Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Все Шишкины проданы"

 

Перед началом любой драмы в театре звучат три звонка. Первый для российских антикваров уже прозвучал: с 1 января 2004 года отменили 20-процентный налог на ввоз культурных ценностей в Россию. Это значит, что ввозить из-за границы антиквариат, купленный на западном аукционе, стало выгоднее, чем раньше. «После принятия этого решения в Россию было ввезено более 5 тыс. культурных ценностей», — отмечает заместитель руководителя Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия Анатолий Вилков. (Для сравнения: весь фонд Русского музея составляет около 400 тыс. экспонатов.)

Второй «звонок» был отчасти следствием первого: летом в Галерее искусств Зураба Церетели прошел Московский Международный салон изящных искусств, который потряс российских антикваров. Еще бы: 26 галерей из Франции, Швейцарии, Великобритании, Бельгии, США привезли в Москву сотни шедевров, каких у нас нет даже в музеях: Фрэнсиса Бэкона, Питера Брейгеля Младшего, Клода Моне. Продаж в Москве не проводили, но все желающие могли купить выставленные предметы в Европе, а потом привезти в Россию, не платя 20% налога. «Салон в Галерее Церетели прозвучал как удар колокола для тех игроков, кто настроен на лидерство на российском антикварном рынке, — считает гендиректор Государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО Евгений Зяблов. — Приехали люди, у которых безмерное количество денег и предметов высочайшего уровня. У нас же за любой предмет идет битва. В основном у российских антикваров остались лишь художники второго ряда в ценовой нише до $100 тыс.».

В самом деле, чем торговать российскому антиквару? Традиционно дорого стоили картины Ивана Айвазовского. Вот и в этом году на Салоне больше всего просили за работы именитого мариниста: «Закат. Мельницы» — $800 тыс., «Парусник в бурю» — 900 тыс. евро, «Пейзаж с волами» — 1300 тыс. евро. Год назад константинопольский пейзаж Айвазовского был продан на Sotheby’s за казавшуюся тогда фантастической сумму — $588 тыс.

До сих пор «золотой фонд» — русская живопись XIX века, за которой шла настоящая охота, — выручал. Но сегодня «все бабушки продали своих Шишкиных, а те люди, которые их приобрели, не собираются с ними расставаться, — поясняет международный консультант по инвестициям в искусство Ана Маричевич (Ана больше 9 лет работала в Брюсселе, Лондоне, Москве — в транснациональных корпорациях, а также в McKinsey & Company. — «Профиль»). — В результате спрос на антиквариат повысится, а предложение уменьшится — и цены закономерно вырастут».

Еще один недавний «хит продаж» — дорогой авангард первой трети XX века — тоже иссяк. На Салоне можно было увидеть относительно дешевые работы Петра Кончаловского («Грибы» предлагали за $70 тыс.), Бориса Анисфельда («Прошлая слава» — $130 тыс., «В цирке» — $120 тыс.), Давида Бурлюка («Цветы в круглой вазе» — $25 тыс., «Маруся в парке» — $15 тыс.). Кроме того, с авангардом в последнее время коллекционеры не хотят связываться. «Авангард сейчас — очень опасная область, — объясняет Маричевич. — Классическое искусство труднее подделать, чем авангардное, где краски по составу ближе к современным. Технологическая экспертиза дает мало, главным критерием остается искусствоведческая. Но глаз эксперта субъективен, поэтому стопроцентной уверенности в том, что вещь подлинная, — нет».

Скоро ли прозвучит третий «звонок» для российских антикваров?

«Иностранцы придут на наш рынок в течение трех лет, — предполагает Евгений Зяблов. — Они уже думают об открытии галерей. И они займут положение топов на российском рынке. У них репутация — десятки лет. Подозреваю, что многие наши антиквары пока не понимают, что по ним звонит колокол»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK