прокуратуру и суд, не имея при этом ни полномочий вызывать свидетелей или выносить приговоры, ни даже бюджета. Будербала от этих проблем отмахивается: «Если потребуются деньги, я могу обратиться к премьер-министру. И, пожалуй, мы сможем сотрудничать с прокуратурой, если нужно будет пригласить кого-либо для дачи показаний».
   Все три комиссии расположены в белом высотном здании в самом центре Туниса — еще недавно его занимал банк. Ежедневно с шести утра люди выстраиваются в очередь. У каждого своя история, каждый хочет, чтобы его наконец выслушали.
   Шестидесятилетний Хабиб Рамуни пришел из города Талы, расположенного в 230 км отсюда, в одном из беднейших уголков страны. Под мышкой он держит папку с документами, в правой руке — Уголовный кодекс.
   Коррумпированные чиновники, рассказывает Рамуни, забрали у него 10 га земли. Они поделили власть в Тале между собой, по их прихоти мужчина оказался в тюрьме. На самом деле он продал только часть своего землевладения — право собственности подтверждается документами.
   По всей стране чиновники лишали людей имущества. Как утверждает Хабиб Рамуни, в его Тале и после 14 января все остается по-прежнему. Почти все люди, пришедшие сюда, с ним согласны. Они не верят комиссиям. Рамуни, развертывая планы земельных участков и документы, сетует: он получил от борцов с коррупцией расписку, что показания приняты, и только. «Всё это обман, все эти комиссии только для виду», — возмущается он.
   Тунис дал толчок революциям в арабском мире, но сам впал в оцепенение. Подвижек с реформами нет, жалуются тунисцы, в том числе участники затяжного пикета, разбившие лагерь перед резиденцией премьер-министра.
   В конце февраля в отставку ушло временное правительство Мухаммеда Ганнуши, вызывавшее резкую критику. Сам Ганнуши занимал ответственные посты еще при Бен Али. Новому премьеру, Аль-Баджи Каиду ас-Сабси, 84 го-да — он настолько стар, что нес службу не при Бен Али, а при его предшественнике, Хабибе Бургиба.
   В последние двое суток до ухода Ганнуши в центре столицы Туниса разыгрывались сцены, напоминавшие гражданскую войну. Хулиганы забрасывали полицейских камнями, устраивали поджоги, громили магазины. Сначала национальная гвардия стреляла в воздух, под конец — по всей вероятности — и в толпу, погибло не менее четырех человек. Вскоре после событий появились первые конспирологические гипотезы: возможно, молодежь кто-то финансировал? Кто? Органы госбезопасности? Или это генерал Рашид Аммар, командующий армией страны, все же решился пойти на захват власти?
   Тунису нужна новая конституция, новая политическая система. Пока еще в силе старые законы — это одна проблема. Вторая, пожалуй, еще большая — расследование наиболее вопиющих беззаконий. Бен Али установил слежку за собственным народом, угнетал граждан, политических оппонентов пытали, клика диктатора присваивала себе все, что только могла.
   Архивы госбезопасности в подвалах МВД все еще под замком. Жертвами пыток до сих пор никто не занимается. И не похоже, чтобы добродушный Тауфик Будербала со своей комиссией смог разобраться с двумя десятилетиями кошмара.
   Но без преодоления прошлого двигаться по пути демократии едва ли возможно. Неужели все произошло преждевременно? Люди в Тунисе перестали верить кому-либо. При Бен Али Будербала был председателем Лиги по правам человека. И что же — «он помогал Бен Али нейтрализовать организации, выступавшие с более жесткой критикой», как утверждает представительница оппозиции Сихем Бенседрин? Или ему просто не хватало мужества, но коллаборационистом он не был?
   Эти вопросы знакомы и Аб-дельфаттаху Амору, председателю другой комиссии, разместившейся на втором этаже. 68-летний адвокат отвечает за расследование фактов коррупции и нецелевого использования средств.
   Три недели назад по распоряжению его комиссии был вскрыт сейф Бен Али во дворце в Сиди-Бу-Саиде. Телекамеры запечатлели метровые штабеля из 500-евровых купюр, золото и бриллианты. Когда Амор демонстрировал общественности сокровища Бена Али, на его руке были замечены дорогие часы. Пользователи социальной сети Facebook не замедлили заподозрить и его.
   В нескольких километрах от белой высотки, в двухкомнатной квартире в центре Туниса, расположено адвокатское бюро Радии Насрауи. Долгие годы хрупкая женщина защищала в суде жертв политических преследований, произвола и насилия.
   Это ей не прошло даром: режим подключил госбезопасность, женщину лишили паспорта. Уже много лет письма до нее не доходят. Мужа, пресс-секретаря запрещенной коммунистической партии, Бен Али в свое время упрятал за решетку. Теперь газеты, совсем недавно называвшие представительницу оппозиции проституткой, жаждут взять у нее интервью. «Смотри-ка, они и правда напечатали мои фотографии, — дивится она. — Это настоящая революция».
   В ее приемной встречаются те, кто больше всех пострадал от прежнего режима. Абделя Латифа Бухиджлу, худощавого мужчину, которому сегодня 41 год, задержали в 1995 году за принадлежность к крохотной группе исламистов. Не один месяц он подвергался пыткам — ему вырывали ногти, окунали голову в воду.
   Другой пример — Науфель Меддеб. Получив образование во Франции, тунисец вернулся на родину и стал заниматься бизнесом; связался с тогдашним министром юстиции. Когда тот отказался оплачивать счет, Меддеб заявил протест в открытом письме. В итоге пять лет предприниматель провел за решеткой, из них четыре в одиночном заключении. Ему было запрещено иметь книги, писать письма, невеста под нажимом органов госбезопасности с ним рассталась. Радия Насрауи убеждена: такими случаями необходимо заниматься незамедлительно. И для этого нужна не комиссия, а особый трибунал. Жертва пыток Бухиджла говорил ей: если не удастся получить компенсацию, то он должен хотя бы вернуть себе гражданские права, паспорт, честное имя.
   Несмотря ни на что, предприниматель Меддеб побывал в «белом доме» комиссий. Папку с документами по его делу приняли на первом этаже, откуда ее переправили в комиссию на втором. Меддебу дали расписку. И это было приятно, говорит он.
   

   ГУМАНИТАРНАЯ КАТАСТРОФА
   События в Тунисе показывают, насколько болезненным может оказаться переход к новому государству, к новой системе. Можно подумать, стране мало своих проблем: наплыв беженцев на границе с Ливией угрожает стабильности в Тунисе. К началу марта в приграничный город Рас-Джедир прибыло свыше 80 тыс. человек, большая часть из них — египтяне или тунисцы. Подручные Каддафи преследовали их, грабили, избивали. Границу переходит до 10 тыс. человек в день, как правило, пешком, это люди, изможденные голодом, доведенные до крайности.
   Правительства Запада выделяют помощь, Красный Крест построил лагеря для беженцев, однако новому Тунису справиться с гуманитарной катастрофой такого масштаба не по силам. К границе уже стянута половина армии, единственного института, которому доверяют большинство тунисцев. Но это означает, что другие районы оголены.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK