Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Все отменяется"

Вопрос об инвестиционной программе «Газпрома» был снят с повестки последнего заседания правительства за два часа до его начала. Это уже никого не удивляет — точно так же слетали с обсуждения десятки тем все девять месяцев работы нового правительства. К концу года кабинет фактически наотрез отказался вообще говорить о чем-либо серьезном.При прошлых правительствах внезапное изменение повестки дня четвергового заседания было сенсацией. А вот кабинет Фрадкова лишь за последнее время отказался обсуждать реформу электроэнергетики, закон о недрах, маршрут строительства нефтепровода из Восточной Сибири. Вместо этого министры слушали доклады про облегченный визовый режим с Италией, безопасность дорожного движения и успехи российской олимпийской сборной. То есть не рассматриваются вопросы, требующие принятия срочных и ответственных решений. А ведь именно для этого, собственно, и нужен кабинет министров. Количество отказов российского правительства принимать решения неуклонно растет месяц за месяцем. К концу года, похоже, кабинет отменил уже все, что мог. Невольно возникает вопрос: а зачем вообще нужно правительство, если есть, скажем, администрация президента?

Когда 5 марта 2004 года представитель России при Евросоюзе Михаил Фрадков был неожиданно для всей страны назначен председателем правительства, страна стала ждать, какой курс наметит его кабинет. Ведь был же, наверное, какой-то грандиозный смысл в том, чтобы вот так взять — «из рукава» — и назначить совершенно «внезапного человека»? Прошло девять месяцев. Курс не родился. А прежний, доставшийся в наследство от кабинета Михаила Касьянова, сохранить не удалось. Что имеем накануне традиционной зимней спячки? Очевидный провал административной реформы и почти очевидный — реформы пенсионной, свертывание либеральных реформ. Еще между весной и зимой председателя Фрадкова cлучился банковский мини-кризис, прошли забастовки противников монетизации льгот. Резко выросли цены на продукты. Капитал побежал из страны. В итоге второе правительство Путина непопулярно, вызывает плохо сдерживаемое раздражение Кремля и недовольство «Единой России».

Запомнился ряд высказываний нового премьера. «Строится некая пирамида…» — так он понял суть административной реформы. «Будем работать на ходу» — девиз нового правительства. «Отступать дальше некуда» — характеристика текущей ситуации в стране. «Корректировать цифры в сторону увеличения» — ключевой метод удвоения ВВП. И наконец, бессмертное: «кольнуть себя иголкой в одно место и очнуться» — про первый пункт экономической программы.

Но перед правительством ставились более серьезные задачи, чем развлечение журналистов. Теоретически — проведение стратегических реформ, забота о стабильности экономики, благоприятном инвестиционном климате и т.п. Удвоение ВВП, наконец. Девяти месяцев довольно для того, чтобы делать первые выводы. Выражаясь языком премьера, что-то к этому времени должно было родиться…

Ничего приличного не родилось. Административная реформа явилась миру уродцем в виде кадровой чехарды с перевешиванием табличек на кабинетах, задержками зарплат и окончательным непониманием рядовыми чиновниками того, что происходит и зачем это. Начатые при прежнем правительстве реформы остановлены под предлогом усталости страны от либеральных экспериментов. Но своей, как сказал Фрадков, «осмысленной экономической программы» у нового кабинета тоже не появилось, если не считать рассуждений о пользе государственных инвестиций, индикативных прогнозов и попыток впрячь перепуганный бизнес в государственно-частное (именно в такой последовательности) партнерство.

Хотя либеральную вывеску с дверей Белого дома не свинтили. Стратегию Германа Грефа — экономическую программу первого президентства Путина — формально не отменили. Но как минимум печальная судьба реформ естественных монополий показывает: «заканчивается волынка» с рыночными преобразованиями. Реформа РАО ЕЭС заторможена. О либерализации рынка газа, которая обещана Евросоюзу в обмен на членство во Всемирной торговой организации, похоже, можно забыть надолго.

Правительство Фрадкова готовит новую среднесрочную программу. В ней уже не говорится о вреде естественных монополий, сказано лишь, что «ревизии подлежит не стратегическое направление, а формат реализации реформ». Главным индикатором успешности социальноэкономического развития страны провозглашается, естественно, удвоение ВВП за 10 лет.

Но за девять месяцев премьерства Фрадкова шансы удвоить российский валовой продукт стали еще призрачней, чем год назад, когда президент впервые поставил такую задачу. Темпы роста падают. Минэкономразвития впервые за последние годы снизило прогноз роста ВВП (до 6,8% в этом году). Инфляция, по официальным оценкам, будет на 1,5% выше запланированного уровня. Капиталы, вместо того чтобы вкладываться в производство, страдающее от дефицита инвестиций, уходят из страны — за десять месяцев отток составил $9 млрд.

С повышением качества жизни населения, бессмертной стратегической задачей российских властей, тоже все не слава богу. Монетизация льгот отозвалась невиданной волной забастовок (в октябре прошло 7 тыс. акций протеста) и заложила в бюджеты регионов бомбу замедленного действия, которая неминуемо взорвется следующей весной. Тогда Минфину может быть уже не до рассуждений о том, куда лучше потратить средства Стабилизационного фонда.

На этом безрадостном фоне «Единая Россия», девять месяцев назад поддержавшая кандидатуру Фрадкова, заявляет о переходе в оппозицию правительству. Вряд ли власти таким хитроумным способом решили поиграть с народом в плюрализм. Скорее, правительством недовольны. И всерьез.

Есть по нынешним временам верный индикатор настроений «высших слоев атмосферы» — Центральное телевидение. Так вот, камеры Первого канала, канала «Россия», НТВ и ТВЦ все меньше жалуют премьера. По сравнению с мартом 2004 года количество упоминаний о нем на федеральных телеканалах сократилось в четыре раза. Да и газеты и журналы в ноябре писали о Фрадкове уже в два раза меньше, чем в апреле: 700 упоминаний против 1368. На этом фоне пиарщиков больше всего удивляет беспрецедентная в последнее время медийная активность спикера Госдумы. Лидер «единороссов» Борис Грызлов появляется в новостных выпусках федеральных телеканалов в два раза чаще, чем действующий премьер.

Удар по штабам

Прозвучавшая на пятом съезде ЕР критика в адрес правительства, на удивление, оказалась достаточно жесткой. Борис Грызлов фактически озвучил новую модель взаимоотношений партии и кабинета министров. Во-первых, по его словам, «мы не можем рассматривать действующий кабинет как партийное правительство». Во-вторых, ЕР «не может в полной мере нести ответственность за действия кабинета». И в-третьих, «партия парламентского большинства имеет полное право предъявить самые жесткие требования к правительству в целом, а также к отдельным его членам».

Как признал один из сотрудников администрации президента, само правительство «повело себя некорректно». «Они привыкли действовать по принципу «никуда вы не денетесь — все равно все примете» и в последнее время стали явно злоупотреблять лояльностью депутатов». При этом министры занимают слишком бескомпромиссную позицию по законопроектам, представляющим политический интерес для партии. Так, вительством по поводу увеличения МРОТ. «Год назад ЕР заявила, что подтягивание МРОТ до уровня прожиточного минимума — ее программная цель. Накануне выборов в правительстве сказали: «Хорошо, поможем». Теперь, когда фракция просит поднять размер МРОТ до 900 рублей, правительство заняло жесткую позицию: ни за что!» — делится обидой один из влиятельных «единороссов». По словам другого видного «единоросса», «такое впечатление, что они уже привыкли иметь дело с шавками, привыкли, чтобы перед ними на коленях ползали и ни на что конструктивное просто не реагируют».

Без согласования с Кремлем атака ЕР на правительство вряд ли состоялась бы. По признанию одного влиятельного депутата-«единоросса», на состоявшейся накануне съезда встрече фракции с президентом Путин был проинформирован о намерении партийцев «дать залп по правительству». И, судя по всему, не стал возражать. Возможно, президент исходит из того, что кабинет Фрадкова был, есть и будет техническим. А значит, пригодным для самого разного употребления. И как правительство непопулярных реформ, и как объект для конструктивной критики, и как команда «мальчиков для битья».

Один из лидеров ЕР, вице-спикер Госдумы Олег МОРОЗОВ рассказал обозревателю «Профиля» Владимиру РУДАКОВУ, как партия может влиять на правительство. И как не может.

«Профиль»: На съезде ЕР прозвучала довольно резкая критика правительства. Могли бы вы в одно предложение сформулировать разницу в подходах партии и правительства?

Олег Морозов: Это противоречие между технократическим и политическим подходами к тому, что сегодня происходит в обществе. Правительству не хватает социально ориентированного, политического взгляда: голый расчет и интересы экономики доминируют при позиционировании кабинета министров по тем или иным вопросам. Мы же более остро ощущаем разницу между формально справедливыми заявлениями о том, что происходит экономическая стабилизация, и субъективными самоощущениями граждан…

«П.»: Каким образом вы можете повлиять на ситуацию?

О.М.: Мы считаем непродуктивным решение проблем по праву политической силы. Продавливать решения, по которым мы с правительством не согласовали позиции, только за счет того, что мы контролируем Думу, на наш взгляд, неконструктивно. Но мы готовы оказывать давление на правительство и добиваться согласования позиций. Продавливание решений приведет к тому, что принятые законы не получат финансового обеспечения. Давление выгоднее: оно заставит министров искать решение тех вопросов, которые мы ставим.

«П.»: Каковы механизмы давления партии на правительство?

О.М.: Те же дискуссии, которые мы ведем в различных рабочих группах.

«П.»: То есть сила убеждения…

О.М.: Да. Кроме того, давление через думские комитеты при обсуждении поправок к законам…

«П.»: Принятие решений вопреки воле правительства исключено? Вы будете до последнего согласовывать позиции?

О.М.: Есть два варианта работы Госдумы с правительством. Первый — совместная работа над законами. Так мы работали с законом о льготах: благодаря позиции депутатов он претерпел серьезные изменения. И второй вариант — закон об ограничении потребления пива, который мы приняли вопреки мнению правительства. В этом случае политическая целесообразность оказалась для Думы важнее.

«П.»: Почему вы не предлагаете президенту создать партийное правительство?

О.М.: Во-первых, мы предлагали. А вовторых, сформировать правительство, скажем, по итогам этих выборов было бы просто невозможно. Все дело в том, что партийно-политическая система в России еще не сформирована. Не случайно поэтому, что ЕР появилась как партия, интегрирующая внутри самой себя самые разные идеи: и те, которые правее центра, и те, которые левее. А став правящей, вынуждена одновременно проводить как реформы, целиком и полностью соответствующие рыночной стратегии, так и преобразования, которые традиционно обеспечиваются левым, социал-демократическим флангом. Это происходит не оттого, что ЕР не способна к политической идентификации — просто партийно-политическая система так устроена. Возникает вопрос: может ли правительство в этих условиях быть партийным?

«П.»: Три члена ЕР являются министрами. Может ли случиться так, что партия отзовет их из правительства, будучи недовольна работой кабинета?

О.М.: В этой ситуации нам гораздо проще поступить подругому: не отзывать своих членов, а поставить вопрос о доверии правительству.

«П.»: ЕР может поставить вопрос таким образом?

О.М.: Теоретически — может. На практике, думаю, нет: есть механизм постоянной корректировки наших взаимоотношений. Кроме того, есть президент. Мы — пропрезидентская партия. Президент фактически формирует правительство, и, если конфликт заходит далеко, он вправе изменить состав кабинета.

«П.»: К тому же вотум недоверия правительству будет означать вотум недоверия президенту…

О.М.: Именно потому, что президент ответствен за формирование этого правительства, я думаю, такой сценарий маловероятен. И если все-таки реализуется, то только в результате согласованных действий президента и думского большинства.

ЕЛЕНА КОРОП, ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK